Олег Кивокурцев: Роботы будут работать там, где опасно или скучно — Российская газета

0
3

Основатель компании PROMOBOT Олег Кивокурцев попал в знаменитую подборку журнала Forbes «З0 до 30». Кивокурцеву 28 лет, и его бизнес — это роботы. Не просто компьютерные программы и нейросети, а самые настоящие андроиды — с руками, туловищем, головой. Они обслуживают посетителей в банках, водят экскурсии по музеями и болтают с посетителями торговых центров. На очереди роботы-охранники, роботы-полицейские, роботы-педагоги. Кивокурцев из тех счастливчиков, которым удалось превратить юношеское увлечение в серьезное дело. 65 процентов продукции уходит на экспорт — обаятельных роботов можно встретить в Ирландии, Казахстане, но почему-то больше всего их любят на Ближнем Востоке.

Фото: Предоставлено пресс-службой IPQuorum

Мы встретились с Кивокурцевым на полях площадки PQuorum.Start, организованной Ассоциацией IPChain в рамках международной конференции StartupVillage 2019 в «Сколково», и обсудили, стоит ли ждать восстания машин, почему людям рабочих профессий не надо бояться конкуренции с дроидами и чем русские роботы отличаются от европейских с точки зрения менталитета.

«Когда занимаешься чем-то полезным, и у тебя получается, это заметно»

— Вы попали в престижный рейтинг важнейшего делового издания. Это было в ваших планах, когда начинали заниматься проектом? Расскажите, как все начиналось.

— Конечно же, то, что авторитетные СМИ в моем лице признали компанию, — большая честь и серьезный мотив работать дальше. В список Forbes «З0 до 30» попали только три предпринимателя, и это тоже говорит о том, что мы на верном пути. Я уже второй раз в этом списке. Первый раз попал туда в 2016 году. Тогда список был международным, а сейчас — российский. Мы пытались делать продукт, нужный рынку, искать пути монетизации и сбыта. Когда занимаешься чем-то полезным, и у тебя получается, это заметно. Подобные вещи — слава, известность — это не цель, а следствие правильно поставленных задач.

— Любой молодой стартапер хочет сделать полезный продукт, а потом уже думать о славе. Расскажите, чем полезен ваш продукт.

— Мы производим автономных сервисных человекоподобных роботов для бизнеса. Они могут общаться с людьми, отвечать на вопросы, перемещаться, распознавать лица, речь, двигать руками и головой, транслировать материалы на экран, установленный на корпусе, и перемещаться по рабочим помещениям. Этот функционал позволяет им решать самые разные бизнес-задачи. У нас сейчас есть комплект ПО для банков, с помощью которого робот регистрирует человека в системе электронной очереди, сканирует паспорт и автоматически заполняет документы. Это упрощает работу операционистов и увеличивает качество обслуживания. У нас есть пакет для ретейла, где робот автоматически регистрирует человека в системе лояльности и знает все лучше любого консультанта. У нас есть робот для музеев, который проводит экскурсии и рассказывает про экспонаты, есть пакет для аэропортов. Есть роботы для образования, роботы для бизнес-центров.

Мы пришли к этому не сразу. Изначально наша компания PROMOBOT занималась роботами для энтертейнмента, для привлечения внимания покупателей и увеличения проходимости торговых площадей. Наш самый первый прототип работал в магазине. Его задачей было продать скоропортящийся продукт. Он просто ездил по торговому залу и произносил фразы в духе «Купи розу, дорогой друг!», «Тот, кто розы покупает, тот весь день благоухает!». Это очень нравилось людям, и продажи выросли в три раза.

Мы слушали рынок, изучали потребности отрасли и в какой-то момент пришли к выводу, что роботов нужно делать на универсальной платформе, для которой можно разрабатывать приложения. С 2017 года у нас появилась SDK (soft ware development kit — набор средств разработки, позволяющий создавать приложения для определенного типа платформ), а также различные индивидуальные кейсы.

Со временем мы достигли очень высокого уровня. Наш флагман — Promobot четвертой серии. Его называют Lamborghini от робототехники. Отличные показатели распознавания речи и лиц, мехатроники, надежности, стабильности работы — это лучший продукт на рынке по нашему мнению и, конечно, по мнению наших клиентов.

Сейчас мы стремимся развиваться «по горизонтали» — расширять возможности применения нашей продукции, будем создавать и совершенствовать роботов для охраны, для патрулирования, для полиции, для медицинских центров, для персонального использования — на это тоже есть спрос.

— А есть уже реализованные модели для персонального использования?

— Да. 65% нашей продукции идет на экспорт. Среди направлений в 2019 году первое место занимают страны Ближнего Востока. Граждане ОАЭ, Саудовской Аравии зачастую живут в домах, которые не только роскошно обставлены, но и оснащены по последнему слову техники. Это в буквальном смысле «умные дома». Речь не о шейхах, просто о бизнесменах. Есть у нас клиент и в Московской области. У него большой дом на Рублевском шоссе, и он купил робота, чтобы тот встречал гостей.

В системах типа «умный дом» управление осуществляется через робота. Это очень удобно. Например, нанять дворецкого — настоящая проблема. Дворецкие учатся в специальных школах, посещают курсы… Как правило, ты нанимаешь дворецкого один раз и на всю жизнь. А в некоторых странах вообще нет такой профессии. Как тут не задуматься о том, чтобы препоручить задачи мажордома машине.

«Человеческий труд приобретет совершенно особую ценность»

— Многие говорят, что искусственный интеллект лишает рабочих мест целые профессиональные страты. Это в том числе этическая проблема. Есть ли какая-то граница, за которой роботизация неуместна?

— Технологии были в жизни людей всегда. В Англии писари сжигали печатные станки, потому что боялись, что те оставят их без работы. Тем не менее сегодня у каждого дома есть принтер, а профессия писаря трансформировалась в копирайтера. Так же будет и с роботами.

— Но есть ведь уже робот-журналист, который пишет новостные заметки!

— Да, есть нейронные сети. Глобально роботы будут работать там, где опасно, грязно или скучно. Промышленные, добывающие предприятия, управление транспортом — это опасно, клининг, строительство — это грязно, а скучно — это хостес, охранники, администраторы, собственно, основные специальности наших роботов. Нам не избежать того, что роботы проникнут в самые разные отрасли и профессии.

Сегодня у каждого есть смартфон. В приложении, установленном на мобильном устройстве, например онлайн-банке, все решения принимают роботы.

Конечно же, в будущем рутинную работу станут делать роботы. Их использование приведет к тому, что предприятия станут самостоятельными экономическими единицами. Работать будут один-два человека. Автономные комбайны работают в полях, беспилотные грузовики везут зерно на склады, оттуда — на автономные мельницы, с мельниц беспилотные дроны доставляют продукцию потребителю. Повсеместно распространение получит базовый основной доход, люди будут получать средства к существованию вне зависимости от того, работают они или нет. Люди окажутся на вершине пирамиды Маслоу, потому что их базовые потребности удовлетворены. Это обеспечит скачок в науке, культуре, искусстве. А человеческий труд приобретет совершенно особую ценность. Даже сейчас «крафтовая» мебель, «крафтовая» выпечка стоят гораздо дороже обычной.

Что касается журналистики, я не верю, что ею может заниматься робот. Ведь в этой профессии нужен креатив, надо чувствовать контекст, уметь работать со словом, как и в искусстве. Нейронная сеть может написать картину, но только на базе существующих стилей, она не может создать новый.

Если говорить об утопиях, то действительно существует теория сингулярности, которая гласит, что в один прекрасный день компьютер сам начнет производить код, у него появится осознанность, и на этом ниточка технического прогресса, человеческой истории оборвется. Но для того чтобы пользоваться этой моделью, нужно понимать, как работает мышление. Когнитивистика изучила человеческий мозг не более чем на 20 процентов.

«Пока что компьютер гораздо глупее»

— Есть мнение, что со временем роботы начнут общаться между собой, минуя посредников в виде людей с их естественным языком, крайне неудобным для искусственного интеллекта. И именно тогда машины начнут развиваться независимо от нас.

Это тоже относится к теории сингулярности. Но такой сценарий будет реализован, только если компьютер осознает, что язык людей ему неудобен. Пока что компьютер гораздо глупее. Программисты занимаются тем, что максимально простым языком рассказывают ему, как выполнять простейшие действия.

Тем не менее нейронные сети развиваются. Компьютеры давно обыгрывают людей в шахматы, нейронная сеть AlphaGo выиграла у человека в го. Преимущество машин -быстрый анализ существующих данных. Если в один котел скинуть огромный массив данных, например, все языки мира, может появиться какой-то новый язык, возможно, более простой… Но на мой субъективный взгляд, это будет английский.

— Правильно ли я понимаю, программы пишут разработчики, а обучают роботов уже другие специалисты? Если робот допускает ошибку, кто несет за это ответственность — тот, кто его создал, или тот, кто его обучил?

— Действительно, сначала создается программная архитектура, позже она заполняется контентом. Бывают разные ситуации — иногда виноват разработчик, иногда специалист по контенту. В одном из торговых центров у нас был робот — сейчас у нас уже 500-я серия, а тот был 14-й. Он здоровался и общался с людьми. Мы не включили в его архитектуру блок на фильтры имен, а еще там были проблемы с системой распознавания лиц. И кто-то из покупателей подошел и представился: «Дурак тупой». При этом лицо у него было засвечено. На другой день в торговый центр пришла женщина лет 50. И вот в солнечный день в хорошем настроении она идет навстречу и обращается к нему: «Привет, робот!» Робот видит засвеченное лицо и не понимает, кто перед ним. Его ответ: «Привет, дурак тупой!» У покупательницы сразу испортилось настроение, она пожаловалась, мы позвонили и извинились.

Это пример того, какой вред может нанести непродуманная архитектура. После этой истории поставили фильтр имен, которыми нельзя было называться. Если человек представлялся ругательным словом, робот говорил: «Извини, это не твое имя, классная шутка!»

Теперь о контенте. В разных странах принято по-разному общаться. В России, если робот обращается в женщине: «Привет, красотка, пошли вечером пить кофе!», — это у всех вызывает смех, в том числе у девушки. Она фотографируется с роботом, говорит что-то вроде «Красавчик позвал меня пить кофе, день удался!». А вот на Западе это вполне может сойти за харассмент. Когда мы начали выходить на западный рынок и привезли туда свою продукцию, партнеры, конечно, посмеялись над шутками наших роботов, но потом подошли и объяснили, что так делать не следует, и мы поменяли контент. Это нормально, когда изобретаешь новый продукт, ты вполне можешь чего-то не предусмотреть, от этого никто не застрахован, главное, вовремя провести работу над ошибками.

— IPChain разрабатывает инфраструктуру для сферы интеллектуальной собственности и в том числе сервисы, которые позволяют зафиксировать авторство, чтобы никто не смог присвоить ваши разработки. Когда вы начинали, сталкивались ли с недобросовестной конкуренцией, с тем, что кто-то пытался украсть ваши идеи? Пытались ли вы изначально себя обезопасить?

— Безусловно, мы сталкивались с попытками захвата нашей интеллектуальной собственности. Начиная с того, что разные патентные тролли звонили нам и угрожали разбирательствами, если мы не выкупим права, к примеру, на «сервисного робота для бизнеса». Человек просто патентовал якобы «принцип», хотя на самом деле ничего не изобретал, а потом звонил: «Давайте-ка выкупите у меня патент!» Мы советовали обращаться в суд. Впрочем, до суда не доходило.

Другой момент: китайские компании видели нашу продукцию, а какое-то время спустя мы узнавали черты наших решений в их разработках. Мы сочли это за честь. У нас есть около 20 патентов, что очень важно, потому что это формирует ценность нашей компании при ее аудите и оценке. Среди наших патентов — система распознавания речи, работающая офлайн, система микрофонного массива — прибор, позволяющий роботу слышать в самом шумном помещении, датчики, работающие одновременно по инфракрасному и ультразвуковому принципу. Что касается защиты, пока мы не сталкивались с серьезными конфликтами. Но это не значит, что их никогда не будет. Пока вы небольшая компания, это не так страшно, но по мере роста такая опасность возрастает.

— Кстати, сегодня на нашей площадке IPQuorum.Start было высказано мнение, что среди стартаперов бытует характерное заблуждение: пока ты маленький и незаметный, тебе стоит сосредоточиться на развитии продукта, осваивании рынков и т. д. Но как раз на этом этапе, когда главный актив — идея, нужно сразу думать о защите своих прав, ведь в противном случае идея не принесет прибыль.

— Это правильная мысль! Очень предусмотрительно. 

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here