Донос на коллегу и бегство в США: драмы фигуристки Зуевой

0
3

Комментарии

Выступавшая в танцах на льду в паре с Андреем Витманом Марина Зуева не добилась серьезных высот в карьере фигуристки, чего не скажешь о тренерском пути. Прославленный российский хореограф воспитала многих олимпийских призеров, а также запомнилась участием в одном из самых громких конфликтов в истории отечественного фигурного катания. «Газета.Ru» — о нелегкой спортивной судьбе Зуевой.

Марина Зуева родилась 9 апреля 1956 года в Москве. Предпочтя одиночному фигурному катанию танцы, Марина Зуева вместе с Андреем Витманом начала тренироваться у Елены Чайковской.

Плодом того сотрудничества стала бронза на чемпионатах СССР и членство в национальной команде. На мировой арене дуэту не удалось пробиться в призеры: в 1977 году Зуева — Витман занимали пятое место на чемпионате Европы и мира, в 1978-м были шестая строчка в континентальном чемпионате и седьмая на чемпионате мира.

«Наша пара была новаторского стиля! Если, конечно, можно так называть что-нибудь, что происходило в то время, в 1970-е годы. Много у нас было интересных поддержек, движений. И все думали, что мы далеко пойдем… Но не получилось. Да, наш лучший результат на чемпионате мира — пятое место в Японии. На самом деле я даже затрудняюсь сказать, почему именно не получилось. Наверное, много факторов сказалось. Андрей был старше меня на восемь лет. Мы были третьим номером в сборной… Ну и лучше надо было кататься! Но ничего…» — цитирует Зуеву РИА «Новости».

Как итог, карьера фигуристки сошла на нет, и спортсменка с чистой совестью, полностью исчерпав силы и желание, вешает коньки на гвоздь. Но не уходит из любимого вида спорта: она решает податься в тренеры.

Первое место работы — должность хореографа в ЦСКА. Параллельно с этим Марина учится в ГИТИСе на курсе М. Захарова.

«Захаров еще был жив и преподавал тогда искусство балетмейстера. Я совмещала учебу и работу хореографа в ЦСКА. И моими первыми учениками стали Катя с Сережей — Гордеева и Гриньков. И мне, и им повезло — мы росли в атмосфере взаимного художественного развития. Мы ходили в театры вместе, у меня почти везде были пропуска — и очень много смотрели, впитывали… Посещали балеты, спектакли, художественные выставки. Вот так мы вместе развивались», — вспоминает Зуева.

Сотрудничество с Екатериной Гордеевой и Сергеем Гриньковым вышло поистине успешным: ставшие классикой программы «Лунная соната», «Вокализ», «Ромео и Джульетта», два первых места на Олимпиадах, помощь Гордеевой в одиночном катании после внезапной смерти Сергея — со своими подопечными специалист была близка, как ни один тренер.

«В чем был феномен этих ребят? В том, о чем я уже говорила. Chemistry. Именно это. Столько «химии», сколько было у Гордеевой и Гринькова, есть сейчас только у Тессы со Скоттом. Хотя, конечно, chemistry — не гарантия. И наоборот, ее отсутствие — не приговор», — рассказывала о великом дуэте Зуева.

Были в карьере и черные полосы. Одной из таких стал конфликт с мастером тренерского цеха Станиславом Жуком, приведший как раз к воссоединению специалиста с Гордеевой и Гриньковым.

Как утверждал сам Жук, Зуева и фигуристка Анна Кондрашова написали письмо в ЦК КПСС, в котором бездоказательно обвинили его в «аморальном поведении» и дали начало «травли» заслуженного тренера. Впоследствии Гордееву и Гринькова перевели к Зуевой, тогда как Жука постепенно отстранили от тренерской деятельности.

В 1991 году Зуева уезжает за океан, в канадскую Оттаву, где тренирует как местные пары, так и канадскую одиночницу Карин Кадеви и своего сына Федора Андреева.

«Работы не было совсем. Я ходила и всех спрашивала — вам не нужна помощь? Может быть, я вам помогу? Ну как так, я зарплату получаю, прихожу на работу, все-таки дисциплина, о чем я вам говорила. А на катке один Саша Фадеев, и тот профессионал. И так мне было в это время неловко, так я неуютно чувствовала себя… Думала, хоть обезьянку бы какую дали, я животных так люблю, я бы ее научила чему-нибудь», — с иронией говорит о непростых временах тренер.

В 2002 году Зуева вновь меняет прописку: на сей раз специалист обосновалась в Детройте.

Вместе с Игорем Шпильбандом у них образуется отличный тренерский тандем, где Шпильбанд отвечал за технику катания и обязательные танцы, а Марина оттачивала с фигуристами оригинальную и произвольную программы.

«Игорь вообще у нас отвечает за техническую часть. Занимается обязательными танцами, очень много работает над связками. Короткие программы — это его специализация. Но он хорошо ставит танго, латину… Танго вообще лучше Игоря никто не ставит, я считаю. Я чувствую классическую музыку — а Игорь танго. И мне приятно смотреть на его работу. Он сделает, а я посмотрю, и все там исправлю. Шучу, на самом деле это просто доводка. Коллега здорово чувствует эти темы», — приоткрывает тайны тренерского тандема Зуева.

Однако с недавних пор Марина с Шпильбандом больше не работает. Зуева теперь занимается индивидуально с парами и одиночниками, ставя им оригинальные, запоминающиеся программы.

С ней поработали и олимпийские чемпионы Ванкувера Тесса Вертью и Скотт Моир, и обладатели серебра Игр-2010 Мэрил Дэвис и Чарли Уайт и Олимпиады-2006 Танит Белбин и Бенджамин Агосто.

Работы у хореографа и сейчас предостаточно. Столь интересная профессия и новые горизонты в лице интересной пары Евгения Тарасова — Владимир Морозов не дают расслабиться опытному тренеру.

«Что такое хореография? Это композиция. Музыка, идея, сюжет, расстановка элементов. И вот в танцах заполнение программы связками между элементами, когда композиция уже готова — очень специфичный, трудоемкий процесс. Связки должны быть не просто сложными, они еще должны подходить к музыке, совпадать с идеей танца. И в то же время на них надо набирать ход, потому что программа «умрет», если на связках не будет хода», — с трепетом говорит о своей работе Зуева.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here