Кто из известных россиян тайно служил разведке — Российская газета

0
51

Ключ к разгадке многих тайн российской истории в этом красном фолианте. Долгие десятилетия полковник разведки Виктор Анатольевич Вишневский собирал марки, художественные маркированные конверты, почтовые отправления, на некоторых из которых красовались подписи великих наших разведчиков. Да, вся ценнейшая коллекция связана с делом его жизни — разведкой. И где бы ни служил сотрудник Первого главного управления (ПГУ) — на Украине, в Москве, странах, которые называются немецкоговорящими, он пополнял свое богатейшее собрание.

Знаменитый Олег Стриженов, сыгравший роль Афанасия Никитина, наверно, и представить не мог, что его герой был и разведчиком. Фото: РИА Новости

Человек щедрый и широкий, эрудированный и мир повидавший, он не собирался заточать редчайшие экспонаты в своей квартире. Вишневский передал толстенный альбом в дар одному из учебных заведений, где готовят людей его профессии.

13 сентября 2020 года Виктору Анатольевичу исполнилось 88 лет. И с его разрешения часть раритетов и их копий были переданы на время в мои руки. Так что считаю полковника Виктора Вишневского соавтором этой статьи.

Хрестоматийные примеры

Первым номером в списке рассекреченных знаменитостей стала известная писательница, автор множества книг о Ленине, общий тираж которых составил 21 миллион 642 тысячи экземпляров, Зоя Ивановна Воскресенская.

Ее раскрыл в 1990-х тогдашний руководитель разведки Владимир Крючков. Оказалось, полковник Воскресенская, по мужу Рыбкина, в органах со времен революции, трудилась за границей и даже работала в "особых условиях" — была нелегалом.

Потом наступила пора предстать перед народом академику Иосифу Ромуальдовичу Григулевичу. Лучший в Академии наук специалист по Латинской Америке долгие годы был нелегалом в тех далеких краях.

Участвовал по приказу Сталина в покушении — неудачном — на Троцкого, занял пост посла Коста-Рики в Италии и Югославии, пятнадцать раз удостаивался аудиенций у Папы Римского и был произведен в рыцари Мальтийского ордена.

И марки из коллекции Вишневского представляют героев уже в двух их вполне законных, ранее неизвестных ипостасях.

Вполне понятно, что с бегом лет, сменой эпох шло естественно и абсолютно объяснимо рассекречивание представителей отечественной элиты, столько давших стране в двух своих обличьях, из которых я бы не решился выбрать главное.

Продолжение следует

Особенно много открытий в этой "смежной" области произошло в канун 100-летия отечественной внешней разведки. Директор СВР, председатель Российского исторического общества Сергей Евгеньевич Нарышкин назвал несколько наиболее известных имен тех, кто в большей, а кто и в меньшей мере занимались разведывательной деятельностью — политической и военно-стратегической разведкой. Среди них химик Дмитрий Менделеев, географ, исследователь Николай Пржевальский, писатель-дипломат Александр Грибоедов. А первому председателю Императорского Русского исторического общества князю Петру Вяземскому в Москве недавно в знак признания его многосторонних заслуг был даже открыт памятник.

В давно собранном красном альбоме всем названным только в эти декабрьские дни выдающимся россиянам отведено достойное место.

Но были и другие герои разведки, марки с изображениями которых давно заняли почетное место в коллекции Виктора Анатольевича Вишневского. Начнем с Афанасия Никитина, тверского купца и путешественника, известного многим по первому советско-индийскому фильму "Хождение за три моря" с Олегом Стриженовым в главной роли. Но были еще и заметки самого Никитина, возглавившего русскую экспедицию в Индию в XV веке. И его хождение за три моря превратилось для современников в кладезь военной и стратегической информации.

В собрании Виктора Анатольевича Вишневского значатся и другие разведчики. Наверняка многих удивит, но среди них и декабрист Павел Пестель. Его с определенной натяжкой можно отнести к кадровым разведчикам-нелегалам. Во втором десятилетии XVIII века он, как пишет коллекционер, "несколько раз нелегально выводился в Бессарабию для сбора военно-политической информации". Его доклад о восстании греков против турок и о положении христиан на Востоке особо отмечен министром иностранных дел Нессельроде, который поинтересовался у Александра I, кто же этот таинственный информатор. И ответил царь: "Не более и не менее, как армейский подполковник. Да, вот какие у меня служат армейские подполковники".

О заслугах Пестеля, одного из героев Отечественной войны 1812 года и разведчика, было начисто забыто Николаем I. Взошедший на престол брат Александра I приказал четвертовать руководителя "Северного общества" декабристов Пестеля, затем смягчил наказание казнью через повешение. Увидев эшафот, Павел Иванович Пестель в свои 33 года вопросил: "Ужели не заслужили мы лучшей участи» />

И другой термин прозвучит непривычно для тех времен: Афанасий Ордин-Нащокин проявил себя как успешный оперативный работник. Лично отправленный государем Алексеем Михайловичем Романовым в Молдавию, он, поступив на службу к молдавскому господарю, организовал там широкую агентурную сеть, передававшую информацию, в которой так нуждалась Россия. А больше всего царя Алексея Романова волновали отношения с Польшей, создание угрожавших нам польско-датских отрядов. Интересовала и Балтия: было у России великое стремление приобрести там "морские пристани". И царский посланник эти интересы удовлетворял.

Посмотрите на нашу российскую историю. Как много в ней повторяется. Вот и сейчас мы отстаиваем свое исконное. Противостоим попыткам оторвать от нас куски родной страны.

А тогда сведения о коварных чужеземных планах добывал разведчик Ордин-Нащокин. И судя по всему, успешно. Сын небогатого помещика был пожалован в бояре.

Но отпрыскам знатных родов претило столь быстрое восхождение Афанасия Лаврентьевича. И, как пишет в пояснениях к своей коллекции Виктор Вишневский, Ордин-Нащокин "был уволен в отставку и принял монашеский постриг". Что ж, судьба первопроходцев, первооткрывателей, к которым относятся и разведчики, легкой не бывает.

Царское это дело

В коллекции полковника Вишневского много и, как говорят теперь, "царских" марок. Целая их серия имеет совсем не косвенное отношение к становлению отечественных спецслужб. И тут все понятно. О роли в организации Посольского приказа Ивана Грозного и Алексея Михайловича мы благодаря маркам уже рассказали. Коротко, прежде чем перейти к еще одному главному персонажу-разведчику, о других коронованных персонах. Вот что пишет в пояснениях к своему филателистическому материалу Вишневский.

В царствовании русской императрицы Елизаветы Петровны (1709-1761) действовали "черные кабинеты". Они добывали политическую, военную и контрразведывательную информацию из переписки иностранных дипломатов. Императрица сама изучала "экстракты" из писем чужих дипломатов. А потом давала приказы о способах использования добытой информации.

Императрица с 1762 года Екатерина Вторая (Великая) самолично руководила русской разведкой, активно действовавшей в Турции, Крыму и Польше. Проявляла при этом большой талант, используя накопленный опыт.

Император Александр II (1818-1881) в 1856 году утвердил "Проект общих статей, инструкции агентам, посылаемым за границу". Назначения агентов — военных атташе проводились царем лично.

Однако настоящим разведчиком, их называют теперь "работающим в поле", был император Петр Первый (1672-1725). Выезжая за границу, он использовал "документы прикрытия" — действовал под чужим именем. Не гнушался разговорами с простыми людьми, общался со знатью, лишь бы собеседники обладали нужной для него информацией. Умело изучал чужие нравы и невиданные на Родине ремесла. Использовал способных помощников-соотечественников, приехавших из России. После его отъезда обязательно оставался кто-то, кто мог бы в любой момент попытаться ответить на вопрос государя о плетущихся вокруг России политических интригах или о готовых к применению новых, особенно морских, военных новинках.

Дома он поставил работу, по-теперешнему говоря, спецслужб на государственную основу. Еще в 1686 году создал Преображенский приказ — первую в России службу, занимавшуюся расследованием политических преступлений и тайных от царя сношений с заграницей. Сам разрабатывал "Артикул воинский", где выделялась глава "Об измене и переписке с неприятелем". Так что личным примером Петр Первый доказал: разведка — это царское дело.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here