Отношения России и КНР прошли нелегкий путь становления — Российская газета

0
2

В 1951 году ЦК комсомола Китая направило на учебу в Центральную комсомольскую школу 22 лучших молодых работников из Китая, одним из которых был я.

Мы проучились в Москве больше года. В 1958 году меня направили на работу в Министерство иностранных дел, по долгу службы я был начальником отдела по делам СССР департамента Советского Союза и Восточной Европы, заместителем начальника департамента Советского Союза и Европы, политическим советником Посольства Китая в СССР, потом снова — начальником Департамента Советского Союза и Европы в МИДе, заместителем министра иностранных дел, курирующим отношения с Россией. После выхода на пенсию я по-прежнему участвую в российско-китайских двусторонних мероприятиях, поддерживаю связи со своими старыми друзьями из России. Можно сказать, что вся моя жизнь неразрывно связана с Россией.

Свидетель всего процесса нормализации китайско-советских отношений

В 1965 году председатель Мао Цзэдун прозорливо сказал председателю Совета министров СССР Алексею Косыгину: "Думаю, китайско-советские отношения рано или поздно будут налажены, может быть, это произойдет десять лет спустя, объединиться нам помогут американцы".

В 1980-е годы и в Китае, и в России шла взаимная корректировка курсов, постепенно в межгосударственных отношениях наступило потепление и улучшение. В 1982 году руководитель СССР Леонид Брежнев в своей ташкентской речи выразил желание улучшить отношения с Китаем, что объективно создало удобную возможность для корректировки китайского курса в отношении СССР. На второй день после выступления Брежнева товарищ Дэн Сяопин дал указания МИДу подготовить позитивный отклик Китая. Далее китайская сторона направила сообщение советской стороне, предложив сторонам все спокойно обсудить на переговорах, чтобы совместными усилиями содействовать устранению серьезных барьеров в двусторонних отношениях во имя стремления к их значительному улучшению. Советская сторона ответила, что готова в любое время, в любом месте и на любом уровне обсуждать с Китаем двусторонние вопросы, чтобы устранить все преграды, мешающие нормализации двусторонних отношений. Так обе стороны начали путь к нормализации межгосударственных отношений.

Всего прошло 12 раундов политических консультаций по нормализации китайско-советских отношений. Консультации проходили в очень сложном и напряженном режиме, однако по сравнению с более ранним периодом, когда во время переговоров по поводу советско-китайской государственной границы "пахло порохом", в нынешний период царила достаточно спокойная обстановка. В июле 1986 года после того, как Михаил Горбачев выступил во Владивостоке, с октября начался 10-й раунд политических консультаций, подход СССР стал еще более активным, советская сторона больше не уклонялась от обсуждения камбоджийской проблемы. В июне 1988 года в ходе последнего раунда консультаций советская сторона выразила намерение провести с китайской стороной обсуждение камбоджийского вопроса на уровне замминистров иностранных дел.

С 27 августа по 1 сентября 1988 года заместители министров иностранных дел обеих стран в Пекине провели специальное рабочее совещание по камбоджийской проблеме. Результаты были позитивными, что напрямую повлияло на решение о проведении встречи высших руководителей двух стран. Совещание проходило в государственной резиденции Дяоюйтай, мы с замминистра иностранных дел СССР Игорем Рогачевым уже хорошо знали друг друга, ведь каждый раз переговоры длились очень долго. Последние переговоры начались после полудня и продолжились до самого вечера, запланированный банкет снова был отложен, а потом и вовсе превратился в рабочий ужин. Стороны и за столом не прекращали обсуждений, а поужинав, снова сели за переговоры, которые завершились лишь к 12 ночи. На этот раз мы достигли внутренней договоренности: обе стороны согласились, что камбоджийская проблема подлежит справедливому и рациональному разрешению политическими методами.

16 сентября Михаил Горбачев, говоря о китайско-советских отношениях, открыто выразил позицию СССР по камбоджийской проблеме. Он сказал: "Мы выступаем за нормализацию отношений с Китаем, и готовы немедленно приступить к подготовке советско-китайской встречи на высшем уровне". Накануне в Пекине прошла двусторонняя рабочая встреча по разрешению камбоджийской проблемы, на которой стороны в значительной мере расширили сферу взаимопонимания, что, в свою очередь, способствовало улучшению двусторонних отношений. 20 сентября на полях 43-й ассамблеи ООН состоялась встреча министров иностранных дел Китая и Советского Союза, было решено, что глава китайского МИДа посетит СССР для подготовки к китайско-советской встрече на высшем уровне.

В 1989 году Горбачев во время визита в Китай провел встречу с Дэн Сяопином, и стороны выразили намерение "покончить с прошлым, открыть путь к будущему", так началась нормализация китайско-советских отношений.

40 лет невзгод и потрясений нанесли серьезный ущерб нашим двусторонним отношениям, мы многое почерпнули из этого исторического урока. Мы поняли, что ни союз, ни противостояние не приведут к успеху в китайско-российских отношениях, они должны базироваться на пяти принципах мирного сосуществования, страны должны быть партнерами, но не вступать в коалицию. 

Свидетель исторического перехода от китайско-советских к китайско-российским отношениям

Товарищ Дэн Сяопин указывал: "Какие бы перемены ни происходили в Советском Союзе, нам надо спокойно продолжать развитие отношений, включая политические отношения, не занимаясь идеологическими спорами". Этот курс был очень важен, в нем обобщенно нашли свое отражение уроки исторического опыта. Благодаря совместным усилиям двух сторон, в ходе китайско-советской встречи на высшем уровне было определено, что основные принципы двусторонних отношений не будут подвержены пересмотру, это заложило фундамент к выстраиванию отношений нового типа.

25 декабря 1991 года делегация во главе с министром внешней торговли и экономического сотрудничества КНР Ли Ланьцином и со мной в качестве заместителя главы делегации приехала в Москву, мы остановились в гостинице Посольства КНР в Советском Союзе. В тот вечер Михаил Горбачев по телевидению объявил о сложении своих полномочий с поста президента СССР, так окончательно распался Союз Советских Социалистических Республик.

27 декабря глава китайской делегации Ли Ланьцин провел встречу с заместителем председателя правительства Александром Шохиным, курирующим внешнюю торговлю, на встрече он передал устное сообщение от руководителя Китая, уведомив, что китайское правительство приняло решение о признании правительства Российской Федерации, Китай поддерживает переход членства СССР к России в Совбезе ООН. Российская сторона позитивно откликнулась на это сообщение, вечером состоялся банкет от имени министра иностранных дел, а также встреча заместителей министров иностранных дел.

С российской стороны на встрече присутствовал новый замминистра иностранных дел Георгий Кунадзе, который изначально был экспертом-международником. Он поблагодарил китайское правительство за дипломатическое признание, а также за поддержку Китая в правопреемственности России в Совбезе ООН, согласившись с китайской стороной по поводу принципиальных подходов в китайско-российских отношениях. Я тут же представил для рассмотрения китайский и русский варианты проекта "Протокола встречи". В протоколе было шесть пунктов: признать пять принципов мирного сосуществования в качестве основы двусторонних отношений, утвердить базовые положения двух достигнутых ранее китайско-советских совместных коммюнике в качестве руководящих принципов китайско-российских отношений; обе стороны обязуются продолжать выполнять все пункты соглашений и договоров, достигнутых между Советским Союзом и Китаем; российская сторона вновь подтвердит приверженность "единому Китаю" — позиции китайской стороны по тайваньскому вопросу; китайское правительство поддержит правопреемственность России в ООН, включая Совбез ООН и переход от Советского Союза к России места в других международных организациях; стороны намерены развивать дружественные отношения между правительственными структурами и ведомствами и на других уровнях; стороны подтверждают активные результаты, достигнутые в ходе переговоров о демаркации границы, а также в кратчайшие сроки начнут ратификацию соглашения по восточному участку китайско-советской границы. Встреча прошла успешно, был утвержден проект китайской стороны.

29 декабря в российском МИДе стороны официально подписали "Протокол встречи" правительственных делегаций, что стало оптимальным разрешением проблемы правопреемственности России в контексте отношений с Китаем. Этот протокол стал руководящим документом для развития китайско-российских отношений в новой ситуации.

Подготовка к первой встрече высших руководителей Китая и России

17 декабря 1992 года президент России Борис Ельцин приехал с визитом в Китай. Это был первый визит на высшем уровне после распада Советского Союза. В марте российский министр иностранных дел посетил с визитом Китай. На встрече Андрей Козырев отметил, что подписание протокола встречи в прошлом году заложило основу для дальнейшего развития двусторонних отношений. Российско-китайские отношения не начинаются с нулевой отметки, потому что Российская Федерация решила твердо отстаивать продолжение прежнего курса на нормализацию советско-китайских отношений. В беседе с китайским министром иностранных дел Китая Цянь Цичэнем Козырев также особо упомянул, что президент Ельцин в Нью-Йорке сообщил о намерениях совершить визит в Китай.

В октябре в Китай с визитом приехал замминистра иностранных дел Георгий Кунадзе для согласования всех вопросов, связанных с предстоящим визитом Ельцина в Китай. Стороны заострили внимание на итоговом политическом документе визита. Российская сторона подчеркивала, что этот визит имеет весьма важное значение, а потому предлагала подписать Договор по двусторонним отношениям. Китайская сторона отмечала, что Китай не участвует в подобных договорах, в обычной практике принято заключать совместные коммюнике. В ответ на это российская сторона заявила, что между Китаем и Советским Союзом было заключено два совместных коммюнике, к тому же слово "коммюнике" имеет отношение к прессе. Поэтому российская сторона предложила подписать "совместную декларацию", считая, что так будет солиднее. Китайская сторона не согласилась с этим предложением. Но чтобы проявить искренность, сообщила, что документ может носить название "совместного заявления". Российская сторона настаивала на "совместной декларации", таким образом, стороны не пришли к единому мнению.

После взаимного обмена проектами политического документа визита на высшем уровне, руководитель ведомства российского МИДа во главе группы прибыл в Пекин для обсуждения содержания документа, однако проблема "декларация или заявление" по-прежнему оставалась неразрешенной. Помню, как однажды в полдень замминистра Чжоу Сяопэй пришел ко мне с "Большим русско-китайским словарем", сказав, что в русском языке слово "декларация" имеет два значения: первое, это декларация в смысле манифеста, а второе (дипломатическое) значение — это совместное заявление. По его мнению, поскольку слово "декларация" имеет значение "совместного заявления", то, может быть, стоит согласиться с формулировкой российской стороны, а в китайском варианте оставить название "совместное заявление", так будет оптимально для обеих сторон. Я согласился взять на вооружение этот гибкий метод и сказал, что займусь урегулированием всех технических деталей, а потом передал свой доклад. Российская сторона выразила свое согласие. Стороны также заключили "джентльменское соглашение" по поводу конкретных действий: когда президент Ельцин будет объявлять название политического документа, российская сторона переведет его на китайский как "совместное заявление", а когда китайский руководитель объявит название документа как "совместное заявление", по-русски оно будет звучать как "совместная декларация".

Благодаря тщательной подготовке двух сторон визит Ельцина в Китай увенчался полным успехом. После встречи генеральный секретарь Цзян Цзэминь в государственной резиденции Дяоюйтай устроил банкет в честь президента Ельцина и сопровождающих. Все сидели за длинным столом, генеральный секретарь и президент сидели по центру напротив друг друга. Сначала выпили шаосинского вина, а Цзян Цзэминь сказал, что сегодня мы угощаем вас рисовым вином из провинции Чжэцзян, которое носит имя заместителя премьера Шохина (китайская транскрипция фамилии Шохин — "шаосин") из вашей делегации. Ельцин был крайне удивлен, а Шохин тут же поднялся и стал благодарить генерального секретаря Цзян Цзэминя. После этого Цзян Цзэминь распорядился подать водку "Маотай". Ельцин сразу же оживился, стал намного более разговорчив. Блюда были немного пресными, и Ельцин попросил принести ему соль. Тогда сидящий рядом с ним министр иностранных дел Козырев попросил принести ему соевого соуса, предложив президенту тоже вместо соли добавить соус. Но Ельцин настаивал, сказав Цзян Цзэминю: "Я не всегда прислушиваюсь к советам министра иностранных дел". Цзян Цзэминь тут же отреагировал: "Думаю, что это неплохое предложение министра иностранных дел". На что Козырев сразу же его поблагодарил.

В ходе первого визита российского президента были достигнуты реальные конкретные результаты, стороны подписали пакет из 24 документов, большая часть которых были соглашениями по конкретному сотрудничеству в важных сферах. Ельцин сказал: "Это рекордное число соглашений, которое должно войти в Книгу рекордов Гиннесса".

Начиная с визита Ельцина 1992 года китайские и российские главы государств установили механизм регулярных обменов визитами, благодаря прямым контактам стороны устранили существующие преграды, расширили взаимопонимание и доверие. Китай и Россия вновь признали друг друга "дружественными странами", а потом подтвердили, что между странами сложились "конструктивные партнерские отношения нового типа", провозгласили развитие "партнерских отношений стратегического сотрудничества", открыв новую эру стратегического взаимодействия "плечом к плечу".

Об авторе

Тянь Цзэнпэй, с 1951 по 1952 год учился в Центральной комсомольской школе в Советском Союзе. В 1958 году — направлен на работу в Министерство иностранных дел КНР, занимал посты начальника Отдела по работе с СССР Департамента Советского Союза и Восточной Европы, заместителя начальника Департамента Советского Союза и Европы, был политическим советником Посольства Китая в СССР, послом КНР в Чехословакии, начальником Департамента Советского Союза и Европы в МИДе, послом КНР в Югославии, заместителем министра иностранных дел, секретарем парткома министерства иностранных дел КНР, заведующим Дипломатической комиссией сессии Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая 9-го созыва.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here