Главная / Общество / Как Пушкин помог школьному учителю воспитать себя, десять родных детей и сотни учеников — Российская газета

Как Пушкин помог школьному учителю воспитать себя, десять родных детей и сотни учеников — Российская газета

Мальчишкой он «отдал все свои 7 меллионов» — так писал в дневнике — за то, чтобы увидеть гоголевского «Ревизора» в провинциальном театре. Но всю жизнь провел под пушкинской звездой.

Илья Гудков с женой и детьми. Фото: из семейного архива

Илья Гудков даже внешне походил на Александра Сергеевича. С довоенных фото смотрит кудрявый молодой человек в элегантном костюме. В одном из дневников эта фотография помещена рядом с авторским рисунком Пушкина.

На дневник учителю литературы Илье Васильевичу Гудкову (неудивительно, что он выбрал такую профессию) не всегда хватало времени и сил. "Но без этого нет ничего, что могло бы успокоить меня от испепеляющего учительства", — записал он в 1934-м.

И все-таки было что-то еще. Стихи, которые он писал — чаще всего летом, в родной калужской деревне Мосолово, сидя под густой яблоневой листвой. И дети, конечно. Их у Ильи и Варвары Гудковых было десять. Старшая зовется Татьяной. Татьяной Ильиничной.

— Отец давал нам пушкинские имена. Татьяна, Людмила, Евгений, — рассказывает она.

И вспоминает, как все помещались в квартире в Тушино, тогда еще подмосковном городе, где после возвращения из Челябинска (туда распределили после института) работал отец:

— Спали под кухонным столом. Как-то к нам приходил корреспондент из газеты, чтобы сделать снимок, как живет многодетная семья. Была фотография: бабушка разливает суп из кастрюли, хотя на самом деле кастрюля — пустая…

Да, семье Гудковых-Пушкиных пришлось голодать — учительской зарплаты на 12 ртов, конечно, не хватало. Жили бедно. Но у Ильи Васильевича и Варвары Ивановны было другое богатство.

— "Сколько Бог даст — столько и будет", — сказал мама, когда умер их с папой первенец, — говорит Татьяна Ильинична. — Он прожил совсем недолго. В продуваемом бараке, где зимой по утрам стены покрывались инеем, заболеть было недолго и взрослому, а тут младенец…

Отец писал тогда в дневнике: "Год назад вошел я в этот склад холода, клопов и пыли. Растерянная Варя вкатила поломавшуюся в грязи коляску с Вовой и примусом. Где теперь Вова?! Где?! Лишь недолгие сны отвечают мне на этот вопрос. Словно пушкинский Годунов вижу я мальчика (правда, не кровавого, но кровного) с жутким страданием на лице".

— Помню, как мы с папой приходили на кладбище возле нынешней станции метро "Сокол", — продолжает Татьяна Ивановна. — На могилке было много-много маленьких гвоздик . Он сказал мне, что это — слезки…

В дневнике, где Илья Васильевич описывает смерть Володи, — чернильные разводы. На грубую бумагу тоже капали слезы и застывали синими кргуами.

На месте того кладбища теперь разворотный круг для троллейбусов…

Братские могилы Великой Отечественной были рядом — на Волоколамском шоссе, где ночами дежурил Илья Гудков. Днем — преподавал в школе.

Выпускники писали своему учителю с фронта, что его уроки помогают даже там.

— Как только его родное Мосолово освободили от фашистов, дед отправился в деревню и записывал свидетельства местных жителей. Это была настоящая репортерская работа, — говорит Андрей Бородулин, внук Илья Васильевича, сам ставший журналистом.

Школы в Мосолове давно нет, но потомки Ильи Васильевича сохранили сельскую библиотеку.

А в школе № 2 (после того, как Тушино стало Москвой, она получила номер 820) Илья Васильевич вел пушкинский кружок, куда на встречу приезжал праправнук Александра Сергеевича — Григорий Пушкин. Однажды на приглашение откликнулась даже труппа Малого театра. На приглашение школьного кружка!

— Школьной площадки оказалось мало, поэтому встречу перенесли в зал дома культуры "Красный Октябрь", — вспоминает Татьяна Ильинична.- После представления отец вышел с артистами на сцену.

— В Мосолове дед каждый день выходил гулять на природу. Одна из картинок у меня перед глазами — как он открывает деревянную калитку — и уходит, — вспоминает Андрей. — Всегда гулял с дневником, куда записывал впечатления, стихи, рисовал. Так было с детства — как тот поход на "Ревизора".

С одной из таких прогулок в 1989-м 84-летний Илья Васильевич не вернулся. Растворился в природе.

Леса вокруг Мосолово и сейчас глухие, нормальной дороги нет до сих пор. Поэтому искать останки пришлось год. Дорогу домой Илья Васильевич всегда знал. Просто в тот день ушел навсегда. 

А Варвара Ивановна намного пережила мужа (он был старше на девять лет). Ее не стало 30 мая. В этот день у них была свадьба.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*