Академик Каблов оценил возрождение института генеральных конструкторов — Российская газета

0
39

Кто в наши дни наделен правами генерального конструктора? Где теперь готовят королевых и курчатовых? Когда ожидать прорыва в новые технологии? В канун открытия Года науки и технологий на вопросы «Российской газеты» отвечает президент Ассоциации государственных научных центров, генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов академик РАН Евгений Каблов.

Сергей Королев, Сергей Ковалев, Юрий Соломонов — эти имена, что известны не только космонавтам, подводникам и ракетчикам, связали три поколения генеральных конструкторов России. Фото: Фотохроника ТАСС; Архив ЦКБ «Рубин»; Антонов Алексей / Фотохроника ТАСС

После долгих лет "разброда и шатаний" в России воссоздан институт генеральных конструкторов. По той же схеме сформировали еще одну когорту системных интеграторов — руководителей приоритетных технологических направлений. Как лично вы это оцениваете?

Евгений Каблов: Абсолютно правильное решение. Это позволило систематизировать работу. А то, что назначение на эти позиции производится указом президента, поднимает статус и возможность влиять на принимаемые решения. Но мы не прошли еще всей дистанции, не сформировали условий, чтобы у этих ключевых фигур был инструментарий для реализации поставленных задач.

Какая сейчас ситуация? В большинстве случаев генеральный конструктор, образно говоря, отделен от денег. И зачастую лишен влияния, всем руководит генеральный директор. Пусть руководит, но генеральный конструктор должен иметь главный инструмент — финансы. И он, а не кто-то иной, должен определять, кому работать в его команде. При этом генеральный конструктор обязан лично отвечать за то, что ему поручено.

Вы нарисовали образ Сергея Королева на рубеже 60-х…

Евгений Каблов: Правильно. Даже в тех условиях, через десять лет после тяжелейшей войны, он сконструировал систему, которая позволила Советскому Союзу так высоко и быстро подняться в космос. Потому что его решения были основополагающими. И если он ставил задачи, то они исполнялись заводами кооперации…

Поэтому возрождение института генеральных конструкторов считаю абсолютно правильным решением. И сегодняшний руководитель коллегии ВПК Юрий Иванович Борисов придает этому важное значение. Он видит и понимает: когда мы проводим, например, совместные советы с участием нескольких генеральных конструкторов и руководителей приоритетных технологических направлений, мы формулируем и задаем те требования к разработкам, которые обеспечат не просто усовершенствование, а ведут к созданию принципиально нового объекта.

И как, если двигаться по дистанции, эту систему следовало бы настраивать?

Евгений Каблов: Сейчас, с оглядкой на Запад, нередко говорят: давайте создавать общую платформу. И ссылаются на опыт Евросоюза. Но если там создают единую платформу, то все моменты доводят до блеска. Не так важно название — важна суть. Давайте создадим консорциум, объединение, но так, чтобы во главе был человек, который отвечает в целом за изделие. За результат, в широком смысле.

Конструкторские школы нужно сохранять и восстанавливать. И важно делать это в конкурентной среде

Мы ведь помним: генеральный конструктор — это был бог и царь, элита инженерно-научного сообщества. Он аккумулирует такое количество знаний, чтобы объединить всех, кто участвует в проекте. И под него выделяются финансы. Но не для того, чтобы их по-быстрому освоить. А чтобы организовать эффективную кооперацию, отладить взаимодействие и получить заявленный результат.

Без людей, способных инициировать какие-то, поначалу, может быть, сумасшедшие идеи, мы не сможем прорваться в новые области техники и технологий. Об этом еще Высоцкий по-своему и очень емко сказал…

Настоящих буйных мало — вот и нету вожаков?

Евгений Каблов: Точно. Человек должен постоянно думать о том предмете, где он выступает в качестве генерального конструктора. Это не приходит как аппетит во время еды. Становление настоящего конструктора в абсолютном большинстве случаев обусловлено тем, к чему он уже в детстве, со школьных и студенческих лет проявлял интерес.

Кто сегодня, на ваш взгляд, олицетворяет это высокое звание — генеральный конструктор?

Евгений Каблов: В той области, которая мне ближе и хорошо знакома, сейчас могу назвать только Александра Александровича Иноземцева. Он имел отличного учителя — это Павел Александрович Соловьев, создатель газотурбинных авиадвигателей. Его движки были наиболее массовыми, использовались и в военной технике, и в гражданской.

А в памяти, конечно, и другие имена: Николай Дмитриевич Кузнецов, Архип Михайлович Люлька. Никогда не забуду свои встречи с Генрихом Васильевичем Новожиловым. Общение с ним всякий раз давало новые импульсы в работе, помогало в создании новых материалов для авиации. Поэтому конструкторские школы нужно сохранять, а где еще возможно — восстанавливать. И делать это надо в конкурентной среде. Попытки всех объединить, собрать под одну крышу считаю действием ошибочным. Понятно, что их не должно быть много. Но нужна реальная конкуренция.

С конструктором Иноземцевым вас сдружила совместная работа над двигателем ПД-14. Чем поучителен этот опыт?

Евгений Каблов: Решение о создании двигателя ПД-14 было принято президентом России в июне 2008 года, после посещения нашего института. Благодаря этому проекту создана современная инфраструктура, малотоннажные производства, что позволило осуществить прорывной для нашей двигателестроительной отрасли проект.

В начале этого пути мы вместе с Иноземцевым собрали, образно говоря, все металлургические заводы. И сказали: ребята, мы вас просим наладить производство полуфабрикатов, которые необходимы для нового двигателя. А это, замечу, двадцать совершенно новых материалов. Свою просьбу подкрепили гарантией, что затраты на создание инфраструктуры соответствующим образом окупятся. Нам в ответ: согласны, и даже готовы не поднимать цены. Но при одном условии — двигателей должно быть заказано не менее ста.

Короче, взаимные интересы согласовали, и генеральный конструктор все подписал. Наш институт совместно с "ОДК-Авиадвигатель" разработал материалы и технологии, организовал их передачу с полным пакетом нормативной документации. Благодаря такому подходу достаточно быстро сделали газогенератор, а это основа. Следом — и первый двигатель. Поставили его на крыло. А сейчас уже серийно эти двигатели выпускают.

Генеральный конструктор от начала до конца нес полную ответственность за то, чтобы деньги, которые ему выделили, пошли в дело. А это 12,8 миллиарда рублей на создание газогенератора по личному указанию главы государства. Дали — отчитайся. Если на ветер пустили, придется отвечать. Наряду с доверием нужен и спрос с того, кто берется возглавить проект.

Новые технологии рождаются в поиске

В 2021 год и в новое десятилетие Россия впервые вступила с единой программой фундаментальных научных исследований, причем с большим горизонтом — сразу на две пятилетки. А координатором всей программы будет Академия наук. Какие плюсы и минусы тут прогнозируете?

Евгений Каблов: Если все собрано в кулак и под единым руководством, это, как правило, дает результат. Тут спорить не с чем. Фундаментальная наука на то и фундаментальная, что позволяет заглянуть очень глубоко и далеко вперед. И мы, занимаясь решением прикладных задач, активно взаимодействуем с институтами Академии наук. Точнее сказать — бывшими институтами РАН. Потому что теперь они все подчинены министерству науки и высшего образования.

Академии в том виде, в котором она была многие десятилетия, сейчас нет. Есть академическое сообщество с номинальным правом научных экспертиз. Но даже для того, чтобы организовать должным образом экспертизу, не говоря уже о проведении самостоятельных исследований, нужны ресурсы и полномочия. Советский опыт напрямую не повторить, но забывать о нем нельзя: если возникала какая-то важная задача — научно-техническая или специальная, связанная с национальной безопасностью, Совет министров с подачи президиума Академии наук СССР принимал решение о создании нового института, центра, лаборатории. И обязательно — с выделением определенной суммы на исследования и закупкой соответствующего оборудования.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here