Эрдоган обрел неограниченный контроль над экономикой

0
136

Эрдоган обрел неограниченный контроль над экономикойУглубляющийся финансовый кризис в Турции подтолкнул президента Эрдогана к неожиданным мерам борьбы с ростом цен и бегством капитала. 12 сентября он подписал указ, который предоставляет ему фактически неограниченный контроль над экономикой.

Эрдоган назначил себя главой Турецкого фонда благосостояния (TVF), в портфеле которого государственные активы на $200 млрд, а своим заместителем — зятя, а также министра финансов Берата Албайрака. Взяв на себя руководство структурой, которая контролирует стратегические государственные компании, Эрдоган получил исключительную власть над национальной экономикой.

Созданный в августе 2016 г. в условиях чрезвычайного положения TVF имеет доли в таких государственных гигантах, как Ziraat Bank, оператор трубопроводов BOTAS, нефтяная компания TPAO, Национальная почтовая служба, Стамбульская фондовая биржа, компания спутниковой связи TURKSAT, Национальная лотерея, Turkish Airlines, Halkbank и Turkish Telekom.

Суверенные фонды, как правило, создаются странами с профицитом бюджета для резервирования средств на инвестиции в интересах своих граждан и экономики. В число наиболее известных суверенных фондов мира входят богатые нефтью Норвегия и страны Персидского залива. Что касается Турции, то она не может похвастаться ни бюджетным профицитом, ни доходами от энергоносителей, пишет в Al Monitor турецкий журналист Фехим Тастекин.

Почему Эрдоган решил встать во главе фонда, который уже находится под контролем правительства?

Во-первых, как указывает оппозиция, новая структура выводит ключевые экономические и финансовые активы Турции из сферы общественного контроля.

Во-вторых, средства фонда можно будет использовать для заимствования для преодоления усиливающегося финансового кризиса. Турции необходимо занять на внешнем рынке как минимум $230 млрд для нормальной работы экономики в ближайшие 12 месяцев.

Изданный в декабре прошлого года законодательный декрет разрешил TVF заимствовать и передавать долг. Для чего нужен был этот шаг, если министерство финансов уже могло это делать? Дело в том, что Минфин связан определенными правилами, включая утверждаемый парламентом бюджет, в то время как TVF юридически является компанией, то есть имеет большую гибкость и освобождена от государственного аудита.

Теперь фонд может секьюритизировать доходы фирм из своего портфеля и заимствовать столько, сколько хочет у любого кредитора. Компании в TVF могут передавать свои долги в созданные фондом фирмы. Другими словами, структура, а значит, и Эрдоган, получает полномочия Минфина в вопросах внутреннего и внешнего заимствования. Именно поэтому фонд часто называют «параллельным Минфином».

Решение Эрдогана взять под контроль TVF возмутило оппозицию. Кемаль Кылычдароглу, лидер оппозиционной Республиканской народной партии (РНП), написал в Twitter: «Какое государство! Президент назначает себя главой фонда благосостояния, а зятя — своим заместителем. Возглавляемый им фонд находится вне бюджета. Счетная палата и парламент не могут проводить ревизию фонда».

Пресс-секретарь РНП Фаик Озтрак, в прошлом заместитель министра финансов, с иронией заметил, что Турция скатывается в «лигу династических государств-банкротов».

«Как местные и иностранные инвесторы будут доверять Турции, если президент назначил себя главой фонда? Кто будет его проверять?» — спрашивает Озтрак.

Помимо размера самого TVF, не менее важным является объем средств, которые он создаст. В первые дни TVF пропрезиденитская пресса нарисовала радужную перспективу, согласно которой «как только активы фонда достигнут $200 млрд, он сможет создавать фонды до $1,2 трлн за счет выпуска облигаций и долговых ценных бумаг, причем без отчуждения этих активов».

Точная стоимость компаний, переданных в фонд, до сих пор неизвестна. В феврале 2017 г. заместитель министра финансов Осман Челик заявил, что общая стоимость активов была $160 млрд. С тех пор их цена, возможно, достигла $200 млрд. Таким образом, основными проблемами фонда являются отсутствие транспарентности и излишняя политизированность.

Турция не понаслышке знает, как внебюджетные фонды могут выйти из-под контроля. Подобные фонды получили широкое распространение в 1980-х г., когда премьер-министром был Тургут Озал. Вспоминая те годы, экономист Бахадир Озгур предупреждает, что «подобные фонды могут стать опасным инструментом в руках правительства».

«Озал был изобретателем внебюджетных фондов. Он создал их для своих крупных инфраструктурных проектов, для того чтобы избавиться от бюджетных и правовых ограничений для заимствования», — говорит Озгур.

После того как партия Озала потеряла власть в 1991 г., стало известно, что почти все средства 11 фондов направлялись на гигантские популистские инфраструктурные проекты, а через них — бизнесменам и подрядчикам, близким к власти или родственникам политиков.

Однако во времена Озала механизмы общественного контроля Турции, включая парламент, были более эффективными, чем сегодня. На фоне неограниченной власти Эрдогана, а также роста непрозрачности и кумовства в экономике, опасения по поводу будущего TVF как никогда оправданы.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here