Надо было сдаваться? 6 мифов о Великой Отечественной и Победе

0
16

«Жалко всех солдат по обе стороны фронта», «жили бы в европейской стране», «наши немецких пилотов летать учили». Празднование 9 мая в очередной раз показало, насколько неоднозначно воспринимаются события отгремевшей войны. Мы разобрали некоторые спорные моменты — посмотрим, что же с ними не так.

Миф 1. СССР помог рейху подготовить армию

В то время как Германии было запрещено иметь ряд родов войск, СССР открыл объекты для военной подготовки нацистов: авиашколу в Липецке, танковую школу в Казани и др.

СССР тесно сотрудничал с Веймарской республикой — одним из самых левых режимов Европы.
Географически это всё та же Германия. Но это не Третий рейх, а совсем другое государство — с демократичным устройством и сильным комдвижением.
После того, как Веймарская республика прекратила своё существование, сотрудничество закончилось. После заключения пакта Молотова-Риббентропа видимость сотрудничества возобновилась, но от былых связей почти ничего не осталось.

В целом довод о советской помощи рассчитан на тех, кто не очень понимает разницу между страной и государством. С тем же успехом можно обвинять страны Антанты в военном союзе с Советской Россией (в суровой реальности союз у них был с Российской империей, а вот с Советской Россией они воевали).

Миф 2. Сталину была необходима война для укрепления своей власти

Должность генерального секретаря ЦК партии Сталин занимал бессменно с 1922 года до самой смерти. Изначально это означало всего лишь пост секретаря по оргработе. Ведущее значение эта должность приобрела, поскольку её занимал Виссарионыч. Главой Совнаркома он стал в мае 1941 года,
Все значимые должности, которые Сталин занимал, он занял до войны. С чего бы ему ломиться в открытую дверь?
Вдобавок Великую Отечественную трудно перепутать с маленькой победоносной. Когда в октябре 1941 года, после постановления об экстренной эвакуации правительства и иностранных миссий, Сталин отказался покидать Москву, он был более-менее уверен, что врага отбросят от столицы. Однако это был единственный со времён Гражданской войны случай, когда он реально рисковал лишиться влияния в партии — заодно с жизнью.

Миф 3. Никакой Великой Отечественной не было, это всё советская выдумка — была Вторая мировая война

Великая Отечественная является эпизодом Второй мировой. Почему именно этот этап для нас важен и именно его мы выделяем?

Потому что Вторая мировая, как и Первая, — война империалистическая. Это война за колонии, за рынки сбыта, за ресурсы. Всё это вещи, безусловно, полезные. Но мало кто захочет жертвовать ради этого собой и своими детьми. И вряд ли кто-нибудь станет называть такую войну священной. Тем более, что сегодня ты отжал у соседа пролив, а завтра он у тебя. Так себе развлечение.

Именно поэтому люди, не ассоциирующие себя полностью с властями, не хотят в этом участвовать. Они чувствуют, что их государство — такой же хищник, как и остальные, даже если в данный момент оно обороняется.

Высказывания типа «жалко всех солдат по любую сторону фронта» — не что иное, как вырванные из контекста фрагменты этой западной концепции. Адекватна ли такая позиция? Для европейцев — да, возможно.

Во время Второй мировой Британия, Италия, Германия, США воевали в Ливии, Алжире, Тунисе, Марокко и ещё примерно дюжине африканских (и не только) стран. Отличались ли там одни солдаты от других, чтобы одних жалеть, а других нет? Как-то не особо.
А как же ужасные нацисты, не соблюдающие демократические права и свободы? Точно так же, как либеральные режимы, которые в колониях тоже ничего этого не соблюдали и опирались на прямое насилие и открытый террор.
Разница была лишь в том, что пока все прочие оставляли свои замашки к югу от Суэца, Гитлер неожиданно решил устроить Африку в Европе. Великая Отечественная выделяется не только географически, но, в первую очередь, характером конфликта. У СССР не было колоний, он не занимался вывозом капитала. Но к нему нагрянули большим табором всякие экстраверты и повели против советского народа войну на уничтожение.

Логично, что для нас это «война народная, священная война». Поэтому, когда людям, чьих дедов и бабушек планировалось согнать с земли и уничтожить, предлагают пожалеть организаторов геноцида, реакция немного нервная.

Аналогичный характер эта война носила для евреев. У них не было своей выгоды в этом переделе мира, у них даже своей государственности не было. Но их пришли целенаправленно уничтожать. Поэтому риторика пацифизма в этом случае выглядит неуместно. В качестве пояснительного примера послужит народная сказка про дурака, плясавшего на похоронах.

Миф 4. Пили бы баварское

Кто-то, конечно, пил бы. После того как несколько десятков миллионов было бы уничтожено, остальные потеряли бы возможность заниматься квалифицированным трудом, а наше поколение выросло в гетто, получив в лучшем случае начальное образование.
Как говорил Мартин Борман, «славяне должны работать на нас, если же они нам больше не нужны, пусть умирают. Прививки и немецкое здравоохранение посему излишни… Образование опасно. Для них достаточно уметь считать до ста».
Гиммлер, впрочем, был прогрессивнее — он предлагал ограничить обучение написанием своего имени, счётом до 500 и знанием Закона божьего (воспользуйтесь грамотностью и почитайте «Некоторые мысли об обращении с инородцами на Востоке»).

Что-то дорогое какое-то пиво получается.
Справка. Насчёт баварского нацисты, собственно, высказывались недвусмысленно. В отношении оккупированных территорий действовал так называемый Hungerplan, он же «План голода», согласно которому на этих территориях следовало изымать продовольствие в интересах рейха. Расчётные потери населения должны были составить 30 миллионов человек.

Считается спорным вопрос о том, насколько этот план был детализированным, но сама по себе концепция действовала и претворялась в жизнь. Непосредственный творец плана, глава министерства продовольствия и сельского хозяйства рейха Герберт Бакке, не стал дожидаться, пока его смелые замыслы оценит суд, и в 1947 году удавился в тюрьме сам. В общем, баварское досталось бы только тем, кто выжил. Бы.
Миф 5. Не нужно было сопротивляться

«А вот в захваченных Австрии и Дании почти никого не убили. Надо было не раздражать Гитлера сопротивлением, а показать себя европейцами, тогда и жертв было бы меньше».

У подобных благих пожеланий есть одно слабое место. С точки зрения идеологов нацизма, война была расовой. Есть культурные расы, а есть расы-паразиты. Западноевропейские народы — хорошие с расовой точки зрения. Они родственны немцам и представляют ценность. А монголы, поляки, народы бывшего СССР и многие другие — не представляют.
Какова вероятность, что отказавшийся от сопротивления клоп убедит вас, что он пушистый зайчик и вам надо жить дружно? Лично я бы посоветовала клопу не рисковать.
Тем более, что, несмотря на оскорбительные звериные клички, низшие расы вовсе не приравнивались к животным, а считались хуже их.

К слову, о животных. «Никогда нельзя встретить лисы, которая обнаруживала бы какие-нибудь гуманные намерения по отношению к гусю, как никогда мы не встретим кошки, склонной к дружбе с мышами», — писал Гитлер в «Майн Кампф» (1926 г.). Не будем слишком строги к Адольфу Алоизовичу, тогда не было ютьюба с няшными роликами, где любой может за пару минут удостовериться в обратном. А глубоко изучать предмет фюрер не любил — он художник, он так видел. Важно другое: снисходительность к низшим расам Гитлер считал противоестественной.

Правда, к расовой бредологии нацисты подходили довольно прагматично и могли делать отступления в угоду политической целесообразности. Так, итальянцы изначально считались лишь полунордической расой, а японцы вообще чем-то непотребным. Но для совместной борьбы с более сильным врагом тема их неполноценности замялась.

То есть в мифе есть рациональное зерно. Если бы Землю атаковали марсиане, гитлеровцы на время признали бы славян не совсем биомусором и с ними действительно можно было бы сосуществовать. Но в реальности этот миф не работает. Когда общего врага нет, а недочеловеки просто сдаются — в чём тут политическая необходимость оставлять им личную свободу и ресурсы? Ни в чём. Наоборот, это повод наконец перестать церемониться с союзниками-унтерменшами.
Справка. В таких, с позволения сказать, дискуссиях СССР действительно обычно сравнивают с Данией или Австрией. Однако у нас есть примеры поближе — Польша и Югославия. В этих странах число гражданских жертв зашкаливало. Реальная практика оккупации в СССР, безусловно, говорит о том, что мы для нацистов находились в одной категории не с австрийцами, а с сербами, поляками и евреями.
Миф 6. Ой, ну всё равно расовое угнетение долго не продержалось бы

«Потом немцы увидели бы, какие мы хорошие, и признали бы наши права».

Может, и не продержалось бы. А может, продержалось — и обеспечило бы регресс ещё на столетия.
И уж точно никакие рабы не отвоевали свои права без борьбы, просто подсюсюкивая угнетателю. Так что тактика заведомо ущербная.
Да, используя послезнание, можно говорить, что захваченные страны могли затаиться и ждать, пока придёт СССР, как бог из машины, и сделает всем красиво. Но эта логика работает для всех, кроме самого СССР. Потому что тогда никто не придёт, — а рабство может длиться сколько угодно. Оно могло бы длиться и после того, как нацистский режим спустя десятилетия исчез по внутриэкономическим причинам.

Делать тут прогнозы без научного подхода и компьютерного моделирования бессмысленно. Просто стоит иметь в виду, что рабство прекрасно существовало при капитализме, причём веками. И преодолеть отставание после этого очень трудно. Подумайте ещё раз, хотите ли вы туда. Достаточно один раз дать слабину — и выкарабкаться будет трудно.

Ольга Таболина

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here