С какими угрозами приходится сегодня сталкиваться несовершеннолетним — Российская газета

0
1

Генерал-майор юстиции Евгения Минаева руководит в Следственном комитете РФ управлением процессуального контроля за расследованием отдельных видов преступлений. В сферу деятельности этого подразделения входит и контроль за расследованием преступлений против детей, соблюдением их прав.

Евгения Минаева: Если подросток находится сразу, то сообщение о пропаже к нашему следователю не направляется. Фото: Предоставлено пресс-службой СК РФ

О том, почему дети продолжают пропадать и как обеспечивается их защита, она рассказала "Российской газете".

Евгения Викторовна, что сегодня угрожает нашим детям?

Евгения Минаева: Дети имеют склонность изучать неизвестную обстановку, но общение с незнакомыми, нахождение в непривычных, но интересных им местах, не всегда безопасно для них.

Мы видим, как дети уходят из семей, либо детских домов, оказываясь один на один с окружающей действительностью, как страдают в результате чрезвычайных происшествий, опасных ситуаций на дорогах, в лесу, на водоемах, а иногда и в общественных местах.

Кроме этого остро стоит вопрос обеспечения детей-сирот жильем. И, конечно же, отдельная тема — это преступления против несовершеннолетних. Все перечисленное и многое другое — как раз повод говорить о необходимости защиты детей.

Пропажа ребенка — большая беда. Много было таких случаев в прошлом году?

Евгения Минаева: Всего в правоохранительные органы поступили сообщения об исчезновении более 21 тысячи несовершеннолетних. Следственными органами проведено 13 840 проверок.

Из пропавших в прошлом году до настоящего времени остаются ненайденными 32 ребенка. Еще 29 несовершеннолетних погибли в результате преступлений. Надо подчеркнуть, что в подавляющем большинстве случаев местонахождение пропавших детей устанавливается в течение первых суток или даже нескольких часов после самовольного ухода из семьи либо социального учреждения. Если подросток сразу же находится, и оказывается, что он, к примеру, гулял с друзьями в соседнем дворе, то сообщение об этом нашему следователю не направляется.

Что вы предпринимаете, получив такое сообщение?

Евгения Минаева: Вместе с другими правоохранительными органами мы организуем поиск пропавших детей и проверку фактов возможного совершения против них противоправных действий. Совместно с МВД и МЧС создана хорошая нормативная база для обмена информацией, взаимодействия дежурных служб, выездов на места происшествий, организации поисковых мероприятий. Работаем со СМИ и волонтерами.

Где чаще всего пропадают дети?

Евгения Минаева: Наибольшее количество отмечено в Коми, Алтайском, Краснодарском и Приморском краях, Амурской, Кировской и Челябинской областях, Санкт-Петербурге.

Самый большой процент повторных уходов детей по отношению к общему числу проведенных проверок отмечен в Марий Эл и Удмуртии, Красноярском крае и Архангельской области, Кировской, Свердловской, Курганской областях и ряде других регионов.

Почему именно в этих регионах?

Евгения Минаева: Отчасти это связано с большим количеством в этих регионах учреждений для детей-сирот. К примеру, в Свердловской области их 83, в Курганской — 15. Но в то же время такая негативная тенденция может свидетельствовать и о недостаточной работе, проводимой местными органами системы профилактики безнадзорности.

Что заставляет детей уходить от своих близких или из детских домов?

Евгения Минаева: В основном это желание увидеться с родными, друзьями, склонность к бродяжничеству. Небольшая доля таких случаев объясняется психическими отклонениями.

Среди других причин — уходы с целью прогулки, стремление к самостоятельной взрослой жизни, нежелание соблюдать общепринятые правила и нормы поведения.

Но бывает, что ребенок убегает потому, что боится стать жертвой преступления. Или уже стал…

Евгения Минаева: Да, к сожалению, такие факты тоже есть, но они единичны. За прошлый год зафиксировано лишь в 15 случаев в Бурятии, Кабардино-Балкарии, Пермском крае, Волгоградской, Воронежской, Костромской, Московской, Тверской, Челябинской областях, Санкт-Петербурге и Ханты-Мансийском округе — Югре.

В правоохранительные органы поступили сообщения об исчезновении более 21 тысячи несовершеннолетних. До сих пор остаются ненайденными 32 ребенка

Например, 16-летняя жительница одного из этих регионов ушла из дома после неоднократного насилия со стороны отчима. В отношении него было возбуждено уголовное дело.

Еще 11 уголовных дел в прошлом году возбуждено в отношении родителей (законных представителей), которые ненадлежащим образом исполняли свои обязанности, и это повлекло безвестное исчезновение несовершеннолетних.

В Воронежской области три года назад женщина взяла под опеку ребенка, систематически его избивала и заставляла выполнять непосильную работу. Ребенок ушел из дома, и в ходе проверки его исчезновения выяснились эти факты. Женщине предъявлено обвинение.

По нашим данным, в 2018 году возбуждено 65 уголовных дел о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних в период их безвестного отсутствия. При этом почти в половине случаев несовершеннолетние становились жертвами преступлений против половой неприкосновенности.

Сколько человек привлечено к уголовной ответственности за такие преступления?

Евгения Минаева: Число обвиняемых по направленным в суд делам этой категории — 6508 человек. Но необходимо отметить, что не все эти преступления связаны с насилием. Например, нами направлено в суд 3448 уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 134 УК РФ, которая устанавливает ответственность за половое сношение с лицом, не достигшим 16 лет. Несмотря на их добровольный характер, такие действия со стороны взрослых запрещены законом.

Какие еще преступления совершаются в отношении детей и подростков?

Евгения Минаева: Несмотря на ежегодное снижение их числа, остаются довольно распространенными преступления против собственности детей. Только в 2018 году наши следователи направили в суды 955 уголовных дел о совершенных в отношении детей грабежах. Есть факты истязаний — 419, причинения тяжкого вреда здоровью — 276 и убийств — 277.

Вы можете привести данные о динамике такой преступности за прошлый год?

Евгения Минаева: Следователями СК возбуждено 20 642 уголовных дела о преступлениях, совершенных в отношении несовершеннолетних, это на 3,5 процента меньше, чем в 2017 году. В суды направлено 10 470 дел. Если говорить о динамике, то число направляемых в суды дел в последние пять лет остается примерно на одном уровне. Большая часть из них — о преступлениях против половой свободы и неприкосновенности, таких как изнасилование, насильственные действия сексуального характера, развратные действия и половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста. В 2018 году общее их количество составило 6417.

Что происходит с жильем для детей-сирот?

Евгения Минаева: В 2018 году жильем были обеспечены 25,5 тысячи детей-сирот. При этом на 1 января 2019 года остались необеспеченными около 168 тысяч сирот старше 18 лет. Треть из них уже достигла 23 лет. Для ликвидации задолженности требуется 167,6 млрд рублей. Фактически же на жилье сиротам из бюджетов всех уровней ежегодно выделяется не более 33 миллиардов. При этом число сирот, претендующих на получение жилья, ежегодно пополняется.

То есть проблема серьезная. Следственный комитет участвует в ее решении?

Евгения Минаева: Особое внимание председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина к вопросам защиты детей известно. По его заданию Следственный комитет уже несколько лет ведет мониторинг обеспеченности сирот жильем. Наше ведомство является одним из участников исполнения поручения президента 2017 года, касающегося необходимости разработки комплекса мер по ликвидации очереди на обеспечение их жильем.

Часто ли фигурантами уголовных дел становятся сотрудники органов опеки?

Евгения Минаева: Такие дела тоже есть, но их немного — за прошлый год. Например, в Перми расследуется дело по факту халатности сотрудников спецшколы, в результате которой школу покинули 23 ребенка.

И что в таких ситуациях должны делать государственные органы?

Евгения Минаева: Мы полагаем, что целесообразно проводить совместную работу с уполномоченными по правам ребенка на региональном уровне и с волонтерскими организациями. Одним из вариантов может быть подбор несовершеннолетним наставников из числа волонтеров. На региональном уровне следует проводить проверки соблюдения прав несовершеннолетних в учреждениях для сирот, особое внимание уделяя тем учреждениям, где наибольшее число самовольных уходов. И конечно же, надо тщательно проанализировать ситуации, в которых одни и те же дети многократно покидали свое место жительства, чтобы самим совершать преступления.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here