Баррель в цене. Будет ли нефть снова стоить $100

0
103

Фото Getty Images

Цена нефти Brent, похоже, закрепилась в диапазоне $80-90 за баррель. Ее дальнейшая динамика будет зависеть от того, удастся ли Саудовской Аравии и России компенсировать падение экспорта нефти из Ирана, которое должно ускориться в ноябре на фоне вступления в силу американских санкций

Настоящее нередко повторяет прошлое, но иногда является его полной противоположностью. Три года назад цены на нефть падали так же быстро и неожиданно, как сейчас растут, причем главным фактором, который привел к обвалу котировок до локального минимума в $28 за баррель, был Иран. Правда, тогда добыча в Иране не падала, а росла и американская администрация не вводила санкции, а снимала их. Этот пример наглядно демонстрирует, насколько цены на нефть зависят от геополитики и почему они плохо поддаются прогнозированию.

При этом текущая позиция американской администрации выглядит, если выражаться языком дипломатии, крайне непоследовательно. С одной стороны, Трамп вводит жесткие санкции против Ирана, с другой — критикует ОПЕК за высокие цены на нефть.

Нефтяная математика

В сентябре 2018 года добыча нефти в Иране упала на 350 000 баррелей в день по сравнению с тем максимумом, который страна может добывать в соответствии с условиями сделки ОПЕК+ по ограничению добычи, и это притом что санкции формально еще не начали действовать. В октябре-ноябре падение может ускориться и к концу года достичь 1 млн баррелей нефти в день, если не больше, — примерно так же добыча упала во время действия прошлого раунда санкций.

Но производство сокращается не только в Иране. В результате экономического и политического кризиса сильно упала добыча в Венесуэле — стране, которая является крупнейшей в мире по размеру доказанных запасов нефти. В сентябре Венесуэла добывала на 700 000 баррелей нефти в день меньше, чем могла бы по квоте. В итоге общее падение экспорта по Ирану и Венесуэле может составить почти 2 млн баррелей нефти в день. Для сравнения, примерно такой же объем добывает «Лукойл» в России.

В начале года, когда добыча в Иране была на максимуме, а в Венесуэле — только начала сокращаться, общий объем незадействованных мощностей по добыче нефти в мире составлял порядка 2-2,5 млн баррелей в день, включая ОПЕК и Россию. Главный вопрос на сегодня — хватит ли этого для того, чтобы компенсировать падение экспорта из Ирана и Венесуэлы.

Судя по оценкам Fitch Ratings, мощностей хватит, но впритык. При этом и Саудовская Аравия, и Россия будут добывать почти на пределе своих возможностей. Сам этот факт будет нервировать участников рынка и удерживать нефтяные цены на высоком уровне — по крайней мере, до конца года.

При этом желание и Саудовской Аравии, и России нарастить добычу нефти вопросов не вызывает — вопрос в самой возможности. Например, на днях президент Путин заявил, что Россия готова увеличить добычу еще на 200 000-300 000 баррелей в сутки, хотя сделать быстро это вряд ли получится — нужно больше бурить.

В целом Россия и Саудовская Аравия уже увеличили добычу в совокупности почти на 1 млн баррелей в сутки. Желание ключевых стран ОПЕК+ добиться 100%-го выполнения соглашения об ограничении добычи в контексте сегодняшнего дня означает курс на дальнейшее наращивание производства для тех, кто имеет физическую возможность это сделать. Пока же соглашение по-прежнему немного «перевыполняется» (то есть страны ОПЕК в целом снизили добычу сильнее, чем договорились в конце 2016 года) из-за Ирана и Венесуэлы.

Снова дороже $100?

Сценарий, при котором цена на нефть продолжит рост и превысит $100 за баррель до конца года, уже не выглядит таким невероятным. Это может произойти в том случае, если падение добычи нефти в Иране превысит 1 млн баррелей в сутки или если добыча нефти в Венесуэле не стабилизируется.

Кроме того, всегда может случиться что-то непредвиденное, ведь львиная доля нефти в мире добывается в регионах с нестабильной политической обстановкой. Например, повстанцы в Нигерии регулярно подрывают нефтепроводы, из-за чего добыча в стране довольно волатильна.

Но перегрев на рынке нефти чреват проблемами для мировой экономики и вполне может спровоцировать рецессию. Это в том числе было бы крайне нежелательно для текущей американской администрации — рецессия сделала бы переизбрание Трампа на пост президента в 2020 году намного менее вероятным. Эти соображения могут привести к тому, что США будут вынуждены в итоге ослабить санкционное давление на Иран.

Пока на рынке нефти формируется дефицит, несмотря на впечатляющие темпы роста добычи сланцевой нефти: по прогнозам американского Агентства по энергетической информации (EIA), рост добычи в США в 2018 году может составить 1,9 млн баррелей нефти в день (год к году), а в 2019 году — еще 1,3 млн баррелей.

Но этого хватит только на то, чтобы сбалансировать ежегодный рост общемирового спроса на нефть. Несмотря на короткий инвестиционный цикл по сравнению с производителями традиционной нефти, американские компании не могут резко увеличить добычу выше запланированного, для этого нужно несколько месяцев. Кроме того, США сталкиваются с инфраструктурными ограничениями, связанными с возможностью экспортировать добываемую нефть. Для их преодоления также потребуется время.

Что делать России

Если в этом году цены на нефть вряд ли существенно снизятся, то в отношении следующего года, а также в более долгосрочной перспективе неопределенности намного больше.

Добыча сланцевой нефти в США продолжит расти, особенно на фоне высоких цен, а также строительства экспортной инфраструктуры и преодоления «бутылочных горлышек» в системе внутренних трубопроводов.

Высокие цены могут привести к падению темпов роста спроса. Страны Ближнего Востока, в том числе Саудовская Аравия, планируют продолжить инвестиции в расширение производственных мощностей. Наконец, немаловажный фактор, что большинство компаний смогли снизить точку безубыточности и в целом готовы к ценам на нефть в диапазоне $50-60 за баррель. Все эти аргументы в пользу того, почему стоимость нефти может вновь снизиться.

России нужно быть к этому готовой — особенно с учетом нестабильной геополитической обстановки и санкций. Пока российская финансово-экономическая политика является крайне осторожной и продуманной — российский бюджет балансируется при существенно более низкой, чем сегодня, цене на нефть. Для сохранения макроэкономической стабильности важно, чтобы этот подход сохранялся.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here