Сциентизм, религия нового мира

0
38

86% ученых поддерживают Джо Байдена, и лишь 8% – Трампа

“Представьте мир, которым правят не политики, но ученые” гласит твит, опубликованный Physics-astronomy.org. Смысл послания ясен: обществу будет лучше, если им управляют ученые , а не политики.

Это – старая концепция, опасность которой доказана временем. “Правительство ученых” потребует не только правящей технократии, режима экспертов. Такой режим также превратится в “анти-науку”, потому что ему придется смешать критически важные достижения науки с совершенно отличными от нее задачами разработки эффективной политики и установления приоритетов.

Правильно понимаемая наука – мощный метод познания физической вселенной. Инструментами науки являются наблюдение, разработка гипотезы, тщательные измерения , верификация, эксперименты, отказ от ложных теорий и тому подобное.

Для того, чтобы быть эффективной, наука должна быть объективна. Ее целью является установление не того, что ученые хотели бы, чтобы было правильным, но проверенных фактов о том, как функционирует природа.

В этом смысле, наука аморальна. И потому, несмотря на то, что наука эффективна в качестве средства получения знаний, она не представляет никакой информации о том, что верно и что ложно, что правильно, и что неправильно, плохо или хорошо, морально или аморально. На эти вопросы отвечают философия, религия, мораль и политика.

“Управляемые” или “демократические” общества – весьма сложные предприятия с множеством нюансов. Для разработки эффективной политики необходимы точные данные. Но, в отличие от науки, правление является субъективной затеей. Он требует, чтобы в его основе была некая система ценностей, на основании которых будут выноситься суждения и использоваться факты, установленные наукой.

Рассмотрим, для примера, проблему абортов. Наука информирует нас о том, что зародыш – живой организм, о том, что он является формой жизни, известной как Homo sapiens. Наука описывает различные атрибуты зародыша на разных стадиях его развития – например, когда у него начинает биться сердце.

Но наука не может нам сказать имеет ли моральное значение факт принадлежности зародыша к Homo sapiens. Она также не в состоянии найти баланс между конкурирующими концепциями – пользы, в случае аборта для автономии женщины и ценностью человеческой жизни в утробе матери. И потому ученые, в отличие от политиков не в состоянии разрешить проблему абортов.

Управление также подразумевает создание компромиссов, которые не являются атрибутом научного расследования. Возьмите, для примера, COVID-19. Наука может рассказать нам о природе заболевания, его симптомах, распространении, и, возможно, о способах лечения и избавления от вируса.

Но такая “наука” – не единственная имеющая значение вещь при формулировании политики в отношении COVID-19. Она не дает ответа на то, как взвесить экономический ущерб, причиненный тотальным карантином и порождаемым карантинами депрессией – и сравнить его с предполагаемыми выгодами прекращения распространения болезни благодаря блокадам.

Далее, что делать в случае, если обязательная вакцинация столкнется с таким противодействием общества, которое причинит ущерб самой битве с пандемией? Это еще один вопрос, на который ученые не могут ответить в качестве ученых.

Пропагандистам лозунга “идите за учеными” это хорошо известно. Так что же стоит за этим призывом “дайте ученым решить”?

Говоря коротко – идеология. Научный сектор становится все более и более идеологизированным. Главные научные журналы пропагандируют открыто прогрессистские программы, скрывая свои предрассудки за тем авторитетом, которым публика наделяет науку.

В реальности, согласно результатам опроса, опубликованного в журнале Nature 86% ученых поддерживают Джо Байдена, и лишь 8% – Трампа.

Независимо от политических взглядов, сторонники правительства ученых продвигают систему верования известную как “сциентизм”.

Несмотря на сходство терминов, речь идет о совершенно разных понятиях. Как было сказано выше, наука является методом познания объективных фактов. Но это – не более, чем техника, наука также аморальна, и поэтому исследования с целью получения научного знания должно быть ограничено моральными нормами (как например, Нюрнбергским Кодом об экспериментах на людях).

Сциентизм, напротив, пропагандирует субъективный взгляд на мир. Как пишет Джон Вест из Discovery Institute: “Сциентизм есть ошибочная вера в то, что наука предлагает единственный надежный способ познания мира, и как следствие этого, ученые должны диктовать нормы морали и общественного устройства, религиозные верования и даже политику правительства просто из-за того, что они являются обладателями научного опыта”.

Как различить две эти концепции в реальном мире? Генетика – наука, ответвление биологии, изучающая гены и наследственные механизмы организма. Так, например, генетики установили восемь генов, ответственных за то, что у человека – рыжие волосы. Это – не плохо и не хорошо, это – научный факт, и наука не приписывает никаких ценностей подобным атрибутам.

Напротив евгеника – пример сциентизма. Евгеника утверждает, что с научной точки зрения, одни группы людей являются “здоровыми”, а другие – “непригодными к жизни”, и потому долгом ученых является воспрепятствовать размножению этих несовершенных.

К стыду Америки, многие штаты последовали этим (псевдо) научным выводам и приняли законы о принудительной стерилизации, в результате чего около 60 тысяч человек лишились права иметь потомство. Вот что происходит, когда “ученым позволяют решать”.

Определенно, нам необходимы эксперты, которые представят наилучшие из возможных прогнозов и описание последствий альтернативных акций. Но работа по созданию эффективных законов, правил и инструкций требует чего-то большего. Для этого необходимы практическая мудрость, моральность, и способность идти на необходимые компромиссы.

Источник

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here