Пир на телах побеждённых: вспоминая Битву на Калке 1223 года

0
3


Калка. Пленение великого князя Мстислава Романовича на фоне кургана из тел русских воинов. Художник Павел Рыженко.
Истоки этой величайшей русской трагедии следует искать за полтора десятка лет до её свершения: когда весной 1206 года у верховья реки Онон (бассейн Амура) на курултае монгольский хан Тэмуджин был провозглашён великим ханом над всеми племенами и получил титул «каган», приняв имя Чингиз. Монголия стала совсем иной: кочевые монгольские племена, ранее занятые враждой, объединились в единое государство.

Киевская же Русь в это время пребывала в совершенно противоположном процессе – феодальной раздробленности. Начало распада Руси на удельные княжества началось, говорят учёные, при жизни Ярослава Мудрого (1019-1054) и усилилось после его смерти. На самом деле корень явления можно отыскать ещё при князе Святославе, давшем своим сыновьям уделы: Ярополку – Киев, Олегу – древлянские земли, Владимиру – Новгород. Князь Владимир делил Русь уже между восемью сыновьями (а всего их было 13); у его сына и преемника Ярослава Владимировича Мудрого сыновей было семеро, княжений пять, но ведь у каждого из сыновей были и свои дети.

В итоге на основе Киевской Руси к середине XII века сложилось примерно 15 земель и княжеств, к началу XIII века и описываемых событий их стало уже 50. При этом родственные связи слабели, в каждом из княжеств правила своя династия Рюриковичей. «Королями Руссии» называет их летописец Генрих Латвийский в своей «Хронике Ливонии», где нашлось место и описанию достопамятной Битвы на Калке.

«Короли» эти (на самом деле князья) были, как и надлежит быть королям, заносчивы, высокомерны, недружелюбны по отношению друг к другу. Это прослеживается на примерах детей великих князей Киевских, начиная с того же Святослава: обычным их делом было идти «брат на брата», подослать к брату наёмных убийц, изгнать с занимаемого «стола», изувечить – как это случилось, к примеру, с ослеплением Василька Теребовльского. В то время, когда за Уральскими горами вставало солнце сплочённой и консолидированной, крупнейшей в истории человечества континентальной империи, в землях Киевской Руси царили распря, вражда и неприязнь. При этом она, Русь, была, как ни странно, весьма сильна в военном отношении: близ описываемого нами времени жил былинный богатырь Илья Муромец (скончался в Киево-Печерской лавре около 1188 года), а именно в битве на Калке летописцем среди убитых названы имена Александра Поповича и Добрыни Рязанца – реальных лиц и, очевидно, выдающихся воинов, раз они упомянуты наряду с князьями. Всего же их, богатырей, полегло тогда 80 человек, и 14 князей из 15, выступивших в поход во главе с Мстиславом Романовичем Старым, князем Киевским.

Монголы возникли как бы ниоткуда, и очень внезапно – это ощущение прекрасно передаёт нам через века летописец: «Явишася языци. ихже никтоже добрє ясно не вєсть кто суть и отколє изидоша. и что языкъ ихъ. и которого племени суть. и что вєра ихъ. и зовуть я Татары. а инии глаголють Таумены…» Татары – это по созвучию с Тартаром, самым страшным местом на Земле.


Монгольское войско в походе
Волна монгольского нашествия могучим цунами прокатилась по Сибири, Средней Азии, Кавказу, достигла Крыма и хлынула вверх, к северу и северо-западу. В исторически ничтожный срок монголами были покорены государства Си-Ся, империя Цзинь, Хорезм, достигший пика могущества при хорезмшахе Мухаммеде II. Пали сопротивлявшаяся Грузия (Картли) и набившийся в союзники монголам Тебриз. Было совершено нападение на аланов, позднее тоже покорённых – но их поддержали кипчаки, в нашей традиции именуемые половцами.

К половцам же у монголов был особый счёт. Ранее аланов они помогали меркитам – одному из монгольских племён, стоявшему на пути к власти и могуществу ещё молодого тогда Тэмуджина (Чингисхана). Это своеобразное государство – Половецкая степь (Дешт-и-Кипчак) занимало территории от низовий Дуная до Иртыша и озера Балхаш, где нынче расположены часть России, Украины, Казахстана, Молдавии, Румынии и Белоруссии.

Прекрасно осознавая, что дело принимает опасный оборот, кипчакский хан Юрий Кончакович ушел в Крым (откуда его вскоре выкурили), а хан Котян Сутоевич обратился за помощью к мужу своей дочери Мстиславу Удатному, князю Галицкому. Вместе они прибыли к правителю Киева князю Мстиславу Романовичу. Тот уже был извещён, что, преследуя Юрия Кончаковича, монголы оккупировали Крым, захватили город Судак (русскую Сугдею), двинулись на север и дошли до Новгорода Святополческого на Днепре, располагавшегося южнее Киева. Поэтому слова хана Котяна: «Сегодня татары взяли нашу землю, а завтра и вашу полонят, если мы все дружно не встанем против них» нашли отклик в сердцах некоторых русских удельных князей. Начался сбор войска для ведения боевых действий. Снова, как в «Слове о полку Игореве», «зазвенела слава в Киеве, трубы затрубили в Новгороде, стояли знамёна в Путивле…».

Монголы знали о миссии кипчаков и попытались уладить дело миром, разъяснив русским князьям: «Слышали мы, что идёте вы против нас, послушавшись половцев. А мы вашей земли не занимали, ни городов ваших, ни сёл ваших, и пришли не на вас. Но пришли мы, посланные Богом, на конюхов и холопов своих, на поганых половцев, а вы заключите с нами мир. И если прибегут половцы к вам, вы не принимайте их и прогоняйте от себя, а добро их берите себе. Ведь мы слышали, что и вам они много зла приносят, поэтому мы их также бьем» (Тверская летопись).

Но ничего лучшего, чем убить послов, в Киеве в ответ не придумали. Монголы за это вероломство русским князьям люто отомстят. Но пока русские полки двинулись вниз по Днепру. Лёгкая конница переправилась на левый берег, разогнала монгольские разъезды, дав возможность переправиться основному 80-тысячному войску. Послы монголов ещё раз попытались уладить дело добром, но опять безрезультатно. Правда, этих не убили, отпустив добром восвояси.


Монгольские полководцы
Перед лицом втрое численно превосходящего противника монгольские войска, насчитывающие четыре тумена (хотя и поредевших за время похода по Средней Азии и Кавказу, но всё ещё насчитывавших не менее 30 тысяч воинов) под руководством действительно великих полководцев Субэдэя Багатура и Джэбэ Нойона, первый из которых — единственный в истории! — прошёл с боями от рек Хуанхэ и Янцзы до Адриатики, не проиграв ни одного сражения, отступило на Восток. Через восемь дней монголы перешли небольшую речку, именуемую Калкой, за которой и остановились. Широкое поле здесь окаймляли каменистые холмы, покрытые скудной растительностью, где конница могла маневрировать и, скрываясь среди возвышенностей, наносить неожиданные удары. Именно тут Субедей и Джэбэ решили дать сражение. То есть место сражения выбрали монголы – русским и половцам пришлось принять их выбор.


Театры боевых действий 1223 года и схема сражения на Калке
Кипчакские и русские полки четырьмя станами расположились перед войском монголов. Вершину холма заняли киевляне князя Мстислава Романовича. Ниже, под холмом, расположились черниговцы Мстислава Святославича. Справа стал галицкий полк Мстислава Удатного, слева – кипчаки хана Котяна. Уже само построение войск свидетельствует об отсутствии какой-либо стратегии ведения боя, и это действительно так: отвергнув какое бы то ни было единое руководство, каждый из князей решил «действовать по ситуации». Численный перевес не имел никакого значения: лишь четверть от общего количества русских воинов имела профессиональную подготовку, остальные пришли, охваченные «патриотическим порывом» либо по мобилизации. Наконец, свою губительную роль сыграли половцы, «храбро» ставшие во главе русской рати. Под мощным ударом монголов они побежали и смяли ряды русских дружин. Лёгкая кавалерия монголов легко рассекла русско-половецкое войско. Тяжёлая кавалерия, действуя с флангов, осуществила окружение и довершила разгром. Выскользнуть из окружения удалось лишь дружине князя Мстислава Мстиславича Галицкого (единственного из князей, которому удалось бежать) и отчасти черниговцам. Лёгкая кавалерия монголов преследовала их на расстоянии сотни километров на запад от Калки. Далее всех убежал хан Котян: аж до междуречья Тиссы и Дуная, где король Венгрии Бела IV предоставил ему и 40 тысячам кипчаков убежище. Он занял высокое положение при дворе, а дочь Котяна Эржебет (Елизавета) стала невестой наследника престола. Однако при новом нападении монголов на Европу он был обвинён в шпионаже, и вся его семья была вырезана.


Битва на Калке
Киевский князь Мстислав Романович с дружиной, попав в окружение, два или три дня держал оборону. Монголы прислали к нему парламентёра – предводителя бродников (этаких «праказаков») Плоскыню, с предложением сдаться, за что обещали «не проливать крови». И они её действительно не пролили: на связанных верёвками пленных положили помост, на котором устроили пир. Все, кто повёлся на посул, приняли долгую мучительную смерть: так монголы отомстили за гибель своих послов. Всего же в Киев, Чернигов и другие города русские вернулся в лучшем случае каждый десятый из числа, выступивших в поход. «Бысть победа на всі князи Руоскыя. Такого же не бывало никогда же», – написал о событиях конца весны 1223 года летописец. То есть не было ещё никогда таких поражений… «И тако за грєхы наша Богъ въложи недоумение въ нас, и погыбе много бещисла людии; и бысть въпль и плачь и печяль по городомъ и по селомъ…» – эта мысль красной нитью проходит через все 22 летописи, где содержится описание Битвы на Калке.


Пир победителей на телах русских пленников
Монголы не стали тогда развивать свой успех дальнейшим блицкригом. Битва на Калке многое им дала. Ведь там произошло их первое боестолкновение с армией совершенно иного, неведомого им доселе типа. О стратегии, тактике, вооружении, боевых приёмах этого войска и прочем они получили исчерпывающие сведения от многочисленных пленных. Что и было ими в полной мере использовано в походах на территорию русских княжеств в 1237-1240 годах, когда Русь была покорена, и начался период, позже названный историками татаро-монгольским, или ордынским игом.

Тихомир ПАВЛОВ

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here