Как честь моряков сыграла на руку японцам в русско-японской войне — Российская газета

0
11

29 апреля 1904 года, 115 лет назад, в Зимнем дворце принимали команду «Варяга». Путь в столицу был долог: героев торжественно встречали в Одессе, Севастополе, Симферополе, Москве. В Петербурге, на Николаевском вокзале, поезд с моряками ждали адмиралы.

К Зимнему моряки шли пешком, толпа осыпала их цветами. Император встретил их на Дворцовой площади, во время приема он поднял за них тост. Все они были награждены и получили подарки. Командовавший крейсером капитан 1 ранга Всеволод Руднев стал флигель-адъютантом, а потом и контр-адмиралом.

О том, что война с Японией может быть проиграна, тогда никто не думал. Экономический и военный потенциалы двух стран были несопоставимы, русский флот — намного сильнее японского. В 1904 году он считался третьим в мире. Базировавшаяся в Порт-Артуре и Владивостоке Тихоокеанская эскадра примерно равнялась всему японскому флоту, а был еще Балтийский, где входили в строй новейшие броненосцы типа "Бородино", был запертый в своем море Черноморский.

48-летний капитан 1 ранга Руднев был обычным моряком своего времени, дельным, исполнительным, подготовленным. А вот его спущенный на воду в Филадельфии на верфи "Вильям Крамп и сыновья" корабль являлся не вполне обычным судном. Морское ведомство хотело получить суперкрейсер, быстрый, великолепно вооруженный, построенный по последнему слову техники. Сроки строительства были определены самые короткие, и Крамп их принял, хотя на его верфи уже строился крейсер для Японии. С "Варягом" Крамп взялся за невыполнимое: сроки утрясались, в проект вносились коррективы, переплата составила около 10 процентов контрактной стоимости, котлы Никлосса оказались ненадежными — позже Руднев уверял, что крейсер не давал проектную скорость. Орудия не были защищены, задуманный как рейдер и разведчик, крейсер не годился для эскадренного боя.

Русский флот должен был господствовать на Балтике, где его противником был флот Германской империи, и вести рейдерскую войну с англичанами в Атлантике. Победить огромный Гранд-флит было невозможно, оставалось наносить удары и убегать, а в конце XIX века список противников пополнил быстро растущий японский флот…

В феврале 1904 года на рейде корейского порта Чемульпо стоял великолепно задуманный и дурно построенный крейсер в компании с канонерской лодкой "Кореец", устаревшей и медленной. Попробуем представить, какой груз ответственности лежал на капитане 1 ранга Рудневе.

Ему было приказано оставаться в Чемульпо. О разрыве дипломатических отношений Японии с Россией он узнал стороной. Новые приказы не приходили. Он попросил инструкций у русского посланника в Корее, которому был подчинен, и тот велел ему не трогаться с места. Некоторые современные исторические писатели упрекают Руднева в том, что он не расстрелял высаживавшие десант в Чемульпо японские транспорты и прикрывавшие их эсминцы, — по этой логике капитан крейсера должен был начать Русско-японскую войну. В вину ему ставят, что он не попытался прорваться из Чемульпо, бросив тихоходного "Корейца", но представления о чести в 1904 году были другие, для офицера императорского флота это было психологически невозможно. Он выполнял приказы и следовал долгу, а когда Чемульпо заблокировала японская эскадра и ему предложили сдаться, пошел на прорыв.

9 февраля 1904 года "Варяга" и "Корейца" поджидали 2 броненосных, 4 бронепалубных крейсера и 3 миноносца, шансов прорваться не было. Последовало страшное избиение, во время которого на "Варяге" погибли 33 человека, больше 100 были ранены, было сбито около половины орудий. Оценки ущерба, нанесенного японцам, разнятся — "Варяг" стрелял неточно, в ту войну это было большой проблемой русского флота. Оказавшись в безнадежном положении, русские моряки защитили честь флага — взорвали "Корейца" и затопили "Варяг".

У русских кораблей была меньшая площадь бронирования, чем у построенных в Англии и Италии японских, чуть меньшая скорость, но в целом они им не уступали. После того как погиб адмирал Макаров, ниже было качество командования. И несравненно ниже уровень ответственности высшего политического руководства. В японском строю во время Цусимы стояли построенные в Италии броненосные крейсера "Ниссин" и "Касуга". У фирмы "Ансальдо" их могла купить и Россия, но, если верить записям в дневнике владельца "Нового времени", влиятельного и осведомленного Алексея Суворина, глава Морского ведомства, генерал-адмирал, великий князь Алексей Александрович запросил у итальянцев 500-тысячный откат, а те на это не пошли.

О династии в то время говорили и не такое. Россия не простила ей поражения, в стране заполыхала революция.

Во время Русско-японской войны Россия потеряла корабли, но возрождение флота началось незамедлительно. К началу Первой мировой подготовка русских моряков была превосходной. Высоко стояло минное дело — на минном заграждении погибла целая флотилия германских эсминцев, Александр Колчак обучал применению мин и торпед британских моряков. На Черном море наши старые броненосцы "перестреляли" новейший линейный крейсер "Гебен", и тот вышел из боя…

А произведенный в контр-адмиралы и ставший командиром новейшего броненосца Руднев вышел в отставку, безвыездно жил в имении и умер перед Первой мировой. Поднятый японцами "Варяг" плавал под их флагом. Остаться на службе Рудневу не позволила честь.

Параллели

Попытка сохранить лицо

Эта ситуация повторилась как в кривом зеркале, когда на Дальний Восток шла 2-я Тихоокеанская эскадра Зиновия Рожественского. 1-я эскадра к тому времени была потеряна, шансов добиться превосходства над японцами уже не было, но корабли все равно шли во Владивосток. Дело было в общественном мнении, от которого, как ни странно, очень зависело императорское правительство.

Тяжелобольной командующий мечтал сложить с себя ответственность и просил Петербург о замене. Команды не практиковались в стрельбе, а им противостояли имевшие огромный опыт японские экипажи. На перегруженных броненосцах ушел под воду главный броневой пояс, корабли стали уязвимы. А впереди была Цусима. Рожественскому повезло. Он был тяжело ранен, в плен попал без сознания, военный суд его оправдал. А контр-адмирал Николай Небогатов, сдавший японцам 4 броненосца, был приговорен к смерти (в результате — 10 лет заключения). Небогатов опозорил флаг, но возможности победить у изуродованных русских кораблей не было. На суде адмирал говорил, что не смог взять на себя ответственность за молодые жизни.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here