Без России нет порядка

0
21

Бывший госсекретарь США и один из наиболее влиятельных американских политиков Генри Киссинджер дал интервью «Российской газете» и ТАСС.

Если говорить об отношениях между СССР и США тогда — и сейчас между Россией и США. Эти отношения раньше были более напряженными, чем сегодня, или наоборот? Какие положительные и отрицательные моменты наших отношений тогда и сейчас вы бы могли отметить?


Генри Киссинджер: Мне кажется, что на данный момент наши отношения находятся в более замороженном состоянии, потому что нет последовательного и систематического диалога. Но у меня есть надежда, что положение дел улучшится и мы добьемся успеха. Другая ситуация была в период конфронтации, во времена «холодной войны». Тогда на повестке дня стояла задача ослабления конфронтации. Сейчас же стоит задача создания нового мирового порядка, и в процессе его создания должны участвовать все государства, с убеждением, что в этом миропорядке им всем будет место.

Россия и США должны проявить взаимоуважение и продолжать сотрудничество

То есть сегодняшнюю ситуацию никак нельзя считать «холодной войной»?

Генри Киссинджер: Нет, я не считаю современный период «холодной войной».

А что бы вы порекомендовали нашим странам, опираясь на историю наших отношений, для преодоления кризиса?

Генри Киссинджер: Конечно, я смотрю на эту ситуацию как американец.

Естественно.

Генри Киссинджер: И я поддерживаю основные интересы и положения американской политики. Но Россия — это великая страна с большой историей, и мне трудно представить международный порядок, в котором Россия не будет в числе крупных игроков. Вот такая цель. Россия и США должны проявить взаимоуважение и продолжать сотрудничество. Пройдет много времени, пока мы добьемся успеха. Но мы должны всегда помнить об этой цели.

Какие эпизоды из долгих лет вашей карьеры вспоминаются вам как самые трудные, когда вы не могли спать по ночам?
Генри Киссинджер: Один король Пруссии как-то пожаловался Бисмарку, что не может уснуть ночью. А Бисмарк ответил, что должность правителя обязывает его обладать способностью спать по ночам. Не могу сказать, что у меня бывали бессонные ночи. Но были случаи, когда речь шла о будущем Центральной Европы или когда на повестке дня стояли другие сложные вопросы и ситуация выглядела далеко не безоблачной. Однако я всегда надеялся и продолжаю надеяться в подобные критические моменты, что в конечном итоге выход будет найден и мы сможем работать параллельно .
Сейчас мы снимаем документальный фильм о после СССР в США Анатолии Добрынине. Если оглянуться назад, то как вы можете оценить его роль как посла в отношениях Советского Союза и Соединенных Штатов?

Генри Киссинджер: Я познакомился с Анатолием Добрыниным, когда меня назначили на должность советника по национальной безопасности при президенте Никсоне. Это было в период «холодной войны». У нас было много разногласий. В то же самое время мы пришли к убеждению, что сотрудничество между нашими странами должно стать главнейшей целью наших усилий. И, с одной стороны, мы были противниками, а с другой стороны, мы были партнерами. И со временем мы стали друзьями. Перед каждым визитом в Москву я обязательно встречался с Добрыниным. И наши встречи продолжались и потом, когда он уже не работал послом в США.

А какая встреча или, быть может, отдельные моменты ваших встреч запомнились вам больше всего?

Генри Киссинджер: Бывали встречи, на которых мне приходилось выступать с очень жесткими заявлениями, и Добрынин всегда был полон достоинства и вел себя как умелый дипломат. Было также немало встреч в Москве и не только в Москве, когда мы достигали соглашений. Это были приятные моменты в наших отношениях. Он был серьезный и достойный партнер, защищающий интересы своей страны. И мы всегда с энтузиазмом брались за решение тех проблем и задач, которые ставили перед нами политики наших государств.

По моему мнению, вашу дипломатическую карьеру, вероятно, можно считать самой замечательной карьерой современности. Вы — великий дипломат. Какой совет вы могли бы дать сейчас молодым коллегам, которые только начинают свою дипломатическую карьеру? Ведь они живут сейчас в совершенно другом мире, в котором происходят серьезные изменения. Итак, рекомендации Киссинджера.

Генри Киссинджер: Им нужно понимать свои цели и стараться решить наиболее безотлагательные проблемы в отношениях между странами, помня при этом о более долгосрочных целях. Но одновременно с этим нужно не забывать о том, что у других стран есть свои цели и их нужно учитывать в своей работе и выстраивать мирные отношения, тогда достигнете взаимопонимания. Но мне лучше остановиться сейчас, прежде чем я углублюсь в проблемы, которые должны решать нынешние дипломаты. Я бы хотел поблагодарить вас за эту возможность вспомнить и отдать дань уважения Анатолию Добрынину. Это была легендарная личность, блестящий защитник интересов своей страны, который обладал дальновидностью и думал не только о текущих задачах советской дипломатии.

Мне трудно представить международный порядок, в котором Россия не будет в числе крупных игроков

А какая из встреч в Кремле запомнилась вам больше всего? Я помню ваши переговоры с генеральным секретарем Брежневым. Десять лет назад вы рассказывали мне, что во время переговоров с ним вы задавали вопрос, Брежнев уходил к окну, курил и потом возвращался к столу.

Генри Киссинджер: Да. Он слушал перевод вопроса на русский, он не понимал, что я говорю. Пока я задавал вопрос, он отходил. Это большая комната со столом в одном конце. За этим столом мы сидели, и он, бывало, вставал из-за стола, отходил, потом возвращался. Нужно сказать, что у него был необычный портсигар с таймером, чтобы он не мог слишком много курить. Когда доставал сигарету, в этом портсигаре срабатывала блокировка, и нужно было ждать определенное время, пока крышка портсигара откроется, чтобы можно было взять еще одну сигарету.

Вы пока еще не знаете, когда снова приедете в Москву?

Генри Киссинджер: Надеюсь приехать к вам.

А когда? Быть может, на Примаковские чтения?

Генри Киссинджер: Пока еще не знаю. Я найду повод. Может, на Примаковские чтения. Я люблю Россию.

Вы уже не раз встречались с президентом Путиным.

Генри Киссинджер: Да, много раз.

Знаю, что он очень внимательно относится к вашим оценкам международных отношений.

Генри Киссинджер: Как я уже сказал: Россия должна участвовать в решении всех мировых проблем. И в конечном итоге так и будет.

Спасибо, господин Киссинджер. Скажу честно, вы прекрасно выглядите.

Генри Киссинджер: Вы знаете, как говорят, жизнь делится на три периода: молодость, средний возраст и тот период, когда вы замечательно выглядите.

Хотелось бы, чтобы вы выглядели замечательно еще много-много лет.

Между тем

Бывший главный стратег и старший советник президента США Дональда Трампа Стивен Бэннон заявил, что по итогам расследования спецпрокурора Роберта Мюллера конфронтация между Вашингтоном и Москвой снизится.

«Вне зависимости от санкций люди должны знать и сделать соответствующие выводы по поводу того, что не было никакого тайного сговора с Россией во время избирательной кампании 2016 года. Полагаю, что в связи с вновь открывшимися обстоятельствами градус напряженности между двумя государствами начнет снижаться. Но вместе с тем я бы не стал ждать коренных изменений прямо завтра утром», — подчеркнул Бэннон на пресс-конференции в Риме. Источник

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here