Режиссёр-документалист Олег Саган – первая жертва томоса

0
1

Происходившее с 11 по 14 мая в Соломенском районном суде Киева иначе как беснованием и не назовешь. В «стакане» – так называется современное помещение для подсудимых, пришедшее на смену «клетке» из решеток, – пожилой человек. Ему становится плохо: возраст, СИЗО, ночное этапирование из Херсона плюс духота в этом самом «стакане» дают о себе знать. К тому же подсудимый не так давно перенес инфаркт. Казалось бы, что такого особенного в просьбе о вызове скорой помощи? Но тут в дело вступают «люди в масках» и без опознавательных знаков. Остервенело они препятствуют прибывшим врачам. Но докторам всё же удаётся оказать помощь человеку – прямо в «стакане». У него сердечный приступ, необходима госпитализация. «Люди в масках» приходят в неистовство. Они похищают пациента у скорой и увозят его в неизвестном направлении.

Драка в зале суда 11 мая 2019 года
Это не эпизод из кинотриллера, хотя человек, о котором идёт речь, – кинорежиссёр. Это Олег Борисович Саган, 63-летний режиссёр-документалист, автор многочисленных фильмов, посвященных православию на Украине и проблеме филаретовского раскола. Когда-то он работал на киностудии им. Довженко, был продюсером на телеканале ТЕТ. Особый упор в своем творчестве Олег Саган всегда делал на духовное родство триединого народа Великой, Белой и Малой Руси. Стойкий и последовательный противник всех украинских майданов. Наверное, поэтому в результате пожара, возникшего по «неизвестным» причинам, его семья практически лишилась дома, но настоящей трагедией стала утрата студии при нём.

Оставшись без средств на Украине, Олег Борисович был вынужден ездить на заработки в Россию – на его руках оставалась больная супруга. Некоторые украинские СМИ сообщали о том, что режиссёр Саган, добывая деньги на пропитание семьи, был вынужден заниматься рекламой на российском телевидении. Но сам Олег Борисович в своём письме из Херсонского СИЗО написал, что работал на стройках, как и большинство украинских заробитчан. То есть реальность оказалась еще грустнее. По возвращении из поездки на очередную стройку О.Б. Саган был арестован СБУ. Это произошло 6 ноября 2018 года.

Вот, как описывает происходившее Олег Борисович: «Есть документальное подтверждение о моей строительной работе в России, но 6.11.2018г. меня арестовали за связи с российскими СМИ без единого документального подтверждения… Меня обманом и силой втянули в дом и без адвокатов устроили обыск. Группа захвата в количестве 12 человек заставила меня зайти в дом, и сразу подбросили на тумбочку при входе «сценарии» и флешку. Они не знали, что последние 10 лет я не печатаю на бумаге и 2 года, как сгорели при пожаре принтер и ксерокс… Во время обыска моя жена громко кричала, что «сценарии» и флешки привезены и подброшены группой захвата… были изъяты ноутбуки, телефоны, записные книжки… были проведены обыски и допросы родственников… Сына Андрея запугивали и заставили что-то подписать, все проводилось без наших адвокатов. Когда меня посадили в машину, оперативник посоветовал оставить в кармане 50 грн для лекарств и сильно ударил дверью мою жену, которая упала от удара. На мои крики мне ответили: «Не волнуйтесь, похороним…»

К слову, из-за этой купюры в 50 грн Саган оказался в карцере Херсонского СИЗО. В этот город его доставили сразу же после ареста сотрудники СБУ по «АР Крым», которая расположилась в Херсоне и имеет «славу» места, где к заключённым применяются пытки. О том, почему киевлянина доставили в «крымское» СБУ, можно только предполагать.

8 ноября суд Херсона арестовал О.Б. Сагана по обвинению «в создании и размещении в интернете видеосюжетов с призывами изменить территорию Украины неконституционным способом». Оказалось, что Саган «был задержан во время непосредственного совершения преступления» и во время обыска у него «обнаружили ноутбук с видеосюжетами, программами для изменения голоса, а также тексты и сценарии для монтажа новых роликов». Все это следствие уложило в три «сепаратистских» статьи УК Украины: ст. 109 (действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти), ст. 110 (посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность Украины) и ст. 161 (нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии). По совокупности Сагану грозит до 10 лет лишения свободы.

Вот, как описывает «дело» Олега Борисовича одно из украинских «патриотических» интернет-изданий, очевидно, транслирующее материалы СБУ: «Правоохранители провели обыски в импровизированной студии семьи Саган. Следователи застали их «на горячем» – когда подозреваемые монтировали очередной выпуск видеосюжета на тему «Столетие Федеральной службы безопасности России» (притом что студия сгорела два года назад. – Авт.) Во время обысков изъяли технику, черновики с записями сценариев информационных видеороликов выпусков новостей, банковские фискальные чеки России, таможенные декларации РФ. Всего было изъято более 1,2 терабайта электронной информации: документы, фото, видео, аудио записи. Видео с этого интернет-канала проанализировали эксперты Института социальной и политической психологии АПН Украины. Они в официальном заключении подтвердили: «…видео содержат косвенные призывы, а также манипуляции к совершению действий, направленных на изменения границ территории Украины, ее государственного устройства и конституционного строя; разжигание межнациональной и религиозной вражды и ненависти; террористических актов».

Примечательно, что работу на российских стройках эсбэушники интерпретировали в «аналитическую деятельность в Византийском и Изборском клубах». Интересно, как следователи СБУ собираются доказывать свои измышления? Хотя о чем это мы: доказательная база уже давно не волнует «контору»: у обвиняемых либо добывают признание, либо их просто держат на случай обмена пленными, всячески затягивая судебные процессы.

Характерно, как это же издание описывает происходившее в Соломенском районном суде г. Киева 11 мая: адвокаты Сагана и пришедшие поддержать его православные активисты набросились-де на конвой, пытаясь отбить подсудимого, но вмешались «патриоты» из организации С14 во главе со своим предводителем по фамилии Карась. Прессу совершенно не беспокоит, что эта организация на международном уровне признана неонацистской. Известно, что активисты из С14 делают для СБУ «грязную работу», а именно похищают, пытают и избивают тех, кого в этой спецслужбе считают противниками режима. Но СБУ обычно не слишком афиширует свое сотрудничество с неонацистами. Однако, как оказалось, в случае с Саганом они работали вместе: с одного из «неопознанных активистов» слетела маска и адвокат обвиняемого опознал хорошо знакомого по аналогичным делам сотрудника СБУ по все той же «АР Крым» по фамилии Мегалатий и в чине лейтенанта.

Чем же вызвано столь необычное, мягко говоря, поведение на суде над не самым известным в мировых кругах режиссёром? Сложно сказать, но свидомым сотрудникам СБУ во что бы то ни стало требовалось оставить пожилого человека за решёткой. Вполне возможно, что это ещё одна подножка Зеленскому, ведь если политические заключённые не выйдут на свободу, а некоторые из них потеряют здоровье и, возможно, жизнь, находясь в СИЗО, это значительно усложнит переговоры по обмену пленными и, разумеется, подорвёт рейтинги «команды Зе». Хотя, вполне возможно, что у СБУ есть заказ конкретно на режиссёра Сагана, который сотрудники «конторы» и выполняют с завидной ретивостью.

На заседании суда 14 мая Олегу Борисовичу продлили срок ареста на очередные два месяца. Он возвращён в СИЗО № 28 Херсона. К слову, в соседней камере содержится редактор РИА «Новости Украина» Кирилл Вышинский, адвокатам которого 27 мая 2019 года Объединённая палата Кассационного административного суда в составе Верховного суда Украины отказала в кассационной жалобе, сочтя арест законным. Сам Вышинский считает, что его держат в СИЗО для того, чтобы добиться обмена на осуждённого в России Сенцова. Может быть, что с этой же целью обвинён в преступлениях и брошен за решётку и Олег Саган, чтобы у украинских властей был вариант предлагать обмен одного режиссёра на другого. В пользу этой версии говорят «преступления», приписанные 63-летнему киевлянину. Огромное значение сыграл и тот факт, что Саган – стойкий и активный противник церковного раскола на Украине.

Очевидно, что оба этих человека остаются заложниками режима Порошенко. Несомненно, что всё происходящее вокруг О.Б. Сагана – это элемент запугивания православных, сохраняющих непоколебимую верность канонической Церкви. Можно сказать, что он – первая жертва томоса, наряду с самым настоящим террором, развязанным государством против УПЦ МП. Не зря в числе инкриминируемых Сагану обвинений – «нарушение равноправия граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии». Ведь Олег Борисович не только православный христианин, но и активный борец с филаретовским расколом. Раскол этот, как известно, легализовал Фанар, создав вместе с Порошенко так называемую ПЦУ.

На сегодняшний день обмен – это единственная надежда Олега Сагана на выход из заключения. Но свободой его назвать тоже трудно. В Киев к семье он вернуться не сможет, так как «дела» лиц, подлежащих обмену, не закрывают, а сами эти люди считаются на Украине… сбежавшими. Но даже такое положение лучше, чем пребывание в СИЗО.

Валерия ЛЕОНТОВИЧ

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here