800 лет назад смоленский князь Мстислав Удалой освободил Галицкую землю от венгров — Российская газета

0
2

В год 365-летия воссоединения России и Украин редакция "Родины"  ведет рубрику "Родичi Родины", которая напоминает читателям об общем и славном прошлом двух братских народов


Князь Мстислав Удалой на памятнике "Тысячелетие России" в Великом Новгороде.

Рыцарь

Мстиславом Удалым, а потом Мстиславом Удатным (удачливым) князя Мстислава Мстиславича прозвали историки — уцепившиеся за слова летописца XIII века о "великом удатном князе Мстиславе"1. Но оба прозвища пришлись нашему герою — родившемуся, скорее всего, в первой половине 1160х годов2 — впору.

Праправнук Владимира Мономаха, правнук Мстислава Великого, сын Мстислава Храброго, это был доблестный воин, рыцарь без страха и упрека.

Как истинный рыцарь, он жил войной. В 1193 году, княжа в Треполе (ныне село Триполье, километрах в 40 к югу от Киева), Мстислав мгновенно откликнулся на предложение князя соседнего Торческа сходить на половцев, за реку Рось. (И сходили, и обогатились скотом, лошадьми, рабами…)

Как всякий рыцарь, это был конный воин-профессионал — бронированный и тренированный. По сравнению с ополченцами из городских ремесленников и торговцев — форменный сверхчеловек! В битве с суздальцами на реке Липице 21 апреля 1216 года Мстислав Удалой, словно неуязвимый танк, трижды прорубился через полк горожан — туда, обратно и еще раз туда — и остался невредим. Даром что ему было уже около пятидесяти…

Мечу Мстислав предпочитал боевой топор.

Лошадей любил серой масти. Про одного из его боевых коней точно известно, что был он сивым — бледно-серым, почти белым. Другого звали Атказ — а по-половецки это означает "конь-гусь".

А как стратегу и тактику, князю очень подходит имя "храбрый ястреб", которым величали Мстислава Удалого соратники после победы под Галичем в 1221 году3.

Внезапно сорвавшись с ветки, ястреб на огромной скорости неукротимо преследует жертву — лавируя между деревьями, проносясь сквозь кусты! — пока не настигнет и не пронзит когтями…

Искатель приключений

Обычно Мстислав воевал ради славы.

Ради военной добычи.

Чтобы отстоять честь своего княжеского клана.

И, казалось бы, нет ничего удивительного в том, что летом 1217 года он заявил новгородцам: "Хощю поискате Галица (так на "цокающем" новгородском диалекте звался Галич. — Авт.)"4. И, отказавшись от новгородского княжения, уехал на юг.

Казалось бы, все ясно: князю-воину нужны новые приключения.

Новое поле для подвигов. Галицкая земля — чьим стольным градом был Галич, один из крупнейших городов Древней Руси, — находилась на западе нынешней Украины, на территории большей части Львовской и Ивано-Франковской областей, части Тернопольской, Хмельницкой, Черновицкой и части Подкарпатского воеводства Польши.

На этом конце Руси Мстислав не воевал аж с 1196 года.

Не лишними были бы ему и доходы с богатой Галицкой земли.

Тем более что после 1199-го — когда пресеклась тамошняя княжеская династия — земля эта считалась бесхозной. Кто только теперь за нее ни боролся! И волынские князья, и черниговские, и польский князь Лешко Белый, и венгерский король Андраш (Андрей) II, и даже галицкий боярин Володислав Кормильчич…

Все это так.

И все же мотивы Мстислава были, думается, не только меркантильными.

Православный

К 1217-му Галицкая земля оказалась не просто выморочным имуществом, а землей, насилуемой иноверцами.

После того, как в 1214м Андраш II посадил княжить в Галиче своего сына Кальмана (Коломана), венгры стали искоренять там православную веру и насаждать католическую. "… А епископа и попы изгна из церкви, — писал о короле киевский летописец, — а свои попы приведе Латыньския на службу"5… Вернулся в Галич и уже известный там палатин Бенедикт Бор (он же Бенедикт Лысый) — "томитель бояром и гражаном", насильник, от которого рыдали даже попадьи и монахини; "вправду бе антихрист"6…

Уже в 1215-м7 галичане восстали против венгров.

И, думается, Мстислав "искал Галича" не только из-за доходов с него, но и желая защитить православную веру.

Тогда, в XIII веке, не было еще ни русских, ни украинцев. Во всех землях, на которые распалось в XII столетии Древнерусское государство, люди — по крайней мере, князья, бояре, духовенство и горожане — именовали себя "русью" (это название собирательное, а конкретный человек звался "русин").

И говорили на одном языке — сейчас мы называем его древнерусским. Правда, в диалекте жителей Галицкой земли были уже заметны черты, присущие нынешнему украинскому языку8. Но все-таки это был лишь диалект древнерусского…

Помогать русинам галицким Мстислав пошел с русинами смоленскими. Ведь он принадлежал к княжескому клану Ростиславичей — общим владением которых была Смоленская земля. Она занимала территорию не только нынешней Смоленской области, но и часть территории еще шести областей России и Беларуси — Могилевской, Тверской, Московской, Калужской, Псковской и маленький кусочек Витебской.

Сам Мстислав владел там "Торопецкой волостью" — на западе нынешней Тверской области, между Торопцом, Ржевом и озером Селигер.

Связь с ней он сохранял даже княжа в Новгороде9. И, значит, свою главную ударную силу — дружину, тяжеловооруженных конников — набирал, скорее всего, именно там, в "Торопецкой волости".

А союзник и двоюродный брат Мстислава, смоленский князь Владимир Рюрикович повел остальные силы Смоленской земли — свою дружину и городские ополчения.

Изучение истории Древней Руси — дело неблагодарное. Почти всегда одно и то же: источников мало, сведения их скудны и противоречивы.

Но хронология похода все же поддается восстановлению10.

Сын жестокой эпохи

В начале 1219 года Мстислав Удалой и Владимир Рюрикович со смолянами подступили к Галичу (он стоял тогда не у впадения Луквы в Днестр, как сейчас, а в четырех километрах выше по течению Луквы, у нынешнего села Крылос). Королевичу Кальману и палатину Бенедикту пришлось бежать, и Мстислав стал галицким князем.

Тут бы и завершить рассказ благостной картиной "торжества православия". Ан не выходит! Жизнь всегда сложнее.

Значительная часть жителей Галича не сумела наладить отношения с новым князем. И когда в октябре того же 1219 года в Галицкую землю вторглись венгерское войско и поляки Лешка Белого, Мстислав не стал сопротивляться: на галичан — желавших получить в князья Даниила Романовича волынского — он положиться не мог11.

И ушел в Киевскую землю, в Торческ — где княжил в первые годы XIII века.

А уже оттуда, наняв людей своего тестя, половецкого хана Котяна, в конце 1220 года пошел с ними и с киевским князем Мстиславом Романовичем (тоже из смоленских Ростиславичей) отбивать Галич вторично.

И стал мстить отвергшим его галичанам!

Потому что, будучи защитником веры, святым он не был. А был сыном своей жестокой эпохи, аристократом Средневековья.

Его половцы разграбили и сожгли пригородные боярские усадьбы между Галичем и Днестром. Потеряв под стенами города одного из своих ханов, они стали галичан резать, жечь и четвертовать. А когда взять Галич не удалось, рассыпались по всей земле — грабя и сжигая города и села, угоняя людей в рабство12.

Мстислав взирал бесстрастно. Холопы, смерды, горожане — материал расходный…

Победитель

Однако при всей антипатии галицких русин к смоленскому русину Мстиславу Удалому католики были для них еще нестерпимее.

В июле 1221 года Мстислав и еще трое князей из смоленских Ростиславичей — Владимир Рюрикович, Ростислав Давыдович и Ростислав Мстиславич (сын Мстислава Романовича киевского) — со смолянами, киевлянами и половцами вновь двинулись на Галич.

Навстречу им вышли с войском палатины Андраша II и Лешка Белого — Фильний (Аттила Фильня) и Марек. (Русские летописи сообщают, что, кроме венгров и поляков, у них были и чехи с моравами13).

"Острый мецю (меч. — Авт.), борзый коню — многая Руси", — надменно говорил Фильний, ["из]древле прегордый Филя"14.

И в сражении 14 августа 1221 года (в канун Успения Божьей Матери) под Галичем он чуть было не оказался прав. Конем и мечом поляки опрокинули "многую русь" — войска Владимира и двух Ростиславов — и, вместе с венграми, стали преследовать их.

Но тут совершил свой ястребиный бросок Мстислав Удалой — ударив с торопецкой дружиной и половцами во фланг венграм и воевавшим на их стороне галичанам.

Это и решило исход битвы!

Ободренные Ростислав Давыдович и Ростислав Мстиславич остановились и атаковали со смолянами и киевлянами другой фланг венгров. Оказавшись в окружении, те были истреблены, а "величавый Филя" — пленен русским дружинником.

Затем та же участь постигла поляков — вернувшись из погони, они неожиданно для себя оказались окружены смолянами Ростислава Давыдовича и половцами.

Уцелевшие "угре и ляхове" разбежались по окрестностям Галича.

Там некоторые из них "истопоша" в реках, а остальные…

А остальных стали истреблять галицкие смерды! И "никому же не утекши (никто не ушел. — Авт.) от них"15!

Осаждённые в Успенском соборе Галича горожанами, изнемогши от жажды, "угры" сдали собор подъехавшему Мстиславу. Королевич Кальман и глава провенгерской партии галичан боярин Судислав попали в плен.

"И бысть радость велика, спас Бог от иноплеменних"16…

В 1227 году Мстислав добровольно удалился в свой старый Торческ, а Галич отдал другому сыну Андраша II — королевичу Андрашу же (Андрею). За что боролись?

Но королевич Андраш не допускал уже гонений на православие.

"Храбрый ястреб" и его смоляне отучили венгров от таких экспериментов.

1. Горский А.[А.] Средневековая Русь. О чем говорят источники. М., 2018. С. 116-117.
2. Умирая в 1180 году, отец Мстислава назначил опекуна только для одного своего сына — Владимира. Значит, Мстислав был уже совершеннолетним, минимум 15 лет от роду.
3. Щавелева Н.И. Древняя Русь в "Польской хронике" Яна Длугоша. (Книги I — VI). Текст, перевод, комментарий. М., 2004. С. 356.
4. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950. С. 258-259; Бережков Н.Г. Хронология русского летописания. М., 1963. С. 106.
5. Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). Т. VII. СПб., 1856. С. 119. О киевском источнике Воскресенской летописи см.: Котляр Н.Ф. Княжеская служба в Киевской Руси. СПб., 2017. С. 112.
6. ПСРЛ. Т. II. СПб., 1843. С. 157.
7. Головко А.Б. Юго-Западная Русь в политике Венгрии в первой половине XIII в. // Rossica antiqua. 2010. N 2. С. 123-124.
8. Соболевский А.И. История русского литературного языка. Л., 1980. С. 76-77.
9. Янин В.Л. Новгород и Литва. Пограничные ситуации XIII — XV веков. М., 1998. С. 49-51.
10. Грушевський М. Хронольогiя под] [й Галицько-волинсько] [ л] [тописи // Записки Наукового товариства iмени Шевченка. Т. LXI. Львiв, 1901. С. 14-17, 63.
11. Майоров А.В. Галицко-Волынская Русь. Очерки социально-политических отношений в домонгольский период. Князь, бояре и городская община. СПб., 2001. С. 443-445.
12. Щавелева Н.И. Указ. соч. С. 354; ПСРЛ. Т. VII. С. 128.
13. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. С. 260-261; ПСРЛ. Т. VII. С. 126.
14. ПСРЛ. Т. II. С. 162.
15. Там же; Щавелева Н.И. Указ. соч. С. 356.
16. ПСРЛ. Т. II. С. 162

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here