В последних словах вице-адмирал Корнилов попросил отстаивать Севастополь — Российская газета

0
31

Вице-адмирал, начальник штаба Черноморского флота Владимир Корнилов был убит 17 октября 1854 года, 165 лет назад, во время первой бомбардировки Севастополя. Для командования англо-французской армии она стала большим разочарованием: Севастополь обстреливали и с моря, и с суши, но фатального урона укреплениям нанести не удалось, а повреждения быстро восстановили. Город же отбивался, как огнедышащий дракон: в арсеналах главной базы Черноморского флота было много пороха и снарядов, на бастионы поставили орудия с затопленных кораблей.

Иван Айвазовский. Русская эскадра на Севастопольском рейде. 1846 год. Фото: Иван Айвазовский / фрагмент картины

Гибель Корнилова стала огромной потерей — к этому времени он успел превратиться в символ. Севастополь был морским городом, Черноморский флот не походил на Балтийский — при всех строгостях службы времен Николая I он напоминал большую семью. Офицеры в целом относились к матросам по-человечески, и встретившихся во время Крымской войны с флотской дисциплиной армейских командиров поражало, как свободно те держались. А матросы в основном любили своих офицеров. И те, и другие по-особому относились к городу. Во время осады командовавший морскими и сухопутными силами в Крыму светлейший князь Меншиков писал, что моряки с таким остервенением бьются за Севастополь потому, что там их дома, жены и дети. Погибший в бою Корнилов был признан героем, вошел в пантеон русской военной славы и остался там и в советское время — парадоксальным образом его считали чуть ли не жертвой царского режима. А на самом деле он, сын сенатора и тайного советника, потомственный морской офицер, делал блестящую и быструю карьеру: два года прокомандовал корветом и получил фрегат, еще через год 130-пушечный линейный корабль, в 42 года стал контр-адмиралом. Корнилов был знающим, исполнительным, дельным офицером и храбрым человеком, но его стремительный взлет поражает. В 44 года он становится начальником штаба Черноморского флота, еще через год фактически возглавляет флот. Николай I был флотофилом, и Корнилов ему нравился. Очевидно, он отвечал императорскому представлению о том, каким должен быть настоящий морской офицер.

Император Николай в шутку называл себя «инженером» — у него было неплохое техническое образование. Его очень интересовали бывшие апофеозом технических наук корабли — при этом царе началось быстрое возрождение флота, занимавшего третье место в мире. Император пробовал отдавать приказы с капитанского мостика: однажды, в шторм, он принял командование линейным кораблем «Россия». Ему удалось развернуть парусную громадину, во время бортового залпа выплевывавшую больше тонны металла. Царь не знал, что экипаж исполнял команды, которые тайком отдавал капитан, — в противном случае все могло кончиться очень плохо. После этого император часто повторял: «Не моряк, а «Россию» повернул!» Но во время большой войны, для которой, собственно, и был нужен мощный флот, все пошло не так.

На Балтике император пытался подтолкнуть флот к активным действиям: атаковать, попытаться захватить блокировавшие русские порты вражеские фрегаты. Но он столкнулся с дружным противодействием адмиралов и собственного сына, управлявшего морским министерством великого князя Константина. Профессионалы не верили в успех, слишком высока была репутация английского флота, поддержанного большой французской эскадрой.


Пластуны — спецназ того времени. Фото: wikipedia.org

То, что случилось в сентябре — октябре 1854 между Корниловым, офицерами и адмиралами Черноморского флота и князем Меншиковым — интереснейшая психологическая драма, решающее слово в которой сказал Русский Бог. Корнилов осторожничал, а после поражения при Альме решил, что незащищенный с суши Севастополь обречен. Образцовый николаевский офицер решил, что флот должен погибнуть вместе с городом. Военный совет его не поддержал, но он все равно приказал готовиться к выходу в море и бою.

А затем случилось чудо. Начальник инженерной службы английской армии ошибся, решил, что с хода город не взять, союзники начали осадные работы и потеряли темп. А в Севастополе оказался гениальный военный инженер, подполковник Тотлебен, которого Меншиков едва не отправил из армии восвояси. Под его руководством солдаты, моряки и горожане превратили город в крепость. После поражения при Черной речке, при нехватке боеприпасов, город пришлось оставить. Но Корнилов, Нахимов, тысячи оставшихся безвестными солдат и офицеров позволили русской армии сохранить честь, а это стоит победы.

Читайте также

Кто такой Тотлебен

Как в 1854 году русский немец Тотлебен спас Севастополь — читайте очерк «Цена незаметной работы», опубликованный в «Российской газете — Неделя».

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here