Кошмарное будущее Евросоюза: «Путин, Джонсон и Фарадж нас уничтожат»

0
15

Главный медийный рупор британского истеблишмента, газета The Times, сообщила читателям о запуске некой «организованной попытки по уничтожению Евросоюза», причем со ссылкой на вполне респектабельный источник, который находится у самой верхушки пирамиды европейской бюрократии. Этот источник — Ги Верхофстадт, экс-премьер Бельгии, а ныне влиятельный член панъевропейского политического объединения «Альянс либералов и демократов за Европу», руководитель его фракции в Европейском парламенте, а также главный переговорщик Европейского парламента по вопросу выхода Великобритании. Именно он считает, что за «организованной попыткой уничтожения европейского проекта в целом» стоит Россия, и эта позиция дает возможность главному британскому СМИ выйти с заголовком «Путин, Джонсон и Фарадж уничтожат нас, предупреждает глава ЕС».

Суть алармистского материала The Times сводится к одному очень жесткому тезису, который британские журналисты продвигают в максимально безапелляционной манере: «Мистер Верхофстадт заявил, что если европейские лидеры не смогут остановить тренд популизма, Евросоюз будет разрушен в результате поддерживаемого Россией националистического переворота на выборах в 2024 году.»

Стоит особо отметить тот факт, что видный европейский политик приравнивает вероятный результат народного волеизъявления на выборах к «националистическому перевороту». Это смотрится особенно иронично в контексте того, что фракция, которую он возглавляет, называется «Альянс либералов и демократов за Европу». С точки зрения европейского политического истеблишмента, чьим голосом бесспорно является этот бельгийский экс-премьер, видимо, предполагается, что либерализм и демократия подразумевают обязательное сохранение власти у тех, кто называет себя либералами и демократами. А если избиратели против, то в этом виноват лично Путин.

Кстати, в этой же логике можно называть любые выборы с неудобным результатом «националистическим переворотом», причем СМИ, которые публикуют эту позицию, даже не задумываются о риске разозлить читателей. Ибо та часть аудитории, у которой еще осталась толика здравого смысла и самоуважения, уже давно перестала читать или воспринимать всерьез мейнстримные СМИ.

Можно себя поставить на место типичного британского избирателя, который голосовал за Brexit и сейчас намерен голосовать за партию Brexit на выборах в Европарламент. Этому избирателю господин Верхофстадт и вторящие ему журналисты The Time говорят, что его поведение — результат влияния Путина, Кремля, «российских олигархов, близких к Кремлю». Избиратель неизбежно задает себе два вопроса ребром: знаком ли я с Путиным? Убедил ли меня Путин в том, что пора валить из Евросоюза? Если избиратель психически здоров, а шапочка из фольги не является его каждодневным головным убором, то он смело отвечает «нет» на оба вопроса, но на всякий случай запоминает, что о своих политических пристрастиях лучше никому не говорить, а то могут посчитать агентом КГБ.

И вот — несмотря на социальное, медийное и политическое давление (а сторонников Brexit объявляют нацистами, бьют и подвергают травле в соцсетях), все равно по опросам получается, что за партию Brexit (созданную «на коленке» буквально несколько месяцев назад) готовы проголосовать на выборах в Европарламент больше 30 процентов избирателей. То есть по результатам опросов за самых радикальных евроскептиков готовы голосовать больше избирателей, чем за две главные системные партии (лейбористскую и консервативную) вместе взятые. По оценкам американского информационного агентства UPI, евроскептические партии получат примерно 35% голосов на выборах в Европарламент.

Несмотря на то что фракцию евроскептиков можно будет маргинализировать, ее успех, совмещенный с Brexit, справедливо воспринимается европейским истеблишментом как вотум недоверия проекту объединенной Европы в ее нынешнем виде. От такой статистики европейский истеблишмент должен был бы прийти в ужас и заняться серьезной интроспекцией для выяснения причин ненависти к своему проекту (раз ее невозможно подавить даже масштабной кампанией социального давления).

Более того: социальное давление (к которому подстрекают почти все системные СМИ и большинство системных политиков ЕС и Великобритании) приводит к появлению в Великобритании и других странах ЕС «секретных евроскептиков». Эти люди не говорят о своей политической позиции даже близким друзьям и коллегам, не пишут о ней в соцсетях и врут в экзит-поллах из страха потерять работу или подвергнуться общественному остракизму. Зато эти «секретные евроскептики», что называется, «отрываются на полную катушку» в избирательной кабинке, а также массово делают пожертвования в пользу евроскептических партий.

Это вызывает крайнее недоумение у социологов и системных политиков. Ужас, который должен сопровождать эту политическую ситуацию, действительно фиксируется в рядах последних, но вот интроспекции — нет. Вместо интроспекции у них только Путин, который с их точки зрения в ответе и за Brexit, и за рост популярности евроскептиков, и за системные проблемы европейского проекта.

Даже если заявить, как это сделал Верхофстадт, что Найджел Фарадж (лидер партии Brexit) и Борис Джонсон (известный русофоб и потенциальный лидер британских консерваторов после отставки Терезы Мэй) работают в интересах Кремля, то это ничего не изменит. Это будет только злить тех самых «секретных евроскептиков». Причем не только в Великобритании, а по всей Европе.

Самый точный диагноз Евросоюзу поставил председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, который винит во всем совсем не Путина и не «влияние кремлевских олигархов». В интервью Handelsblatt Юнкер пожаловался на то, что у Европы наблюдаются проблемы интимного характера: «Мы потеряли наше коллективное либидо», — заявил он. И добавил, что европейцы просто уже друг друга не любят. Несмотря на то что господин Юнкер приблизился к корню проблемы, есть основания полагать, что он ее все-таки идентифицировал не совсем точно: дело не в отсутствии любви европейцев друг к другу, а в интеллектуальной импотенции европейского политического истеблишмента. Это он все никак не может поверить в то, что сказка о «великом глобальном европейском проекте» закончилась, и политикам нужно (посыпав голову пеплом) переделывать проект с нуля. А до тех пор, пока это осознание не придет, они и дальше будут работать невольными пиарщиками России и российского президента.

Ведь если избирателям, которые хотят свободы, постоянно говорить, что этому их научил Путин, то европейцы сделают логичный вывод: где Путин, там — свобода. А это совсем не то, чего хотелось бы официальному Брюсселю.

Иван Данилов

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here