Главная / Мнение / «Северный поток — 2» в фазе неотвратимости. Новая карта Европы

«Северный поток — 2» в фазе неотвратимости. Новая карта Европы


Судно-трубоукладчик Pioneering Spirit у берегов Дании. 12 декабря 2018
Разъясняя позицию России на трехсторонних переговорах о транзите российского газа, назначенных на начало следующего года, министр энергетики РФ Александр Новак выступил с достаточно серьезным заявлением: Россия готова обеспечить поставки по долгосрочным контрактам в Европу даже в случае, если к декабрю 2019 года не удастся достигнуть договоренностей с Украиной по транзиту российского газа. Министр констатировал: «При любых обстоятельствах мы гарантируем поставку российского газа по подписанным «Газпромом» долгосрочным контрактам. В этом смысле европейские потребители будут обеспечены необходимым объемом». А что касается собственно «украинского транзита», то он по окончании транзитного контракта в декабре следующего года возможен только на условиях «экономической целесообразности», если «такой вариант будет конкурентен по отношению к другим маршрутам поставки газа в Европу».

Если б у Российской Федерации не было таких технических возможностей, Новак об этом бы просто не говорил. Особенно на фоне новостей, приходящих с Балтийского моря, где более чем активно строится «Северный поток — 2».

Как сообщила компания-оператор проекта Nord Stream 2 AG, крупнейшее в мире судно-трубоукладчик Pioneering Spirit приступило к строительству участка «Северного потока — 2» в территориальных водах Финляндии. Единственной, кстати, кроме Германии и России, ключевой территории, способной реально заблокировать российско-европейский газопровод через правовую процедуру. Согласие уже «согласившейся» Швеции и до сих пор «не согласившейся» Дании тут вторично, их можно без ущерба для газопровода обойти, с Финляндией это невозможно чисто географически. Но финны спокойно подписали разрешение на укладку одними из первых — и теперь спокойно держат слово, не обращая внимания ни на какие угрозы, в том числе санкционные. В конце концов, добрые отношения с такими великими соседями, как Россия и Германия, для них стократно важней.

Еще одно судно, Audacia, завершило трубоукладочные работы в территориальных водах Германии. Там уже уложено в общей сложности около 370 километров газопровода. А если добавить ко всему этому еще и деньги, которые уже по факту перечислили такие гиганты как австрийская OMV, французская Engie, британско-голландская Shell и немецкие Wintershall и Uniper, а также гарантии с российской стороны «если что» достроить «Северный поток — 2» самостоятельно, — то становится понятным, что сейчас более или менее уважающие своих читателей аналитики должны рассуждать уже не на тему «сумеют ли остановить Nord Stream 2», а о том, как изменится (как минимум энергетическая) карта Европы после того, как русский газ придет в нее по новым маршрутам: через Германию и Турцию.

И как будет в этом случае выглядеть «новое европейское энергокольцо».

Во-первых, к основным «разновекторным» игрокам в лице России, Германии и Турции добавляется еще и Австрия. На территории которой, судя по всему, сойдутся точки пересечения маршрутов-продолжений «северных» и «турецких» потоков. И именно Австрия станет конечным перевалочным хабом для реэкспорта русского газа в остальную Европу. И тут важно не столько уникальное географическое положение и культурная близость по отношению к Германии и России, сколько готовая и разветвленная сеть ПХГ (подземных хранилищ газа), вполне способная заменить аналогичные газохранилища на территории Западной Украины.

Первой, кто в этом случае падет в неравной битве за новую энергетическую карту Европы, будет украинская ГТС. Она никому в принципе не нужна.

Она не нужна русским по всем понятным и миллион раз проговоренным обстоятельствам. Иначе бы просто не было сказано столько слов нашими «западными партнерами» о необходимости «сохранения» этой злосчастной трубы. Сами же русские нашли неубиваемую формулу: газ по украинской трубе пойдет, если это будет экономически целесообразно. И еще — если Украина предложит хорошую цену за транзит, что вообще выглядит как какое-то форменное издевательство.

Ибо Украина уже по факту сказала, что цены должны расти.

Украинская ГТС не нужна ни Германии с Австрией, ни тем более Турции. Зачем им лишние посредники? Свои вопросы за счет «потоков» эти ребята решат. А кому-то надо, в конце концов, и сжиженный газ покупать.

И вот тут мы переходим, к, пожалуй, самому интересному. А именно к странам — производителям СПГ. Дело в том, что первый, кто в случае успешного окончания строительства «потоков» кинется добивать действующую украинскую ГТС, — будут как раз США. Потому что строительство новых заводов по сжижению СПГ уже заложено, мощности и финансирование посчитаны.

А вот с рынками быта есть определенные вопросы.

С Китаем, как пишут в интернетах, «все сложно»: китайцы уже по факту с лета прекратили в свою страну импорт американского СПГ. И в текущих обстоятельствах если и будут эти закупки возобновлять, то исключительно в символических количествах. Ибо США слишком в последние годы непредсказуемы. Да и катарский газ перенаправить с премиальных рынков юго-восточной Азии в Европу как-то тоже не удалось: Суэц и так перегружен, а построить газопровод через Сирию не дал противный Асад и противные российские ВКС. Вот и получается, что европейское направление, которое ранее рассматривалось американцами скорее как вспомогательное, внезапно становится основным.

И если остановить «русские потоки» не удается, то нужно хотя бы «брать что дают». И тут газ, идущий в Европу через украинскую трубу, вообще становится для американцев каким-то досадным недоразумением.

Дмитрий Лекух

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*