В Щекино 7-летняя девочка скрывала истинного педофила и оговорила 13-летнего парня

Факт насилия вскрылся только после обнаружения у девочки венерической болезни.

На днях стало известно о возбуждении в Тульской области уголовного дела в отношении мужчины, растлившего 7-летнюю дочь своей сожительницы. Об этом на своей странице сообщила региональный уполномоченный по правам ребёнка Наталия Зыкова.

Родственники еще за 1,5 года до случившегося пытались обратить внимание местных органов соцзащиты на неблагополучную семью, где жила девочка.

Кореспондент встретился с двоюродной тетей малышки, которая рассказала о матери ребенка и о том, в каких условиях она воспитывала своих детей (имена героев истории изменены).

Подозрения, что 7-летняя Катя больна, появились у бабушки (матери Ирины). Внучка ночевала у нее. Перед сном помогая ей раздеться, чтобы принять душ, женщина заметила на белье ребенка выделения. На следующий день они отправились в гинекологу. Тот, осмотрев ребенка, рекомендовал обратиться к… венерологу. Венеролог поставил диагноз «гонорея».

Первоначально начали проверять вероятность заражения ребенка бытовым путем – поскольку признаков лишения девственности не было. Проверили всех взрослых, кто контактировал с ребенком, но ни у кого ЗППП не обнаружено.

Стали выспрашивать у самой Кати. Она сначала отнекивалась, а потом заявила, что у нее был сексуальный контакт с 13-летним сыном Ольги – ее двоюродной тети, у которой она в июне ночевала. Якобы тогда все и случилось. Но обследование парня не подтвердило версию девочки.

У родственников не осталось сомнений: во всем виноват Иван –сожитель матери девочки. Но он уехал в неизвестном направлении. На тот момент родственники уже обратились в правоохранительные органы.

Только под давлением стражей порядка Ирина позвонила Ивану. Соврала, что ее выгнали из дома, забрали детей и ей некуда идти. И только так смогла узнать о том, где он находится.

Вскоре Иван был задержан. Сейчас следователи устанавливают все обстоятельства совершенного преступления.

Выяснить, когда именно он развратил девочку, пока не удалось. Но судя по запущенности заболевания на момент обнаружения, родственники предполагают, что произошло это еще весной.

Родственники на данный момент не заметили в поведении ребенка изменений. Она не замкнута, общительна. В этом году пошла в первый класс. Но обстоятельства произошедшего с ней не раскрывает: возможно, Иван запугал ребенка.

ПРЕДЫСТОРИЯ

Ирина развелась мужем четыре года назад. Женщина регулярно приглашала подруг к себе домой, без алкоголя посиделки не обходились. Пьющая жена мужчину не устраивала. После развода на воспитании у Ирины осталась дочь Катя и сын Егор, на которых она получала алименты.
Через какое-то время после развода Ирина познакомилась с Иваном, на тот момент он находился в колонии, где отбывал наказание за изнасилование. Мать и отец заявили дочери, что против такого «жениха».




– Мы ей говорили: «Подумай, зачем он тебе нужен? Сидел за изнасилование, а у тебя дочь!» Но она уверяла, что он ни за что не тронет ее ребенка, – рассказывает Ольга, двоюродная сестра Ирины.

Ирина регулярно выпивала. Мать с отцом, устав от этого, выставили ее из квартиры. С жильем помогла Ольга, у которой была комната в общежитии.

– Как бы я не относилась к Ирине, мне жалко было детей, поэтому и решила ей помочь, – продолжает Ольга. – Но, по сути, это ничего не изменило. Алименты она получала приличные, около 20 тысяч рублей, но на детей их не тратила. На каждый праздник то я, то бабушка с дедушкой одевали детей на утренники, за детский сад она не платила. Да и за детьми не следила: часто они были грязными, голодными. А сколько раз им вшей выводили!

По словам Ольги, деньги, которые Ирина получала на детей, почти сразу переводила своему возлюбленному Ивану, который еще мотал срок. В январе 2016 года Иван освободился из мест лишения свободы и приехал в свой родной город Курск. Ирина собралась к нему, но все были против. Бывший муж, узнав об этом, забрал сына к себе.

– Ирина сказала матери, что едет в Тулу в больницу, оставила Катю ей. А сама поехала к Ивану в Курск. Вернулась только через месяц вместе с Иваном и заявила, что беременна от него. Я, естественно, была против, чтобы он жил в моей комнате. Семья съехала на съемную квартиру.

Родственники уже тогда забили тревогу и стали обращаться в органы опеки и соцзащиты Щекино: женщина сожительствует с уголовником, ведет асоциальный образ жизни, не работает, за детьми не ухаживает. Сотрудники отдела опеки выходили несколько раз с проверкой по месту жительства Ирины, но каждый раз нарушений не находили.

– Мы пытались, как могли, привлечь внимание к проблемной семье. Но ничего не получалось. Можно же было предотвратить ситуацию! – возмущается Ольга.

В июне 2016 года Ирина родила третьего ребенка. Вскоре после родов ее стали замечать в компании с Иваном. Они ходили по улицам Щекино, собирали металл. При этом детей с ними не было.

– Значит дети были дома одни, потому что она не просила ни мать, ни меня приглядеть за ними. Ну как может на тот момент 6-летняя девочка сидеть с грудничком? Мы и по этому поводу обращались в отдел опеки. Но никаких действий не последовало.

Кроме этого, по словам Ольги, в отношении Ирины ведется проверка по факту обналичивания материнского капитала, полученного после рождения второго ребенка.

– Она вместе с Иваном купила в Курске дом-развалюху за счет материнского капитала, а за счет регионального маткапитала  приобрела ржавую машину. В чьей собственности все это находится и законны ли траты, сейчас проверяют правоохранительные органы, – добавила Ольга.

 

Уполномоченный по правам ребенка в Тульской области Наталия Зыкова:

– В настоящее время ребенок находится в безопасности, подозреваемый арестован. Ребенку сейчас оказывается психологическая помощь. Одно пока успокоило, что следов изнасилования нет. Родственники добиваются ограничения в родительских правах матери, у которой на воспитании еще 2 детей. Теперь она утверждает, что не знала о насилии сожителя над ребенком, хотя вместе с ним и вела асоциальный образ жизни, и скрывала его местонахождение от органов, когда он находился в розыске. Сейчас навещает его в СИЗО. Мало того, еще я выясняю, что с материнским капиталом, так как нет ни капитала, ни жилья (есть подозрение, что она обналичила его). А вот действиям или бездействию субъектов профилактики еще придется дать оценку! По материалам КДН, где стояла семья на учете, ничего крайне плохого о семье не могут сказать.

На данный момент Катя живет у бабушки, ее брат – у папы. На воспитании у Ирины остался сын. Мальчику исполнился год.

 

 

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, оставьте свой комментарий.
Пожалуйста, введите свое имя здесь