Эскалация с запахом нефти: Иран запрут в Персидском заливе?

0
35

Иран приближается к годовщине выхода Соединённых Штатов из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД, многостороннее соглашение по иранской ядерной программе, заключено в июле 2015 года) и расширения против него американских санкций при неоднозначных условиях.

С одной стороны, первый санкционный удар США иранцы выдержали без каких-либо серьёзных последствий для внутренней стабильности Исламской Республики. Её национальная валюта не обвалилась до «мусорного уровня», инфляция не показала венесуэльские антирекорды под миллион процентов в год и выше.

Между тем сдерживание американского давления в среднесрочной перспективе всё же может обойтись иранской экономике в слишком высокую цену. В эпицентре ограничительных мер администрации Дональда Трампа — нефтяная отрасль ИРИ, её экспортный потенциал.

К 8 мая, когда минует ровно год с выхода США из ядерной сделки, истекает действие временного послабления, установленного американцами для ряда покупателей иранской нефти, которое было предусмотрено на 180 дней (начиная с 5 ноября).

Уже тогда Белый дом предупредил, что продлевать «мораторий» не станет. Поэтому за первой неделей мая следует ожидать всплеск возможной эскалации вокруг одного из наиболее острых вопросов американо-иранского противостояния. В него на стороне США готовы вовлечься геополитические противники Тегерана в ближневосточном регионе.

Напомним, 8 мая прошлого года президент Трамп объявил о выходе США из СВПД. 5 ноября Вашингтон расширил санкции в отношении компаний и частных лиц Ирана, действующих в нефтяном, банковском и транспортном секторах экономики ИРИ. Ограничительные меры были введены против более чем 700 юридических и физических лиц, морских и воздушных судов Ирана. В санкционный список внесена Организация по атомной энергии Ирана и транспортный сектор страны, включая национальную иранскую танкерную компанию. Под санкции попал и Центробанк Ирана.

Вместе с тем администрация США позволила отдельным странам по-прежнему импортировать иранскую нефть. По словам главы Госдепартамета Майка Помпео, эти государства — партнёры США — уже значительно сократили импорт нефти из Ирана, но им необходимо дополнительное время для того, чтобы полностью обнулить закупки иранского энергоносителя. В список стран, для которых устанавливается 180-дневное послабление в вопросе отказа от закупок иранской нефти, вошли Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Греция, Италия и Турция.

Иранцы пытаются приспособиться к новым условиям, изыскивая пути обхода санкций первой экономики мира, продолжающей диктовать свои условиями множеству стран на Ближнем Востоке и в других регионах. Подобные обходные пути недавно в своём анализе представило агентство Reuters.

Согласно его исследованию, Иран использует различные меры, чтобы избежать американских санкций, включая «подделку» транспортных документов, изменение названий судов или реестров флагов, отключение ретрансляторов местоположения танкеров в международных водах и передачу грузов между судами в море, не заходя в порты.

К примеру, как минимум два танкера в последние месяцы переправили иранский мазут в Азию, несмотря на санкции США в отношении подобных поставок. Это показал проведённый Reuters анализ данных отслеживания судов и портовых документов, а также беседы с брокерами и трейдерами.

Если верить накладным, мазут, который перевозили танкеры, был иракским. Однако три источника в иракской нефтяной отрасли и сотрудник компании Yacht International Co, специализирующейся на морских перевозках и базирующейся в ОАЭ, сказали, что «бумаги были поддельными». Поставки из реального источника, под которым подразумевается Иран, показывают, что торговля мазутом из этой страны частично продолжается.

Они также свидетельствуют, утверждает Reuters, что некоторые трейдеры вновь прибегли к методам, использовавшимся для обхода санкций в отношении Ирана в 2012—2016 годах, когда против него действовали санкции не только США, но и Евросоюза.

«Некоторые покупатели будут и впредь приообретать иранскую нефть, несмотря на стратегические цели США, призванные лишить Тегеран нефтяной выручки, а Иран найдёт способы продолжить поставки определённого объёма», — говорит ведущий аналитик компании Economist Intelligence Unit по энергетике Питер Кирнан.

Хотя США временно освободили ряд стран от соблюдения санкций, позволив закупать иранскую нефть в ограниченном объёме, эти послабления не распространяются на нефтепродукты, в том числе на мазут.

В документах, переданных Reuters судовладельцами, говорится, что супертанкер Grace 1 грузоподъёмностью 300 тыс. тонн принял мазут в иракском городе Басра в период между 10 и 12 декабря 2018 года. Однако в графиках погрузки в Басре не указано, что Grace 1 находился в порту в эти числа.

Изучение данных четырёх провайдеров информации отслеживания судов — Refinitiv, Kpler, IHS Markit и Vessel Finder — для установления местонахождения Grace 1 в этот период показало, что между 30 ноября и 14 декабря у танкера была отключена автоматическая идентификационная система (AIS), или транспондер, поэтому отследить местонахождение нефтегрузовика было нельзя.

Когда местонахождение Grace 1 вновь стало доступно, танкер находился примерно в 500 километрах к югу от Ирака. Он дрейфовал вблизи иранского побережья, при этом его осадка (глубина погружения судна в воду) была вблизи максимального показателя, что говорит о том, что его грузовые танки были заполнены.

Позднее Grace 1 появился в водах вблизи иранского порта Ассалуйе с полным грузом, который был передан на два менее крупных судна в водах ОАЭ в январе. Из вод эмирата Фуджейра (ОАЭ) одно судно в феврале поставило мазут в Сингапур. Транспортные документы показали, что объём перевозимого на двух танкерах мазута составил около 284 тыс. тонн, а стоимость — порядка $ 120 млн по текущим ценам.

Оператором танкера Grace 1, ходящего под флагом Панамы, является базирующаяся в Сингапуре компания IShips Management Pte Ltd, которая занимается морскими перевозками.

Данные показали, что вторым танкером, на который Grace 1 передал груз, был Marshal Z грузоподъёмностью 130 тыс. тонн. Он отправился в Сингапур в первой половине февраля, но 15 февраля изменил курс, пришвартовавшись у берегов западной части Малайзии.

Примерно 25 февраля груз с Marshal Z был передан на другое судно под названием Libya, которое принадлежит и эксплуатируется базирующейся в ливийском Триполи General National Maritime Transport Company (GNMTC). По состоянию на 20 марта танкер Libya вместе с Marshal Z находился у берегов западной части Малайзии. Эту позицию суда обычно занимают для перевалки.

Если сейчас иранцам удаётся отчасти минимизировать потери от значительного снижения объёмов их нефтеэкспорта, действуя в условиях 6-месячного американского «моратория», то что будет после 8 мая? На этот вопрос, думается, пока ни у кого из главных действующих лиц нет чёткого ответа. Ясно одно — Ирану придётся крайне нелегко, ибо нефть остаётся его главной статьёй дохода.

Проблема для ИРИ даже не в том, что США и их ближневосточные партнёры норовят полностью блокировать иранскую нефть в Персидском заливе. Найти обходные пути и способы поставки на внешние рынки иранцам всё равно удастся, хотя, конечно, при ещё более сниженных объёмах экспорта. В конце концов, есть схемы своп-поставок, которые уже достаточно длительное время Иран пытается запустить, в частности, в торгово-экономических отношениях с Россией.

Основную обеспокоенность для праительства ИРИ представляет уход из нефтегазового комплекса страны зарубежного капитала, за которым, продлись он ещё год-два, возможны серьёзные негативные последствия для всей её экономики. Инвестиционный голод для ослабленной экономики с населением в 80 миллионов чреват внутриполитическими кризисами.

Несмотря на заверения официальных лиц Ирана о том, что американские санкции не достигли своих результатов, цифры свидетельствуют, скорее, об обратном. Хотя, безусловно, темпы падения объёмов иранского экспорта на нынешнем этапе не те, на которые могли рассчитывать США. В настоящее время поступления от продажи чёрного золота формируют 33% всей доходной части бюджета ИРИ, общий размер которого составляет $ 112 млрд.

В предстоящие двенадцать месяцев правительство страны планирует сбор от нефтеэкспорта в размере $ 21 млрд — спад почти на 30% по сравнению с показателем предыдущего финансового года (начинается в Иране 21 марта), когда нефть принесла доход в $ 27 млрд. Это прагматичный и одновременно умеренно пессимистичный прогноз кабинета Хасана Роухани, заложившего в бюджет 2019−2020 цену барреля нефти $ 50-$ 54 и суточный объём экспорта от 1 млн до 1,5 млн баррелей.

До выхода США из ядерной сделки и расширения американских санкций против ИРИ выставляемый ею на внешний рынок ежедневный объём в отдельные периоды превышал 2,5 млн баррелей.

По оценкам аналитиков, 95% всей своей нефти на экспорт до ужесточения санкционного режима США иранцы поставляли на четыре рынка: Китай (35%), Индия (33%), ЕС (20%) и Турция (7%). Оставшиеся 5% делили между собой Япония и Южная Корея. Объём нефтеэкспорта Ирана в Азию, на традиционный для него рынок, претерпел особо неприятные для иранцев изменения — падение с уровня 1,7 млн баррелей суточных поставок до нынешних 660 тыс. баррелей.

Понимая, что полностью перекрыть нефтяной «вентиль» Ирана не удастся при любых обстоятельствах, США пытаются поставить перед собой и своими партнёрами более реалистичные цели. Так, тот же Reuters в середине марта со ссылкой на источники, «знакомые с данным вопросом», сообщило о планах американцев сократить экспорт сырой нефти из Ирана примерно на 20 процентов — до 1 миллиона баррелей в день с мая.

Указывалось, что таким образом администрация Трампа потребует от стран-импортёров иранского энергоносителя вновь значительно уменьшить объёмы закупок, если они хотят избежать санкций США.

Согласно собеседникам агентства, Соединённые Штаты, вероятно, возобновят послабления в режиме санкций для большинства стран, покупающих иранскую нефть, включая крупнейших импортёров — Китай и Индию — в обмен на обещания сократить совокупные закупки до уровня ниже 1 млн баррелей в сутки. Это будет примерно на 250 тыс. баррелей в сутки ниже текущего объёма экспорта Ирана, который составляет 1,25 млн.

«В настоящее время цель состоит в том, чтобы сократить экспорт иранской нефти до уровня менее 1 миллиона баррелей в день», — сказал один из источников, добавив, что администрация Трампа обеспокоена тем, что стремление к полной остановке поставок иранской нефти на внешние рынки в краткосрочной перспективе вызовет глобальный скачок цен на чёрное золото.

Во избежание такого сценария США и региональные антагонисты Ирана будут действовать более методично, без резких шагов. Впрочем, от последних никто сейчас не застрахован.

По данным наших ближневосточных источников, на определённом этапе перед парламентскими выборами в Израиле (пройдут 9 апреля) премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху представил узкому составу своего кабинета план противодействия иранскому нефтеэкспорту на море. О нём он даже обмолвился 6 марта, выступая на базе израильских ВМС в Хайфе, чем вызвал решительную отповедь со стороны Тегерана.

Иран даст жёсткий ответ на любые действия Израиля против морских поставок нефти из Исламской Республики. Об этом 13 марта заявил министр обороны Ирана бригадный генерал Амир Хатами. Таким образом глава иранского военного ведомства прокомментировал озвученные неделей ранее высказывания премьер Израиля о том, что военно-морские силы его страны могут действовать против иранской «контрабанды» нефти, осуществляемой в обход санкций США.

Иранский генералитет напомнил о том, что обладает всеми военными возможностями для противостояния любой израильской интервенции. По словам министра обороны ИРИ, потенциальные действия израильтян против иранских нефтяных танкеров будут рассматриваться Тегераном в качестве «пиратства» со всеми вытекающими из этого методами и средствами борьбы с этим международным преступлением.

«Если это произойдёт, мы ответим жёстко, — предупредил Хатами. — Вооруженные силы Ирана, безусловно, обладают способностями наилучшим образом защитить судоходные линии страны от любой возможной угрозы».

Отметим, что в силе остаётся ещё одно предупреждение военно-политического руководства ИРИ, озвученное практически сразу после выхода США из СВПД. Согласно ему, если иранская нефть будет заблокирована американским военным флотом в Персидском заливе, то подобная блокировка ожидает и других арабских поставщиков жидкого углеводорода, но уже со стороны ВМС Исламской Республики.

В последние годы военный флот Ирана на самом деле значительно расширил зону операционной деятельности, периодически отправляя свои корабли в Индийский и Атлантический океаны. В свою очередь ВМС Израиля, располагающие современными боевыми кораблями, включая субмарины, обладают высокой огневой мощью и действуют в основном в Средиземном и Красном морях.

Налицо достаточно высокая вероятность столкновения Ирана и Израиля на море в будущем, но время для этого пока не настало. В пользу нежелания Нетаньяху идти на обострение на нынешнем этапе говорит его решение всё же отложить на более отдалённую перспективу реализацию указанного выше плана. У премьера была задумка сделать «сильный ход» перед выборами 9 апреля, которые для него, как политика, очень многое значат.

Но идти на прямую конфронтацию с сильным и готовым к решительному отпору противником — чересчур опасная затея, похожая на военно-политическую авантюру. Скорее всего, «сильный ход» будет сделан значительно позже и другим фигурантом противостояния с Ираном.

В ноябре 2020 года Трампу предстоят президентские выборы, ближе к ним следует ожидать жёсткого обмена «решительными мерами» вокруг иранского нефтеэкспорта и его блокировки американцами в союзе с Израилем и арабскими монархиями Персидского залива.

Ближневосточная редакция EADaily

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here