Как гражданин Порошенко обокрал гражданина Денисенко

0
34

Раскол в расколе: теперь расстригу Филарета предают выпестованные им предатели

Когда Порошенко продавливал так называемый томос для раскольников, он даже в тексте этого сомнительного документа добился упоминания своего имени. Было это перед самым началом президентской избирательной кампании. Несмотря на то, что согласно Конституции, церковь на Украине отделена от государства.

Уже тогда было понятно, что создание ПЦУ являлось для Порошенко прежде всего политическим предвыборным проектом, и его проигрыш больно ударит по новосозданной раскольничьей структуре.


Порошенко льстили сравнения с князем Владимиром
Хотя ПЦУ – это не только политический проект. Порошенко, отличается большим тщеславием, и ему, несомненно, льстили сравнения с князем Владимиром, крестителем Руси. Во время вручения томоса это стало общим местом. Вот что говорил, обращаясь к Порошенко, экзарх Константинопольского патриарха Варфоломея епископ Иларион: «Ваше имя золотыми буквами вписано с именами правителей Киевской Руси, Киевского государства, вашими предшественниками – святым равноапостольным князем Владимиром, Ярославом Мудрым – в историю Украины, которые много сделали для духовного расцвета своего народа».

А вот слова Епифания, новоиспечённого руководителя ПЦУ: «Имя ваше, господин президент, навечно войдет в историю украинского народа и церкви рядом с именами правителей наших князей Владимира Великого, Ярослава Мудрого, Константина Острожского и гетмана Ивана Мазепы».

С Мазепой можно согласиться: Порошенко предал УПЦ, церковь, прихожанином которой был долгие годы, предал свой родной русский язык, предал избирателей, которые голосовали за него, как за миротворца. Очень много предательства в жизни Пётра Алексеевича, так что с Мазепой или Иудой его сравнивать вполне уместно.

Но до Владимира Великого Порошенко явно недотягивает – его детище стало разрушаться, как только остыли чернила на протоколах, зафиксировавших проигрыш Петра Алексеевича.

Объединялись с камнем за пазухой

Показательно, что Порошенко смог поставить в глупое положение самого отца-основателя раскола Денисенко, именовавшего себя «патриархом Филаретом».

До получения томоса Филарет имел в своём подчинении пусть неканоническую, но крупную структуру – УПЦ КП. По количеству церковных общин эта религиозно-политическая организация уступала только УПЦ. После переворота 2014 года Филарет начал захватнический поход на УПЦ, обвиняя её в симпатиях к России и надеясь отторгнуть ряд общин и монастырей, включая лавры. Стоял вопрос о поглощении филаретовской структурой такой же неканонической УАПЦ, которая была значительно меньше по размерам.

Сам Филарет был влиятельнейшей фигурой и, главное, он в своей организации имел неограниченную власть.

И именно Филарет потерял больше всех от создания ПЦУ. Не секрет, что именно его фигура вызывала самые большие противодействия при обсуждении вопроса создания «единой украинской церкви». Но единства не случилось. Из канонической УПЦ перебежали всего два иерарха, один из них – без приходов, другой – с немногими отторгнутыми хитростью и запугиванием.

УАПЦ присоединилась «понарошку», а на самом деле сохранила свои структуры, что, по сути, и подтвердил Николай Малетич, называющий себя «митрополитом Макарием».

«Неправду говорили некоторые государственные чиновники, публично заявляя, что Киевский патриархат ликвидирован, – заявил Макарий. – Дело в том, что почётный патриарх Филарет предоставил лишь копии, а не оригиналы документов, необходимых для ликвидации. Когда меня попросили сдать документы для ликвидации, я ответил, что до тех пор, пока не увижу оригиналов с другой стороны; не отдам своих».


Макарий признался в том, в чём с самого начала подозревали и его, и Филарета
В вихре сенсационных заявлений Филарета эти слова Макария прошли незамеченными в информационном поле Украины, хотя на самом деле они не менее знаковы, чем откровения Денисенко. Макарий признался в том, в чём с самого начала подозревали и его, и Филарета: обе раскольнические структуры объединялись «понарошку» и их руководители сохранили свои церкви. То есть объединялись, держа камень за пазухой. И если Филарет заговорил об этом открыто, то Макарий проговорился исподволь. Ведь тайна так или иначе скоро будет раскрыта.

В дурацком положении оказались и два украинских министерства: министерство культуры заявило, что филаретовская УПЦ КП ликвидирована, а министерство юстиции – что она существует. Права, скорее всего, юстиция. Получается, что Константинопольский патриарх Варфоломей не врачевал раскол, а умножил его – вместо двух раскольничьих структур создал третью.

Беды Филарета этим не закончились

Константинополь решил забрать у него богатейшие заграничные приходы. И это записали в томос. Филарету под давлением Порошенко пришлось согласиться на условия Варфоломея. Правда, Макарию тоже пришлось принести в дань хитрым византийцам Андреевскую церковь, но Филарет потерял больше.


Андреевская церковь (Киев) отдана Фанару
Но несчастья самозваного «патриарха» на этом не закончились. Когда Порошенко видел в своей персоне нового князя Владимира и проводил мощную агитацию в СМИ Украины о том, что томос будет вот-вот получен, выяснилось, что от Филарета требуют новой уступки ПЦУ. Он должен был отказаться от статуса главы новой структуры. И это в то время, когда Филарет уже самодовольно вслух мечтал о том, как будет захватывать Киево-Печерскую и Почаевскую лавры!

Националистические СМИ наперебой верещали об исторической важности томоса, о необходимости разрыва с РПЦ, поэтому Филарету под давлением президента Порошенко пришлось отказаться от руководства ПЦУ в обмен на то, что он получит некое непонятное звание «почётного патриарха» и будет неформально управлять новосозданной структурой под прикрытием им же назначенного формального предстоятеля, этакого «свадебного генерала».

Когда Филарет решил выдвинуть Епифания, ему самому пришлось подавить бунт среди своего епископата, так как против Епифания выдвинулся Михаил Зинкевич. Филарет думал, что Епифаний, всем ему обязанный, будет ему более верным, чем Михаил, так же всем ему обязанный. Увы! Филарет сам не был верным, сам предал Мать-Церковь и воспитал таких же предателей.

Молодая поросль раскольников душит Филарета

Едва укрепившись, Епифаний, по сути, «кинул» своего наставника. Никто не стал соблюдать договорённостей о том, что Филарет останется во главе созданной им структуры, пусть даже в качестве неформального руководителя – серого кардинала. Епифаний даже посмел заявить, что никаких тайных договорённостей не было. Хотя все, кто знает Филарета, утверждают, что это неправда – без таких договорённостей он скорее заблокировал бы работу собора, чем отошёл от руководства созданной им церковной структуры.


Молодой Епифаний попросту «кинул» Филарета
Уже на первом заседании так называемого синода ПЦУ, Епифаний, по свидетельству присутствующего там Иоасафа Шибаева, вёл себя иезуитски. Он прямо не выступал против Филарета, но не мешал это делать выходцам из других структур – Симеону из канонической УПЦ и Макарию из УАПЦ. Только когда Филарет пригрозил уйти, за ним оставили Киевскую епархию, отняв от неё Михайловский монастырь, который передали Епифанию.

Таким образом, глава раскола оказался самым пострадавшим от создания неканонической ПЦУ. Из многочисленных приходов, которые он контролировал и по Украине, и за границей, за ним осталась только часть Киева.

Даже куколь патриарший он не волен теперь носить – когда приезжают посланцы от Варфоломея, Филарет без головного убора встречается с ними. Выйти в патриаршем наряде он не может, так как не признан в этом качестве, а выйти в головном уборе митрополита не может, так как это будет лишний раз напоминать, что он отказывается от патриаршего статуса. А для Филарета это тяжело.

«Царь – не настоящий!»

Патриаршество – это его идея-фикс. Филарет трижды к нему приближался, но всякий раз оказывался ненастоящим патриархом. Первый раз в мае-июне 1990 года, когда он был местоблюстителем патриаршего престола Русской православной церкви. По сути, стоял в главе РПЦ. Но выборы проиграл. Потом был патриархом, но никем не признанной УПЦ КП. Теперь получил титул «почётного патриарха» в ПЦУ, созданной Варфоломеем. Тоже вроде патриарх, но ненастоящий. Поэтому Филарет решил бороться за своё патриаршество и неоднократно заявлял, что он умрёт патриархом. Последнее кстати, выгодно его молодым соратникам. Филарет стал для них крайне неудобной фигурой.


Филарет – ненастоящий патриарх
Он заявил о том, о чём с самого начала говорили представители РПЦ и канонической УПЦ, – о том, что ПЦУ никакая не самостоятельная церковь, а филиал Константинополя. Бесправный филиал. Даже миро своё варить не может. И никаких мало-мальски важных решений без Константинополя принять. К тому же Константинополь забирает не только заграничные приходы, но и храмы на территории Украины. Варфоломей, надо сказать, чувствовал, что Порошенко не удержится, потому в вопросе о так называемых ставропигиях, об «отжиме» храмов у Украины подстраховался соответствующим решением парламента.

Особо торжествует Макарий, которого Филарет давно называл московским агентом и структуру которого едва не присоединил в 2015 году. А если пойти дальше в прошлое, то ещё в то время, когда Филарет был не самозванцем, а настоящим священником – в 1989 году он в качестве митрополита РПЦ воевал с зародившейся тогда УАПЦ. Сам Филарет предателем стал немного позже Макария. В декабре 1989 Макарий был запрещён в священнослужении каноническим на то время митрополитом Киевским Филаретом.

24 мая синод ПЦУ принял решение о праздновании 30-летия так называемого возрождения УАПЦ, которое состоялось 19 августа 1989 года. На самом же деле это было отсоединение ряда приходов на западной Украине от канонической РПЦ.

Епифаний после этого синода, по сути, выставил Филарета раскольником, когда заявил, что тот идёт против всех. А митрополит Галльский Эммануил просто поиздевался над Филаретом, когда в интервью ТСН сказал, что тексты устава и томоса на соборе были согласованы всеми архиереями единогласно, поэтому предъявлять претензии сейчас поздно. «Если кто-то, в частности Филарет, сейчас говорит, что он не слышал, какой именно текст согласовали, то, видимо, надо говорить о проблемах со слухом у Филарета и о его праве видеть реальность каким-то таким образом, каким он хочет видеть».

Хотя все были свидетелями, что объёмные документы привезли в последний момент и прочесть их никто не успел. Это было ритуальное политическое действо, а не собор в церковном смысле слова.

И это притом что Константинополь Филарета и Макария как бы «восстановил» в сане иерархов. Разумеется, на это Варфоломей не имел права. Тем более что Макарий никогда до вхождения в раскол митрополитом не был. Он был простым священником и в «иерархи» подался, уже пребывая в расколе, когда овдовел в 1993-м. Но если исходить из логики Константинополя, то только Филарет «восстановлен» – все остальные в УПЦ получили свой епископский статус через него. Получается, он сам отец раскола и сам на старости лет оказался унижен и оскорблён выпестованными им же раскольниками. И, похоже, не за горами то время, когда эти раскольники объявят Филарета раскольником уже в своей среде.

Недаром Денисенко сказал: «Увидите! Увидите, что я буду делать! Я буду защищать Киевский патриархат до конца, до смерти».

Глава раскола подходит к заслуженному наказанию. Ему приходится воевать с взлелеянными им же раскольниками. Пожинать горечь предательства теми, кого сам научил быть предателями.

Сергей БОНДАРЕНКО

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here