Главная / Общество / ЧП в школах: почему не помогает охрана и рамки металлоискателей — Российская газета

ЧП в школах: почему не помогает охрана и рамки металлоискателей — Российская газета

Не успел отгреметь случай с захватом заложников в школе в Казани, как очередное громкое ЧП произошло в Саратовской области. В городе Вольске подросток принес в образовательное учреждение топор и ударил им школьницу. 

Фото: Валерий Шарифулин/ ТАСС

В последние годы эксперты отмечают резкое увеличение случаев подобной агрессии. В том числе — вооруженных нападений подростков на сверстников и учителей. Так, за последние два года в 18 регионах ученики школ и колледжей совершили 24 резонансных преступления. Использовали при этом оружие и даже взрывные устройства. Ранены 99 человек, погибли 24 человека, из них 12 — детей. И это только официальная статистика. 

Как снизить градус напряжения? Повысить защищенность школ? МВД предложило ввести в них должность замдиректора по безопасности. А министерство просвещения сообщило, что уже готовит новый проект постановления, в котором будут уточнены требования по защищенности школ и других образовательных учреждений.

Но почему стандартных мер безопасности — видеонаблюдения, рамок металлоискателей, охранных предприятий — уже недостаточно? Как эффективно предотвращать такие случаи? Об этом «РГ» спросила у экспертов. 

Максим Дулинов, директор Федерального института развития образования РАНХиГС: 

— Кто отвечает за безопасность в школе?

Максим Дулинов: Персональную ответственность за безопасность школы несет директор. Именно руководитель образовательной организации отвечает за безопасность учебного заведения в целом. За соблюдение мер безопасности на уроках отвечает учитель. Это положение закреплено в федеральном законе «Об образовании в РФ».

Кроме того существуют требования по антитеррористической защищенности, они прописаны в постановлении Правительства РФ №1235. Регионы ежегодно проводят мониторинг комплексной безопасности школ. Но нужно не только повышать требования к качеству охраны.

— Что еще?

Максим Дулинов: К сожалению, ЧП могут произойти и в школе, где безопасность обеспечивает вахтер и одна камера видеонаблюдения, и в большом комплексе, оснащенном металлоискателями, сигнализацией и охраняемом силами Росгвардии.

И ни одна система охраны не сможет предупредить асоциальное или опасное поведение подростков.

В большом школьном сообществе, где дети — основные участники, обязательно должны быть взрослые, которые должны увидеть конфликтные ситуации в самом их начале и предотвратить их развитие. Поэтому к каждому конфликтному эпизоду учителям и администрациям школ нужно относиться организационно серьезно, не замалчивать проблему, а решать ее.

И, конечно, в вопросе безопасности нужно отметить приоритетность школьной психологической службы и школьных психологов. Умению распознать опасные явления как можно раньше должны обучать учителей еще на уровне педуниверситетов.

Поэтому качественная психологическая помощь и внутренний мониторинг психологического состояния школьных коллективов иногда важнее камер видеонаблюдения и поста охраны. И эта проблема выходит далеко за пределы школы. Нельзя забывать о том, что ответственность также лежит и на родителях.

В этом смысле неплохо было бы наделять органы государственно-общественного управления (управляющие советы, родительские комитеты и пр.) полномочиями по контролю безопасности школ. Включенность местных сообществ в вопросы обеспечения мер безопасности усилит комплексный подход к проблеме и сможет дать системный ответ на внешние и внутренние вызовы по сохранению жизни и здоровья детей.

Светлана Кривцова, ведущий научный сотрудник Центра социализации и персонализации образования детей ФИРО РАНХиГС: 

«Школа как таковая — место опасное, в ней собрано вместе большое количество незрелых личностей: детей и подростков. Сегодня ситуация с образованием такова, что вся эта масса вынуждена на протяжении длительного времени — годами — заниматься малоинтересными вещами. 

Многие возражают: школа — не место развлечения, это мост между детством и взрослой жизнью, и идти по нему — означает преодолевать маленькие сложности каждый день, делать усилия, школа приучает преодолевать. Все так, но перилами этого крутого моста всегда были взрослые (подчеркну — не только психолог школы, все учителя), которые помогали справиться: устанавливали границы и правила, подбадривали, справедливо оценивали, шли вместе, строили отношения, предоставляя свою личность в качестве инструмента воспитания.

Воспитание — это то, что происходит «между» ребенком и взрослым, очень субъективная вещь, но отчетливо ощущаемая каждым. Коммуникация — процесс, в котором взрослый видит индивидуальность, чувства, и в котором он направлен на ребенка, ведя диалог, слушая и задавая вопросы о нем самом: как он понял, почему так вел себя, что он хочет, как оценивает происходящее, не формально, а всерьез и с уважением. Этому нужно учить учителей с 1 курса пединститута. Но сегодня коммуникативная культура педагога — этот аспект безопасности — практически забыт сегодня. Как сказал один директор: «сегодня фактором выживания школы является документооборот». Последствия — на лицо, мы ведь знаем только о громких, а сколько тихих последствий — я как психотерапевт имею с ними дело каждый день, выслушивая от детей и их родителей — все эти трагические инциденты напоминают крик ребенка из сказки Андерсена: «А король-то голый». Добавив в штатное расписание заместителя директора по безопасности, мы не сможем прекратить подобные крики из толпы детей. Дети — незрелые пока личности — они говорят правду.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*