Нелепые телодвижения и борьба за «нормандский формат»

0
24

Президенту Зеленскому очень нужна встреча в «нормандском формате». Собственно, не так она сама, как хоть какие-то подвижки в мирном урегулировании на Юго-Востоке – он же обещал и общество от него этого требует.

После вбросов о «согласовании формулы Штайнмайера» и «ликвидации ЛДНР», а также срыва развода сил в районе Золотого, ситуация на переговорах относительно проведения встречи в «нормандском формате» остается подвешенной. Стороны изображают заинтересованность, процесс как бы идет, но он ведь и раньше как бы шел, никуда не приводя.

В чем же проблема?

Проблема, традиционно, в неадекватности украинской стороны. В ней легко убедиться, обративших к телеграмм-каналу «Легитимный». Украинские околовластные телеграмм-каналы отличаются от российских тем, что никакого особенного эксклюзива на них нет. Однако, очень характера логика рассуждений авторов канала.

Вот, например, что пишет «Легитимный»: «Наш источник с Офиса Президента поясняет заявление Кучмы в ТКГ в Минске, и уже нынешние слухи, которые пошли вокруг этой темы. Президент пошел ва-банк (…) и повысил ставки в торгах с Россией. Скрытый месседж, который Зеленский отправляет Путину, звучит так: «или вы соглашаетесь на Нормандскую встречу без отвода вооружения и других условий или мы оставляем все, так как есть и напряжение между нашими странами будет расти». Если Россия согласится на проведение нормандской встречи, то украинская сторона вернется к конструктивному диалогу».

Позже этот же источник сообщил, что Зеленский, при поддержке Макрона и Меркель, начал навязывать Путину обсуждение темы Крыма в «нормандском формате». И, наконец, что это все – «дымовая завеса» вокруг отвода войск на Донбассе.

На самом деле, все эти нелепые телодвижения отнюдь не приближают, а отдаляют встречу. Например, попытка «обменивать» отведение сил на вопрос о Крыме лишена всякого видимого смысла – российская сторона принципиально отказывается вести переговоры, в которых ставится под вопрос статус Крыма. Эту позицию можно поддерживать, а можно и критиковать, но совершенно очевидно, что пытки играть этим вопросом приведут к результату прямо противоположному ожидаемому.

И Москва, и Берлин, и Париж требуют от Киева совершенно определенного прогресса в выполнении Минских соглашений. Как минимум, требуются два момента – развод войск и декларирование готовности выполнить «формулу Штайнмайера».

«Успехи» в плане развода войск мы видели – в Золотое прибыли представители «Национального корпуса» и официальные власти не только не пресекли их деятельность, а сам же президент во время пресс-конференции призвал вести с националистами диалог. Диалог с националистами оканчивается в Ростове – любой Янукович подскажет, но Зеленский, кажется, норовит обойтись без подсказок.

Что до «формулы», то после театрального представления с ее согласованием (а это именно театр – «формула» была согласована на парижской встрече «четверки» в октябре 2015-го и подтверждена на берлинской встрече годом позже), Украина вывалила целый ряд заявлений, мягко говоря, не способствующих взаимопониманию между сторонами.

Кстати говоря, пресловутая «ликвидация ЛДНР», по большому счету, отнюдь не самая раздражающая – в Минских соглашениях никакие республики не упоминаются, так что их «ликвидация» правовых последствий иметь не может. Значительно более важны пресловутые «красные линии», озвученные главой МИД Пристайко в Европе и последний пункт того самого текста Дарки Олифер, где на первом месте «ликвидация» республик.

Суть проблемы как раз в том, что Россия и Украина принципиально по-разному подходят с очередности выполнения пунктов Минских соглашений (по умолчанию они должны выполняться в том порядке, который приведен в тексте, но украинская сторона делает вид, что этого не знает).

Россия предполагает, что сначала должна быть выполнена политическая часть соглашений и проведены выборы, после чего Украина получит контроль над территорией ЛДНР.

Украина предполагает, что сначала должны быть выполнены требования по безопасности, а уже потом проведены выборы. Под выполнением «требований по безопасности» имеется в виду получение Украиной контроля над территорией и ее зачистка от «террористов». Понятно, что никакой безопасностью для населения тут и не пахнет, а речь идет об очередном этапе гражданской войны, на котором, однако, Киев планирует выиграть.

Причины расхождения очевидны: Москва исходит из того, что речь идет об урегулировании внутреннего конфликта (что, собственно, написано в соглашениях), а Киев из того, что речь идет об «агрессии» и «оккупации» (что написано в соответствующем законе). Причем, позиция украинской стороны совершенно логично – Зеленский и Кучма не могут не исходить из нормы закона.

Собственно говоря, с момента подписания закона о деоккупации Донбасса Украина официально, на юридическом уровне отказалась от выполнения Минских соглашений. Поразительно, но другие участники соглашений этого факта не заметили и продолжают галдеть о безальтернативности соглашений, от которых сторона, которая их должна выполнять, уже отказалась. Почему не заметили – отдельная тема. Но факт остается фактом – никакого смысла в проведении встречи в «нормандском формате» до отмены этого закона быть не может.

Тем не менее, Украине дается шанс. Закон ведь всегда можно отменить.

Можно конечно, но тут есть одно но – Зеленский ориентируется на общественное мнение, а общественное мнение считает, что в Донбассе происходит российская агрессия, и что идти на какие-либо уступки агрессору нельзя. Курс президента полностью соответствует общественному мнению.

Таким образом, Украина попала в ловушку: воевать нельзя мириться. Ни прошлая, ни нынешняя администрация решиться поставить запятую в этом предложении не может, поскольку, как бы она ее не поставила, большинство избирателей будет недовольно. Источник

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here