Главная / Финансы / Перехитрить эволюцию. Поможет ли изменение конституции российской экономике

Перехитрить эволюцию. Поможет ли изменение конституции российской экономике

Фото Дениса Гришкина / Ведомости / ТАСС

Глава КС РФ Валерий Зорькин в своей недавней статье предложил решить целый ряд экономических и социальных проблем исправлением конституции. Но так ли виноват основной закон в текущем положении страны и граждан?

Недавней статье председателя Конституционного суда Валерия Зорькина о необходимости конституционных преобразований было уделено незаслуженно мало внимания. Очень может получиться так, что этот текст станет если не манифестом реформ, то по крайней мере заявкой на формирование общественной повестки на годы вперед, которая определит содержание повседневной жизни россиян на протяжении нынешнего президентского срока.

Зорькин предложил лечить социальные язвы исправлением конституции, в чем, конечно же, есть определенный здравый смысл. Действительно, разделение полномочий органов власти, система сдержек и противовесов, заложенные в основном законе, фиксируют реалии начала 1990-х, когда потребности страны состояли в выживании, консолидации и построении новых социальных структур на развалинах СССР.

Сегодня, 25 лет спустя, этап построения новой системы общественных отношений в России можно считать в основном завершенным, что и вызывает потребность в реформировании конституции под новые задачи и вызовы. К таковым Валерий Зорькин относит бедность и имущественное неравенство, которое сегодня не меньше уровня 1917 года, ощущение несправедливости в распределении благ, недостаток социальной защиты, низкие зарплаты и несправедливую приватизацию, а также угрозу искусственного интеллекта для рабочих мест. Словом, Валерий Зорькин может повторить вслед за Радищевым: «Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человечества уязвлена стала».

Здесь, однако же, необходимо внести некоторые исправления в ход рассуждений Зорькина. Во-первых, опасность для общественной устойчивости представляет не неравенство, а бедность тех, кто находится внизу имущественной пирамиды. Бедность всегда относительна, и если самые обездоленные обеспечены основным набором благ, составляющих стандарт потребления, — им не столь важно, какой длины яхта у самого богатого миллиардера. То есть бороться надо не с неравенством, а с бедностью в нижней части пирамиды доходов. А это, согласитесь, две разные задачи с разными инструментами достижения поставленных целей. Сразу скажу, что отнять и поделить — простое, очевидное, лежащее на поверхности, но все-таки неправильное решение, не спасающее общество от недовольства масс.

Во-вторых, Россия действительно не слишком богатая страна. Но и не бедная. По классификации ООН, Россия уже несколько лет входит в группу стран с очень высоким уровнем социально-экономического развития — по этому показателю в последнем рейтинге она занимает 49-е место из 188 государств и территорий. Так что не надо преувеличивать размер бедствия вслед за юношами и девушками из аристократических семей, которые в свое время из окна кареты увидели народные страдания, ужаснулись и ушли в народовольцы спасать сирых и убогих — с известным результатом. К сожалению, неверное целеполагание не приводит ни к чему, кроме накопления бед и страданий.

В-третьих, от чего Россия действительно страдает, так это от низкой производительности труда, которая, в свою очередь, определяется недостаточным предложением современного образования на рынке образовательных услуг, отсутствием культуры частной инициативы и креативности, а также низкими стандартами качества жизни в сочетании с высоким уровнем удовлетворенности условиями собственного существования среди большинства россиян.

Изменить эту ситуацию может только время, усвоение новых стандартов качества жизни молодыми поколениями в сочетании с освоением новых знаний и производственных навыков. Это задача на десятилетия, и принципиально ускорить процесс не получится, потому что смена картины мира в головах людей может быть прочной, только если она происходит не быстро. Собственно, именно поэтому я не верю в существенное ускорение роста российского ВВП в ближайшие годы. Сегодня в нашей стране я не вижу серьезного спроса населения на быстрый рост российской экономики, так что потолок страны по среднегодовым темпам роста ВВП — около 2-3%.

Низкие темпы роста экономики и проблемы в стране часто связывают с внешними санкциями, и Валерий Зорькин повторяет это мнение, но, по моему мнению, основные причины торможения экономического роста лежат внутри страны, а не за ее пределами. Поэтому влияние санкций на экономическое развитие России я не стал бы переоценивать.

А теперь о той полезной повестке дня, которая содержится в статье Валерия Зорькина. Председатель Конституционного суда говорит о необходимости развития конкуренции среди политиков при условии, что все они работают на развитие страны и ее благо. Речь идет о создании устойчивой пары «парламентское большинство — парламентская оппозиция», которая даст возможность амбициозной молодежи реализовать себя в политике на разных уровнях власти. Сюда же ложится второе важное предложение Зорькина — посмотреть на полномочия местных органов власти с целью их возможного расширения.

Собственно, я ожидал подобного текста сразу после того, как стали известны результаты сентябрьских региональных выборов. Они характеризовались подчеркнутой чистотой, что должно снять все вопросы о доверии к выбранным кандидатам и органам власти, а также отступлением партии власти — иногда, на мой взгляд, намеренным.

Здесь мы видим ясный сигнал обществу: вы выбрали этих мэров, депутатов, губернаторов, выборы честные, это действительно ваши избранники, а теперь заставьте их работать и работайте с ними вместе для решения местных задач, куйте сами свое счастье. Этим фокус общественной жизни переносится с верхнего на местный уровень одновременно с допуском активистов к местному управлению. Последнее, собственно, и должно дать ответ, кто из них реальный активист, кто профессиональный провокатор, а кто — городской сумасшедший.

Помимо тактической задачи «выпускания пара», развитие местного самоуправления и представительства на федеральном уровне решает стратегическую задачу увеличения гибкости общественных структур и повышения экономических свобод, без которых невозможно ускорение экономики.

Но тут, однако, есть проблема, о которой Валерий Зорькин не сказал ни слова. Усовершенствование общества требует десятков или сотен тысяч новых чиновников, способных отличить угрозу конституционному строю от допустимой и неопасной политической свободы и свободы предпринимательства. То есть нужны люди, способные ограничить собственное право «не пущать» ради общественного блага. На Западе управленческие элиты, способные на такое, формировались последние два столетия. И нам того не миновать — для создания качественно новых управленческих элит требуются отличное образование и десятилетия изменений в массовом сознании. Так что для воплощения в жизнь идей Валерия Зорькина нам всем придется ускориться с изменениями в менталитете.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*

Подробнее в Финансы
Оборонный бюджет. Правительство вольет в капитал Промсвязьбанка 25 млрд рублей

Фото Евгения Разумного / Ведомости / ТАСС Промсвязьбанк будет докапитализирован до конца 2018 года еще на 20 мллрд рублей в...

Страх перед рецессией. Станет ли обвал американских акций началом кризиса

Фото Spencer Platt / Getty Images Падение фондового рынка США напугало инвесторов и заставило звучать громче предсказания о грядущей рецессии....

Закрыть