Как языки народов меняют национальную политику и ослабляют санкции — Российская газета

0
19

Зачем обновляется «Стратегия национальной политики», и какую роль в переменах играет народная дипломатия, в интервью «РГ» рассказывает президент Федеральной национально-культурной автономии российских немцев, член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям Генрих Мартенс.

Отреставрировали "Дружбу народов", обновим и стратегию национальной политики. Фото: РИА Новости

Чем вызвано обновление "Стратегии национальной политики", ведь она не так давно принята — в 2012 году?

Генрих Мартенс: Кардинально изменилась международная обстановка, меняется общество. В новой редакции "Стратегии" больше внимания отводится институтам гражданского общества, поддержке русского языка как языка межэтнической консолидации и институтам развития языков народов России. "Стратегия" закрепляет новые удачные практики — этнотуризм и Дома дружбы. А "Стратегия пространственного развития", подразумевающая выравнивание экономического развития регионов, дает национальным образованиям шанс строить более тесные и продвинутые отношения с регионами-донорам.

Зачем нужен Фонд сохранения и развития родных языков?

Генрих Мартенс: Давно нужен. Стандарты Министерства просвещения РФ рассчитаны на долгий срок, а изучение родных языков, часто малочисленных народов, требует большей гибкости и в издании учебных пособий, и в изучении. Это затратное дело: один год учебных пособий надо больше, другой — меньше. К тому же одни языки изучаются в обязательном порядке, другие — добровольно, третьи — факультативно. Фонд эти процессы ведет к общему знаменателю.

На немецком языке сильно сказалось то, что после 2018 года он перестает быть обязательным для изучения в школе?

Генрих Мартенс: С 2020 года экзамен по иностранному языку будет обязательным для выпускников 9-го класса. А с 2022 года английский язык станет обязательным предметом при сдаче ЕГЭ. Уверен: немецкий язык после вступления в силу этих новшеств займет позицию второго иностранного. У России и Германии давние исторические связи и культурная близость. Потом немецкий язык давно изучается в российских школах и просто так не сдастся. Наконец, есть мы, российские немцы. И еще. Европейский опыт учит тому, что два-три иностранных языка для школьника — норма. В Германии в обязательном порядке учат английский и второй язык — язык страны-соседа. Та же практика во Франции, Чехии. Почему России, где говорят на 193 языках, не перенять этот опыт?

Язык народной дипломатии, которую вы лично продвигаете, способен ослабить санкционную и антисанкционную политику?

Генрих Мартенс: Я бы не стал говорить об остановке и даже об ослаблении санкционной войны благодаря народной дипломатии. Это смещение акцентов и требование невозможного. На мой взгляд, народная дипломатия — это долгосрочные инвестиции в стабильность всех процессов — культурных, общественных, экономических и лишь потом — политических. Ведь когда требуются народные договоренности? Когда государственные договоренности буксуют. Народ может снизить давление санкций, но не снять их. И, мы, национально-культурные автономии народов России, этому способствуем. Например, российские немцы. Нами, при содействии правительств России и ФРГ после санкций 2014 года открыты культурно-деловые центры российских немцев в Омске и Калининграде.

Вы верите, что народные дипломаты могут сближать?

Генрих Мартенс: Уже есть договоренности о четырех инвестиционных проектах в Калининграде, в том числе по строительству сети отелей и социальных центров, объёмом до миллиарда рублей. А германская компания Weiz Industrie- und Robotertechnik GmbH и Томское НИИ микрохирургии договорились о создании робота-хирурга и в 2019 году обещают показать робота, способного выполнять микрососудистый шов. Чем не результат усилий народной дипломатии?

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here