Новый год для Абхазии — «время заведомо неисполнимых обещаний»

0
31

Предстоящий год в Абхазии будет тяжелым. Неизбежна политическая напряженность на фоне подготовки к выборам президента страны, которые должны состояться на излете лета. Крайне сложное социально-экономическое положение республики усиливает проблемы.

Президент Рауль Хаджимба провел 25 декабря пресс-конференцию, во время которой заявил, что «страна не находится у края пропасти, мы можем продвигаться вперед».

Лидер Абхазии сказал, что главное, что ему удалось — это «не озлобиться», но по характеру его ответов видно, в какой глубокой обороне находится президент. На него вешают «всех собак» в связи с отчаянно драматичным положением, которое сложилось в республике в последние годы.

Весь этот багаж неудач Хаджимба предстоит унести в новый год — год выборов президента. Очень трудно будет найти хоть какие-то источники для оптимизма.

Политический 2018 год заканчивается в Абхазии съездом влиятельного движения ветеранов грузино-абхазской войны «Аруаа» («Воины»). В последние годы — это провластная политическая сила, на поддержку которой власти будет необходимо опереться на следующих выборах. Но на съезде движение раскололось, избрать его лидером ветерана, на которого провластное крыло сможет в дальнейшем опереться, не получилось.

У власти не хватает политической поддержки для того, чтобы войти в в предвыборную кампанию с весомыми надеждами на хороший результат.

Сегодня, 27 декабря, с «разносом» власти и в поддержку новой политической организации «Общее дело» выступили несколько очень авторитетных абхазских деятелей, в числе которых Станислав Лакоба, одна из первых фигур среди основателей независимого абхазского государства, и Олег Дамениа, глава Центра стратегических исследований при президенте.

Сейчас все выступают с заявлениями, имеющими мало общего с обычной предвыборной критикой. Власти Абхазии, президент Хаджимба конкретно, обвиняются в том, что страна находится на грани потери государственности.

Это, конечно, не так, но не оттого, что практические результаты работы команды абхазского президента лучше, чем думают критики. Они даже хуже — оппонентами не рассматриваются более глубокие, нежели экономические, поражения в социальной культуре. Абхазии придется восстанавливаться несколько десятилетий после этих пяти лет «прорывов».

Никто не пытается без эмоций рассмотреть причинно-следственные связи — почему команда политиков, пришедшая к власти в 2014 году, распалась, а результаты работы президента Рауля Хаджимба оказались столь плачевны.

Политическая система, работающая в Абхазии, довольно архаична по нынешним временам. В ней нет профессиональной бюрократии и иерархии управленческих институтов. Власть — это авторитарный лидер, ключевой арбитр, более сильный, чем все другие игроки. Хаджимба не смог вырасти до этого, крайне нужного таким системам, уровня лидерства. Предыдущим лидерам республики Сергею Багапшу и Александру Анквабу удалось, хотя последний потерял власть как раз по этой причине.

А раз это не получилось, то пришлось увязнуть в вечном поиске компромиссов с массой игроков, у многих из которых есть не только политический, но и силовой и криминальный ресурс. Государство обвалилось, его функционал может работать только в условиях жестко выстроенной вертикали и недопущения к ключевым решениям полукриминальных или политических «решал».

Автор этой статьи не знаком в Абхазии с обычными людьми, которые высказывались бы о готовности поддержать власть во время предстоящих в наступающем году выборов. Однако очевидно, что борьба будет очень жесткой. В руках правящих сил, пусть даже в самой команде почти не осталось соратников, остается важнейший ресурс — бюджетники.

Больше половины всего трудоспособного населения трудятся в госструктурах, тогда как, например, в сельском хозяйстве менее 500 человек. Подавляющее большинство получают не зарплаты, а скорее, пособия — 10−15 тысяч рублей, но стабильность получения даже этих небольших денег имеет для людей большое значение. Так что электорат у власти будет.

Будет ли он у оппозиции?

Очевидно уже сейчас, что наиболее мощной фигурой из оппозиции является Аслан Бжания, бывший руководитель абхазских спецслужб. Его поддерживает наиболее влиятельная ветеранская политическая сила, партия «Амцахара», а также партия «Единая Абхазия» и широкий круг общественных сил.

Но есть альтернатива. Пока не ясно, кого выдвинет кандидатом на пост президента бывший лидер республики Александр Анкваб. Сам он баллотироваться не может, не позволяет возрастной ценз в законодательстве. Он однозначно остается политиком, имеющим широкий политический вес — в годы его власти дела в стране шли лучше, чем сейчас.

Пока, предварительно, можно сказать, что именно две этих силы, если не объединятся, поделят широкий оппозиционный электорат. Если при этом власти удастся добиться превалирующей поддержки среди госслужащих и бюджетников, то Рауль Хаджимба имеет шансы остаться на второй срок.

С другой стороны, именно эти две силы имеют некоторую возможность повернуть вспять ход негативных процессов в стране. Сейчас прорывов уже не добиться, экономического развития нет и не будет. Но во всяком случае у людей с хорошим советским и постсоветским номенклатурным опытом есть возможность вернуть положение дел к хотя бы частичному восстановлению дееспособности государства.

Это, конечно, очень плохо, говорить на излете второго десятилетия XXI века о том, что нужно вернуться к советским номенклатурным рудиментам. Но как мы выяснили на практике, для Абхазии это далеко не самый худший вариант.

Анализируя политические процессы будущего года в Абхазии, нужно обратить внимание на многие, менее заметные на первый взгляд нюансы. Позитивная особенность абхазских выборных процессов заключается в том, что голос людей всегда имел определяющее значение, и результат выборов вынуждено было принимать политическое сообщество. Но сейчас мы находимся внутри процессов, когда власть, допустившая «разгерметизацию» государства, потеряла легитимность.

Проще говоря, в случае хороших для власти электоральных итогов выборов, оппоненты на волне широкого общественного возмущения поставят под сомнение эти итоги. Еще проще — в 2019 году могут случиться массовые протесты с тяжело прогнозируемыми результатами.

Другой важный нюанс. Рауль Хаджимба заручился поддержкой лидера России Владимира Путина. Трудно оценить электоральный результат этой поддержки, но нельзя исключать, что это запустит реализацию мер по поддержке правящей команды из Москвы. Но поскольку команда исполнителей неизбежно будет работать со свойственным ей «профессионализмом», то такое участие внешних сил, во-первых, положит лишние козыри в руки оппозиции, во-вторых, может окончательно разбалансировать страну.

Нельзя также исключать яркого выхода на арену иных игроков, электоральный вес которых резко взлетит непосредственно во время выборной кампании. Это и организация «Общее дело», о поддержке которой со стороны влиятельных политических деятелей мы писали в начале статьи. Президентские амбиции, очевидно, есть и у ряда иных абхазских политиков, например, бывшего вице-премьера республики и предпринимателя Беслана Эшба.

Без второго тура, несомненно, эта история не обойдется. Но сейчас, все будущие участники кампании, готовы, похоже, наступить на запрятанные в траве грабли. Они очень заблуждаются, если считают, что сменой действительно проваливших дело лиц можно добиться решительного прорыва. Начинается время заведомо неисполнимых обещаний.

Сделать можно только одно: восстановить сравнительную дееспособность государственных институтов и лишить влияния действующих теневых игроков, которым совершенно нечего делать у руля государства. Если любая из победивших сил сможет добиться этого за ближайшие год-два, это будет большим успехом — Абхазия хотя бы не погибнет.

Антон Кривенюк

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here