Главная / Общество / Как выбрать правильную профессию и вуз — Российская газета

Как выбрать правильную профессию и вуз — Российская газета

Пять самых перспективных направлений в вузах; три региона, где все родители хотят, чтобы их дети получили высшее образование; четыре лучшие математические школы в России — об этом и многом другом «РГ» рассказывает доктор экономических наук, директор Центра экономики непрерывного образования института прикладных экономических исследований РАНХиГС Татьяна Клячко.

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Татьяна Львовна, больше 300 тысяч выпускников школ придут в этом году на бюджетные места в вузы. Какую профессию выбрать, чтобы всегда быть востребованным на рынке труда?

Татьяна Клячко: Первая область — медицина, люди болеют, и будут болеть всегда, их кому-то надо лечить. Вторая сфера — информационные технологии. Даже если специалисты не будут востребованы в России, они смогут найти работу за границей. Хорошие перспективы у разработчиков новых языков программирования, программных продуктов, игр. Третье направление — дизайн. Это и промышленный дизайн, и дизайн сайтов. Четвертое — все специальности, которые связаны с очисткой воды. Тут и опреснение, и очистка сточных вод, и все, что с этим связано. Эксперты говорят: все следующие войны будут битвами за чистую воду. Пятое — экономика. Хороших экономистов у нас очень не хватает.

А прогнозы и опросы родителей говорят, что больше всего будут нужны инженеры и рабочие…

Татьяна Клячко: Большая часть родителей считает, что их дети должны пойти в IT-сферу, медицину и в правоохранительные органы. Хотя в последнее время интерес к медицинским специальностям несколько снизился, потому что все всё время говорят о том, что врачи мало получают. А люди реагируют на то, что слышат. Я вам приведу известный в сфере экономистов факт: в свое время американцы спрогнозировали, что у них через 10 лет будет нехватка физиков и избыток математиков. Получили все ровно наоборот. Думаете, прогноз оказался неверным? На тот момент, когда он составлялся, он был замечательным! Но эксперты не учли очень простой вещи — люди начали работать с прогнозом. Если людям сказали, что будет нехватка математиков, значит, надо туда идти. А если физиков будет в избытке, значит, ребенка не надо ориентировать на физические факультеты. Хороший прогноз — это прогноз погоды, где от нас мало что зависит. А с социальными прогнозами люди начинают активно работать — либо способствовать, либо противодействовать.

Выходит, если нам говорят, что экономисты не нужны, выбирать надо именно экономические факультеты?

Татьяна Клячко: Сколько бы ни говорили о том, что не надо идти в экономисты, мы видим и в этом году рост интереса к экономическому образованию. Люди понимают: от экономики в нашей жизни зависит очень многое. Я бы еще посоветовала идти на математические факультеты, но здесь нужно иметь четко выраженные способности к математике.

Так ведь способности к математике можно развить. Разве нет?

Татьяна Клячко: Нет, они либо есть, либо их нет. Можно закончить математический факультет, но математиком не стать. Можно учиться музыке, но не стать музыкантом. Понимаете? Детей с математическими способностями не так уж много. И школ, где таких детей хорошо учат, тоже немного. Это, например, московская 57-я школа, Лицей "Вторая школа", СУНЦы — в Новосибирске, Москве… Я училась в физико-математическом классе, и у нас было только один ученик с ярко выраженными математическими способностями: он мог решить любую задачу быстрее других, предложить свой вариант решения. В итоге поступил на мехмат МГУ. Но я твердо уверена, что абсолютно всех детей — с дислексией, с дискалькулией надо обязательно учить математике, логике. Математика — это язык, который ставит на место мозги.

На экономические, математические факультеты в хороших вузах всегда большой конкурс. ЕГЭ действительно открыл двери для ребят из глубинки, но появились другие вопросы. Что лучше: платное отделение государственного вуза или частный вуз? Престижная специальность на бюджете в университете средней руки или внебюджет в столичном вузе?

Татьяна Клячко: По нашим опросам, примерно 7,5 — 8 процентов родителей из самых разных регионов нашей страны хотят, чтобы их дети учились в московских и питерских вузах. 14-15 процентов готовы к тому, что их дети могут переехать на учебу в другой регион. Если родители не хотят отпускать ребенка учиться далеко от дома, то тут лишь из этих родителей примерно 20 процентов нацелены на ведущие университеты своего региона, остальные ориентированы на самые обычные вузы. Если ребенок набрал на ЕГЭ 80-85 баллов, я бы посоветовала попробовать поступить на бюджет в известный престижный вуз, это было бы лучшим стартом. Но родители должны понимать, что домой в этом случае возвращается не больше 10 процентов. Если чуть-чуть не хватило баллов до обучения на "бюджете" и есть возможность платить за учебу, надо рассмотреть платное обучение в сильном вуза. Хорошее образование можно получить не только в Москве и Санкт-Петербурге. В Томске, Новосибирске, Красноярске, Нижнем Новгороде, Воронеже, других городах есть сильные университеты. Есть и хорошие негосударственные вузы, их примерно 15 процентов от общего числа частных вузов.

Допустим, я не поступила в вуз. В хороший не хватило баллов, а в плохой идти не хочется. Что дальше — в колледж или снова готовиться к ЕГЭ?

Татьяна Клячко: Выбор между высшим и средним профобразованием, прежде всего, делается в девятом классе. В начале 2000-х в 10-й класс переходило примерно 67 процентов учеников, сейчас — 55. И это несмотря на то, что почти 90 процентов родителей мечтают о высшем образовании для своих детей. Но жизнь меняет планы. Стратегии сейчас такие: выпускник 9-ого класса идет в колледж или техникум, получает профессию, выходит на рынок труда, зарабатывает. Если ему требуется высшее образование, оплачивает его сам или поступает на бюджет. В последнее время доля заочного обучения снижалась, но я думаю, что в ближайшем будущем мы получим всплеск интереса к заочному или вечернему образованию. Во всяком случае, не к дневному. Правда, есть регионы, где родители нацелены практически исключительно на высшее образование. Это Москва, Санкт-Петербург и Республика Саха (Якутия).

С Москвой и Питером все ясно, а Якутия как попала в эту тройку?

Татьяна Клячко: Там неплохие заработки у родителей, а климат суровый, поэтому много желающих отправить детей учиться в вузы за пределы своего региона.

Сегодня много говорится о непрерывном образовании. Готовы россияне учиться всю жизнь, менять место жительства, если потребуется, переезжать в тот регион, где нужны рабочие руки?

Татьяна Клячко: Молодежь до появления детей очень активна и готова ради хорошей работы менять место жительства. На эту тему мы делали большое исследование. Естественно, юноши чаще готовы переезжать, чем девушки. С карты России в последние годы исчезло около 23 тысячи поселений — это и села, и поселки городского типа, и моногорода. Это, вообще говоря, нормальный процесс, но эмоционально достаточно тяжелый.

Непрерывное образование нужно в меняющемся мире. Если у вас система производства меняется медленно или не меняется вообще, а вы будете требовать переобучения, повышения квалификации своих сотрудников, вам принесут какие-то свидетельства, сертификаты, которые будут фикцией. Если человеку для работы нужно поучиться, то он обязательно найдет, где и как. Беда в том, что у нас довольно много устаревших предприятий, которые нельзя закрыть в силу разных причин. Молодежь заканчивает вуз, приходит туда, а там нет ни достойных зарплат, ни условий труда. Молодежь уходит, а работодатель говорит: "У меня нет нужных кадров! Вузы учат плохо!" Разве есть необходимость переучивать работников на таком предприятии? К сожалению, мы слышим чаще всего голоса тех, кто недоволен, хотя в каждой сфере есть успешные предприятия и их, между прочим, базовое образование выпускников наших вузов устраивает, но они об этом громко не говорят, они просто берут на работу хороших выпускников.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*