Главная / Мнение / О hardware и software революциях

О hardware и software революциях

Как ни странно, здесь речь абсолютно не будет идти о компьютерах и программах. В качестве оригинальности будем говорить именно о революциях. О революционных ситуациях и их предпосылках. Ильич заинтересованно прислушался, а мы начинаем.

Когда Владимир Ульянов, только-только став Лениным, им он стал после ленского расстрела 1912 года, в своей работе «Крах 2го Интернационала» дал определение революционной ситуации, как обострение выше обычного нужды и бедствий угнетённых классов, выразившееся в невозможности правящих классов управлять по-старому, а угнетаемых — быть соответственно угнетёнными, это до удивительности соответствовало протекавшим процессам.

Поскольку жизнь обычного человека определялась в основном приходом и расходом, и при их слишком большой отрицательной разнице только тогда человек начинал задумываться о причинах. Тут к нему подкатывали агитаторы, объяснявшие ситуацию каждый по-своему. В каком-то смысле, это была война агитаторов.

Одни агитировали убить царя, как перманентное зло, другие, перебить буржуев и запанувати, третьи считали причиной само государство угнетения, призывая к матери порядка. Практически все повторяли одни и те же лозунги, со своими переливами. Дальнейшая практика показала, что никто их выполнять и не собирался.

В результате, в конце первой мировой, когда некоторые государства подошли к предбанкротным состояниям, и в числе первых была РИ, обострилась эта самая нужда угнетённых классов — возникла революционная ситуация по Ленину. Сам Ильич, как заведённый, повторял архиважность действий, направленных на проведения агитационных мероприятий. Работе Искры придавалось огромное значение, все силы и средства были сосредоточены на её бесперебойном выпуске. Потому что населению могли объяснить всё и по-своему конкуренты.

Одновременно в самой РСДРП началась чистка рядов от неправильного понимания исторической ситуации. После второго съезда появились большевики, которые стояли за понимание этой самой революционной ситуации, её обострение и использование для организации вооружённого восстания.

В результате, когда сама ситуация наступила, самыми подготовленными и нерасслабленными, благодаря Ленину, оказались именно большевики, перехватившие осенью 1917 года череду буржуазных революций своей октябрьской пролетарской.

Революция оказалась просто канонической, поскольку присутствовала теория, практика и, главное, положительный для организаторов результат. Назовём такой такий тип революции хардварной.
Почему — потому что революционная ситуация действительно была со всей подоплёкой. Но революции случаются и не только так.

С развитием информационных технологий, средств связи и коммуникаций, с возросшей силой влияния средств массовой (дез)информации, стало ясно, что хождение в народ агитаторами сильно видоизменилось.

Народ сам ходит на агитаторов и даже подписывается на них. Это связано, прежде всего, с потерей ощущения самостоятельности бытия большинством населения и преобладания тезиса о неких теневых государствах, которые собственно всё и определяют, а наше дело сторона, сиди на солнышке грейся.

В результате, настоящие революционные ситуации «по Ленину» потеряли актуальность. А нашли её информационные революционные ситуации, которые можно назвать софтверными.

Почему софтверными, потому что они образуются без обычных признаков «настоящей» хардверной революционной ситуации, путём нагнетания информационными технологиями некоторого состояния чрезвычайно схожего с революционным, правда, у значительно меньшего количества населения. Но информационные технологии, когда они на стороне «революционеров», позволяют изобразить это меньшинство, как преобладающую силу, особенно на фоне греющихся на солнышке остальных.

Итак, подошло время новой теории революционной ситуации,которую можно назвать софтверной. При ней не возникает настоящей революционной ситуации, поскольку нет обострения нужды, большинство продолжает жить как раньше, считая, что всё в порядке, тогда как информационными технологиями создаётся «революционный» фон у некоторой отдельно взятой части населения.

Рассмотрим предпосылки этого явления.

Первая предпосылка, без которой такая ситуация невозможна, это социально-политическая апатия большинства населения. Население понимает, что ничего никто не решает, всё решается где-то там наверху, это устраивает правящий класс, который расслабляется. Расслабленность правящей верхушки — это вторая предпосылка.

Обе предпосылки были налицо как в 1991 году в СССР, так и в 2014 году Украине. В Украине расслабленный и невнятный Янукович вообще не понимал, что происходит, в СССР птица-говорун спряталась в Форосе разве не под одеялом. Что касается пассивности населения, то в Украине, после прихода к власти донецкого клана наступила полная апатия, нами правят бандюки (то они настоящих бандюков не видели, но это быстро исправили), а в СССР цвёл и пах застой, когда население находилось на самом низком уровне социальной активности, итоги референдума о сохранении СССР, на которые наплевали рвавшиеся к власти кланы, подписавшие руками Ельцина, Кравчука и Шушкевича пущинское соглашение, практически никто не поддержал, не вышел на баррикады в защиту Союза.

В обоих случаях присутствовала расслабленность власти при пофигизме народа. Это две первые предпосылки софтверной революции.

Третья предпосылка — заинтересованность местного капитала. В случае с Советским Союзом только немой не говорил о великом множестве всякого рода проходимцев, чесавших руки в ожидании наследства Союза. Хуцпаметр зашкаливал и у национальных кланов, стремившихся урвать свой кусок.

В истории с Украиной, пришедший к власти человек был финансово напрямую заинтересован в устранении конкурентов с востока. Значительная часть кланового бизнеса опирается на власть, поэтому смена власти практически автоматически означает рейдерский переход собственности основных производственных фондов, способных к прибыли. Череда рейдерских послереволюционных захватов энергетических предприятий Украины чётко показала это вектор.

Далее, как в паровой машине — перегретый пар, так и у всякой революции должно быть своё «рабочее тело» — доверчивые простофили (это не мой термин, копирайт принадлежит Полу Крегу Робертсу), поддающиеся нагнетанию накала общественного мнения. Они образуют «народное ядро» такой революции. Рабочее тело украинской революции готовили долго и тщательно. Используя националистические настроения и традиционный экстремизм запада Украины, а также близость границы и доступа к этим территориям, именно на них открывали националистические лагеря, где, под видом патриотического воспитания, обучали методам гражданского неповиновения и согласованности действий.

Таким образом были подготовлены десятки тысяч человек. В последствии, при пассивном наблюдении остальной части общества, при специально созданном информационном фоне, их агрессивной активности стало достаточно для государственного переворота.

Таким образом, ещё одним фактором, необходимым, для софтверной революции, является способность революционных сил создать соответствующий фон в средствах массовой дезинформации. Сделать «картинку».

Картинка создаётся в двух вариантах — для внутреннего потребления, рассчитанная на нагнетание градуса и привлечение новых доверчивых простофилей участников массовки. Помните, «берём варежки, кофе и хорошее настроение» и идём атаковать милицию особого назначения. Ага.

Для зарубежа же делается картинка, всячески очерняющая власть, направленная на международное запугивание этой власти против применения силовых методов решения вопроса. Тут целая технология.

Итак, имеем основные факторы софтверной революции:

1 Апатия большинства населения
2 Расслабленность власти
3 Заинтересованность в революции капитала
4 Наличие подготовленного рабочего тела
5 Способность создать картинку «внутри» и «на экспорт»

Подобная революция в современной истории получила название «цветной», поскольку впервые провёрнутая в Украине, она опиралась визуально на оранжевый цвет. И далее, именно цветовая дифференциация (не штанов, а) лозунгов встречалась во всех последующих её проявлениях. Но правильнее назвать её софтверной, поскольку революционный накал не обусловлен реальными явлениями, а нагнетается в общественном сознании искусственно, программно.

В связи с этим, контроль общественного сознания закономерно становится ключевым моментом существования любого государства. Поскольку вся «революционность» подогревается именно там. Софтверная революция — революция иллюзий более, чем какая-либо другая. Она основана на иллюзиях, иллюзиями управляется и цели у неё, впрочем, как и хардверной, иллюзионные. Никогда не достижимые.

Что ещё раз доказывает. что любая революция — лишь инструмент воздействия на государство или общество с целью нанесения ему/им максимального ущерба, и постоянное эволюционное изменение жизненно необходимо в процессе развития общества и государства, ибо если его не будет, возникнут все предпосылки для софтверной, а то и хардверной революции.

Чего нам всем искренне и не желаю.

А желаю всех благ и с наступающим всех. Источник

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*