Лукашенко не «торгует суверенитетом» Белоруссии — он им спекулирует

0
15

Начиная со второй декады декабря, белорусские государственные и оппозиционные масс-медиа начали ежедневно выдавать в информационное поле аналитические и иные материалы, в которых остро обсуждается вопрос независимости и суверенитета Белоруссии.

Такой интерес к данной тематике, которого не наблюдалось в стране многие месяцы, был вызван событиями, произошедшими в белорусско-российских отношениях в свете переговоров по торгово-экономическим вопросам, в первую очередь связанных с поставками российских углеводородов в республику и механизмами компенсации белорусскому бюджету за выпадающие доходы в связи с завершением в РФ налогового манёвра в нефтяной отрасли.

Известно, что последний вопрос на сегодняшний день является чуть ли не ключевым во взаимоотношениях двух стран и должен быть рассмотрен на предстоящей 25 декабря встрече Александра Лукашенко и Владимира Путина.

Минску, несмотря на заявления высших государственных чиновников о том, что экономике страны ничего не грозит даже в случае неполучения вышеуказанных компенсаций, крайне необходимо найти консенсус со своими российским партнерами, так как потери Белоруссии только в следующем году могут составить почти $ 400 млн, а в итоге к 2024 году и вовсе вылиться в $ 10−12 млрд.

Вплоть до декабря 2018 года Минску и Москве удавалось вести переговоры, пока между Путиным и Лукашенко не произошла довольно спорная дискуссия по вопросу о стоимости газа для Белоруссии, в рамках которой президент России заявил, что цена на «голубое топливо» может стать значительно дешевле только в том случае, если страны придут к иному уровню интеграции.

После этого, вице-премьер России Дмитрий Козак на встрече с белорусской делегацией 11 декабря отказался обсуждать компенсацию потерь бюджета республики и предоставление ей скидки на газ «до принятия принципиальных решений о движении в направлении дальнейшей интеграции России и Белоруссии в рамках Союзного государства».

Затем 13 декабря на заседании Совмина СГ премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил, что «решать самые разные вопросы, включая вопросы финансово-экономического взаимодействия, политических консультаций и массу других вопросов» страны смогут только после того, как окончательно решат вопрос о путях дальнейшей интеграции.

При этом глава российского правительства предложил белорусским партнерам определиться: либо все оставить на том уровне, на котором сегодня находится Союзное государство и дальше двигаться по пути расширения сотрудничества в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС), либо начать выполнять запланированные Союзным договором цели, вплоть до создания единого эмиссионного центра, конституции и наднациональных органов.

Эти, а также ряд заявлений российских политиков, например Владимира Жириновского о том, что «наши взаимоотношения рыночные или входите в состав России и получайте низкие цены», вызвали в Белоруссии волну открытого недовольства, главным содержанием которого стали массовые заявления о намерении России лишить белорусское государство независимости.

С одной стороны, с негативной и крайне резкой критикой российских предложений выступили белорусские оппозиционные СМИ и политики, по мнению которых, все заявления Москвы демонстрируют стремление России «инкорпорировать» Белоруссию.

В различных статьях и заявлениях прозападных общественно-политических деятелей вновь стала звучать риторика, схожая с высказываниями их украинских коллег, главным смыслом которой является острое неприятие российской политики, а также призывы защищать независимость страны от имперских замашек Кремля, который якобы вознамерился организовать в союзной республике «аннексию по примеру Крыма».

Кроме того, в ответ на слова Жириновского о том, что «если сейчас провести в Белоруссии референдум о возвращении в состав России — абсолютное большинство поддержит это», некоторые белорусские оппозиционные политики предположили, что нечто подобное в республике рано или поздно и будет сделано.

Так, по мнению бывшего главы прозападной Объединенной гражданской партии Анатолия Лебедько, конфликт между руководством Белоруссии и России «актуализирует вопрос проведения референдума».

«Все правители, в конечном счете, апеллируют к мнению народа. Если в споре не хватает обычных аргументов, можно прибегнуть к проведению референдума», — заявил политик, подчеркнув, что если по итогам инициированного белорусскими властями референдума 70% избирателей скажут, что они против усиления интеграции с Россией и не хотят входить в ее состав, то Лукашенко всегда сможет использовать эти результаты в переговорах с Путиным.

При этом он и ряд иных общественно-политических деятелей сегодня считают, что большинство белорусов обязательно выскажутся против углубления интеграции с Россией, предпочтя ухудшение уровня жизни включению Белоруссии в состав РФ. Более того, на различных оппозиционных сайтах, а также в соцсетях стали проводится импровизированные соцопросы о том, желают ли белорусы стать частью России, по итогам которых делается единственный вывод о том, что никакой дальнейшее интеграции белорусское общество не приемлет.

Однако при этом отмечается, что «опросы в крупных белорусских пабликах в разных социальных сетях за вхождение в состав РФ в принципе показали такие же результаты как и опрос НИСЭПИ (Независимый институт социально-экономических и политических исследований, закрытый белорусскими властями — Ред.) в 2016 году — 29% проголосовали бы на референдуме за вхождение в состав РФ» и это «слишком много».

Подобные заявления, в условиях отсутствия социальной базы у местной оппозиции, призваны создать видимость борьбы оппонентов белорусского режима против российской политики в отношении Белоруссии и создать иллюзию единства их целей и целей большинства белорусского общества.

С другой стороны, масла в огонь подливают официальные заявления чиновников и высшего руководства республики, транслируемые государственными СМИ. Так, в течение двух недель Александр Лукашенко несколько раз на различных мероприятиях заявил о том, что поступаться независимостью и суверенитетом он не собирается ни при каких обстоятельствах. По словам белорусского лидера, «если нас хотят поделить на области и впихнуть в Россию — этого не будет никогда», а «суверенитет для Белоруссии — это святое».

«Хочу спросить у своих коллег, у руководителей России — к чему весь этот шум, какие цели и что Россия в данном случае хотела бы от нас?» — заявил Лукашенко 14 декабря во время встречи с российскими СМИ в Минске, добавив, что «если это во имя объединения народов, если это цель настоящая, давайте обсуждать». Позже слова белорусского лидера фактически повторил и министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей, по словам которого, «Белоруссия должна оставаться независимым и суверенным государством».

«Об этом суверенитете и независимости мы мечтали, думали на протяжении многих-многих веков. В нашей новейшей истории мы добились этого, поэтому мы должны и дальше работать над укреплением суверенитета. Понятно, что, как говорит президент, это дорогого стоит. Но мы должны понимать это и должны сделать так, чтобы каждый вносил вклад в процесс укрепления нашей независимости, суверенитета и территориальной целостности, — подчеркнул он после торжественной церемонии поднятия флага МИД Белоруссии 20 декабря.

Примечательно, что некоторые СМИ напрямую связали это заявление со словами Дмитрия Медведева, сказанными на заседании Совмина Союзного государства, хотя никаких прямых или косвенных намеков со стороны главы белорусского МИДа озвучено не было. Более того, как было официально заявлено в Кремле, сегодня никто, в том числе и Медведев, и не ставит вопрос о включении Белоруссии в состав России.

Как заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, «вопрос возможного объединения РФ и Белоруссии в единое государство, которое после 2024 года мог бы возглавить Владимир Путин, не стоит на повестке дня». «В такой формулировке эта тема не стоит на повестке дня, она не обсуждалась, об этом не идет никаких разговоров», — отметил Песков. Но, не смотря на это, местные чиновники всех рангов не преминули отметиться по этому поводу своими замечаниями, порой даже на грани радикализма.

Например, депутат Палаты представителей белорусского парламента и автор готовящейся к изданию работы «История белорусской государственности» Игорь Марзалюк на встрече с активом Белорусского республиканского союза молодежи заявил, что «всякий, кто отрицает факт существования белорусской нации и культуры, — он вне конституционного периметра, он должен объясняться в других местах почему».

Необходимо отметить, что подобные заявления белорусских чиновников и оппозиционных лидеров не новы, так как спекуляция на теме независимости республики продолжает оставаться одним из излюбленных инструментов игры местной политической элиты. Как правило, и те, и другие заявляют о необходимости защиты суверенитета страны в тех случаях, когда возникает необходимость либо обосновать позицию Белоруссии на переговорах с Россией, либо создать некий образ внешнего врага, на фоне которого белорусскому обществу предлагается консолидироваться вокруг одной из сторон.

При этом зачастую все это приобретает гиперболизированные формы, а суть предложений Москвы полностью искажается. Стоит напомнить, что ни Медведев, ни Путин, ни кто-либо еще на официальном уровне не предлагал Белоруссии войти в состав России, а лишь просил определиться с дальнейшей судьбой Союзного государства реализацией Договора, положения которого стороны так и не смогли выполнить в полной мере.

Например, документ содержит 71 статью, касающуюся различных сфер, начиная от торговли, ввоза товаров, владения, пользования и распоряжения движимым и недвижимым имуществом СГ, заканчивая правами граждан, борьбой с преступностью, внешней политикой и обороной. На сегодня более или менее осуществлена на практике лишь небольшая часть из них, в том числе создание единого экономического пространства, которое реализовано через ЕАЭС.

Однако практически все основные с точки зрения интеграции статьи, кроме вопросов обороны, сегодня существуют только на бумаге. Так, в СГ не принята общая конституция, отсутствует единое налоговое пространство, нет реально функционирующих органов управления, в том числе парламента, счетной палаты, комиссии по правам человека, суда и прочего. Не реализованы вопросы единой валюты и единого эмиссионного центра, от которых Минск отказался практически сразу.

Как отмечал в 2007 году Александр Лукашенко в своем интервью немецкой газете «Вельт», «в Белоруссии сразу поняли, что потеря национальной валюты — это потеря независимости», а предложение ввести российский рубль в качестве общесоюзной валюты является попыткой «не мытьем, так катанием пристегнуть, а если не пристегнуть, так затащить в состав России».

Более того, не все реализуется и в вопросе внешней политики, которая по договору должна быть согласованной сторонами. Об этом, например, свидетельствует позиция официального Минска по вопросу признания Южной Осетии и Абхазии, а также присоединения к РФ Крыма. При этом в Москве все еще считают, что именно белорусская сторона саботирует реализацию Союзного договора, о чем в очередной раз заявил посол РФ Михаил Бабич.

По его словам, после подписания договора в 1999 году стороны реализовали лишь незначительную часть соглашения, а Россия «перед своими белорусскими партнерами на текущий момент выполняет свои обязательства в полном объеме». В белорусской же столице считают по иному, заявляя о том, что именно Россия «растоптала» данный Договор, а отдельные статьи и вовсе невозможно будет реализовать, «потому что поменялась ситуация и был создан ЕАЭС».

Как отметил 21 декабря председатель Палаты представителей Национального собрания Белоруссии Владимир Андрейченко, «мы продвинулись очень далеко в плане интеграции», но необходимо помнить, что «наши незыблемые принципы, и это определено в Договоре о создании Союзного государства — это независимость и суверенитет».

По мнению аналитиков, эти разные подходы Минска и Москвы в отношении существования и развития СГ, которые не позволяют сторонам прийти к какому-либо консенсусу на протяжении последних десятилетий, рано или поздно должны были вылиться в те заявления, которые и стали звучать из уст руководства двух стран в декабре 2018 года.

Необходимо признать, что продолжающиеся спекуляции вокруг независимости Белоруссии выгодны многим политическим силам как в Белоруссии, так и в России. Белорусской оппозиции они дают возможность в очередной раз обвинить Москву в имперских замашках и подвергнуть критике политику Лукашенко.

Чиновникам и руководству республики — продемонстрировать простым белорусам заботу о национальном суверенитете и, в случае провала переговоров с Кремлем, подготовить почву для объяснения дальнейшего ухудшения экономической ситуации в стране. России же происходящее выгодно тем, что это позволяет расширить рамки переговорного процесса, в котором Москва может пойти на уступки и без реального объединения двух стран, но при выполнении Минском иных выгодных российским властям условий.

В любом случае, нынешняя ситуация уже продемонстрировала что во взаимоотношениях Белоруссии и России окончательно возобладал прагматизм, основанный не на эфемерных словах о совместном «гниении в окопах», а на реальных интересах двух государств.

Западная редакция EADaily

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here