Евгений Сатановский. Разговор о Мьянме | Навальный и бл@ди | Гений и злодейство совместимы | Немного о карри с шампанским

0
29

Разговор о Мьянме

Не даёт покоя нашим журналистам политика международная. Особенно, почему-то, девушкам. Так и названивают. Причём все, как одна, задают одни и те же идиотские вопросы, как будто пользуются одним на всех вопросником с названием: «Сто самых глупых вопросов, которыми могут журналисты выбесить занятого человека». Нет, автор себя, конечно, профессионалом по этой части не считает. Профессионал в международной политике — это Лавров. Путин безусловно профессионал. Причём практик. Примаков им был. Но к ним всем не дозвониться. Да и не будут они прессе отвечать, как там всё устроено на самом деле. Что им, делать нечего? Так что, чей номер найдётся в базе данных того или иного издания или интернет-издания, на которых в основном пробу некуда ставить с точки зрения уровня подготовки личного состава, тому и звонят.

Нет бы, замуж выходили, детей растили, котлеты мужьям жарили… Но всем теперь непременно надо иметь высшее образование, а его проще всего где взять? Правильно, на гуманитарных факультетах. И специальности интересные, модные: журналист, политолог… Это вообще беда нынешнего поколения: страстное желание не уметь делать что-то на самом деле полезное, а красиво называться, ни хрена ни в чём не понимая, делать минимум, получать максимум и сильно себя за это уважать. Отчего нужны стране медсёстры, повара, водители, техники и инженеры, а кругом сплошные блогеры, фрилансеры, журналисты и политологи. А! Политтехнологов ещё забыл, прессекретарей, референтов, помощников руководителей и заместителей по связям с общественностью.

Нет, молодые люди, конечно, не лучше. Один на сотню понимает, о чём тебя спрашивает. Но их хотя бы послать можно. Да и с матерной лексикой на тему объяснения сим отрокам, как мир устроен, оно быстрее выходит. Девушкам приходится отвечать, фильтруя текст. Не для них — сама позвонила, сама и виновата, терпи, но исходя из памяти покойной мамы, которая старалась, воспитывала тебя приличным ребёнком из приличной семьи… И ведь добилась-таки своего! Институт и завод приучали и приучили к другому: там матом не ругались, им там разговаривали, вставляя для связки союзы и предлоги. Но это в правильной ситуации и в правильном кругу. В семье или на людях не принято было даже у самых крутых хулиганов обсценную лексику употреблять.

Папа уж на что был крут, но дома слова бранного не произносил. А мы же с кого пример берём? С родителей. Ну, и… Хотя как ответить на вопрос разбудившей тебя незнакомой девицы, которая, путаясь в падежах и спряжениях, и явно не имея понятия ни о том, ни о другом, спрашивает, насчёт того, почему военные в Мьянме свергли ЗАКОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО. Это вообще их, журналюг, любимая фенечка, такие штампы. Законное правительство, легитимное правительство, международно признанное правительство, права оппозиции, права народа, международное право или, к примеру, такое же международное, но сообщество… Да! Ещё есть мировое сообщество, весь цивилизованный мир (он, мир этот, обычно протестует, недоумевает, требует или ещё какой-нибудь мутной хренью занимается) и прочее, из того же новояза.

И вот, объясняешь ей, бедолаге, которая всё это у себя в вузе заучила, и хотя двух толковых слов сама по себе связать не может, полагает себя журналистом, что для неё, может, это правительство и законное, а для армии — нет. И как оно вразрез с интересами генералов в этой самой Мьянме пошло, так его и свергли. Как всегда и бывает. А за что и почему, по какой-такой формальной причине, вообще неважно. Причину ту найти… А она не понимает. Ей надо для начала объяснить, что круглое надо катить, а квадратное тащить, поскольку её и этому не учили. Что выборы, хоть демократические, хоть нет — это слова, а штык и ствол — конкретные предметы. А уж при наличии магазина с патронами… Ну, а про авиацию, бронетехнику и артиллерию, и вовсе говорить не приходится. Перебивают любые политические аргументы.

Но её этому не учили. Ей про сообщества всякие рассказывали, и баки насчёт санкций забивали, как метода воздействия цивилизованного человечества на человечество нецивилизованное. А не про то, что виселица, штык под ребро, расстрельная стенка со рвом для укладки трупов и наматывание кишок на гусеницы, исключительно эффективно решают вопрос, кто в стране хозяин. Что китайцы в своё время на той же площади Тяньаньмэнь и продемонстрировали. А этого она не может понять в принципе. Счастливое поколение полных идиотов с ничего не стоящими дипломами… Но поскольку ей надо выжать из тебя хоть что-то, она начинает копать дальше. И спрашивает невнятно про отношения США и Китая, и про блеянье и угрозы американского госсекретаря.

То есть про Мьянму, США и Китай она не знает ничего, сверх того, что можно услышать в зомбоящике. Две картинки, три фразы и очередная глупость, которая редактором новостного канала была подготовлена для её коллеги с экрана: счастливца на ставке. А скорее даже содрана с помощью Гугл-переводчика откуда-то из западных СМИ, где работает такой же отстой, как в наших, но на куда большие гонорары. И оттуда она уловила, что как-то всё это связано. Но как объяснить дитю, которое ещё дробей не знает, правила высшей математики? Год с ней говорить? Два? Так и то, вряд ли освоит. Ладно, отделываешься общими фразами, насчёт того, что Штаты — сверхдержава стареющая и оттого нервная, как трепетная лань. Ко всем со своим никому не интересным мнением пристают. А Китай — поднимается в гору. И их, как водится, будет игнорировать.

И тогда, под занавес, она выстреливает хитом. Убойной фразой. Бестселлером, который явно приготовила на сладкое, поскольку изо всех её штампованных формулировок именно эта ей больше всего нравится: «А как всё это скажется на мировой экономике и системе международной безопасности?» «Сдохни, дура», — хочется сказать ей в ответ. Но вспоминаешь маму (папа бы уже давно сорвался) и говоришь спокойным голосом, что никак. Ну, не скажется это. Мелочь, не заслуживающая никакого внимания это для всех в мире, кроме жителей самой Мьянмы. Вот же, на стоимости её утренней булочки с маком это не скажется? Не скажется. На безопасности в клубе, куда она тусить вечером пойдёт, не скажется? Не скажется. Ну, так и пускай не заморачивается, насчёт мировых проблем. Не тот уровень у этой загогулины.

Девушка у телефона столбенеет от изумления. Как это — никак?! Её не так учили. Её высоким стилем учили и, не исключено, в хорошем, модном и даже престижном вузе. Она не понимает, что такое реальное положение дел в мире, что такое соотношение сил соперничающих сторон, какие вещи надо воспринимать всерьёз, а какие пропускать мимо своего сознания… И что тут поделаешь? Можно, конечно, всех их переучивать, возвращая в реальность, но во-первых метать бисер перед всей этой толпой дилетантов с дипломами, вещь совершенно бессмысленная, а во-вторых, если голова на плечах есть — сообразит, что к чему с годами, если, конечно, в профессии останется. А если нет, тем более бесполезно. Позакрывать бы все эти факультеты и кафедры политологии и журналистики, на которых дебилы преподаватели дебилов студентов себе на смену плодят, так кто этим заниматься будет? Да и зачем?..

Навальный и бл@ди

Исторический опыт: наверх всплывает чёрт-те кто. Занимается там чёрт-те чем. Сидит на своём месте чёрт-те сколько. А там, как ему повезёт. Если в стране монархия, может основать династию. Если республика — клан во властной элите, который ничем от династии не отличается. Вот чем Медичи и Флавии от Бушей и Клинтонов, а те от «Семьи» и «питерских» на самом деле отличаются? Да ничем. И дожи венецианские от нашего Совета Федерации ничем. Разве что, у нас сенаторов ядами не травят и кинжалы им в спины не втыкают. А так — бушуют те же страсти и иногда по тем же самым поводам. Только не убийцы на мартовские иды приходят в курию Помпея, где Сенат Рима тогда собирался, а следственный комитет берёт прямо в зале заседаний, и Рим — Третий. Ну, и разница между этими событиями — две с лишним тыщи лет.

Да и люди наверх поднимаются точно такие же. Носят разное, на разных языках говорят, молятся разным богам или не молятся вовсе, но типажи одни и те же. Брутальный мужик во главе военных. Умная и беспринципная сволочь, интриган и хитрец. Случайный лох, типа Зеленского, плод компромисса двух непримиримых сильных фракций. Властолюбивая шлюха, опирающаяся на своих любовников. Старый пень, которого двинули наверх доживать, пока Большие Парни, по нынешним временам — обоего пола, свои тёрки не разрешат. Верховный священнослужитель — чаще всего через сына или племянника. Ну или, если настала пора смены династий, лидер толпы, уж какой есть. Они всегда все разные бывают, но результат один и тот же. Так что яйца остаются те же, только вид на них сбоку.

Что до народа… Какой-такой народ? Им всегда клянутся, про него во всех клятвах на всех инаугурациях говорят, аж захлёбываются. Ну, и где он? И что от всего этого в итоге получает? Бесплатный хлеб и игры, как у римлян? Пособия, фудстемпы и голливудские фильмы, как у американцев? Или, как у нас, что мы с них передрали, плюс кое-что, оставшееся с прошлого, ещё советского цикла развития? При этом ясно даже и ежу, что наверх прёт самовлюблённое, властолюбивое и амбициозное чмо, либо всплывает, пользуясь случаем, тихоня и мастер компромиссов, который особо сильными врагами ещё не обзавёлся. А там уж как справится… Причём дамы там приветствуются лёгкой весёлой натуры, слабые на передок и низкой социальной ответственности. Оно им сильно по пути наверх помогает. Ну, а дальше опять, по способностям.

Хатшепсут, Феодора, Елизавета Английская и наша Елизавета, «дщерь Петрова», или Екатерина Великая — один результат. Ксения Анатольевна Собчак — другой. По делам их узнаете их. И тут гадать, кто чем кончит и чего по пути добьётся, бесполезно. Только волею случай в обойму можно попасть. Чем, кстати, все, у кого амбиции уровнем поменьше и пользуются, стараясь прикрепиться к своему ведущему, как рыба-прилипала к скату-манте или морская уточка к киту. Вынырнет он наверх, и весь свой прицеп туда вынесет. Ну, а не вынырнет, так никто удачи и не гарантировал. Зато старался, упрекнуть себя не в чем. Отчего в командах у потенциальных лидеров такие странные встречаются персонажи… По нынешним сторонникам Навального видно.

Он, конечно, никакой не национальный лидер и не будущий президент, хотя фюрерский потенциал там есть. Не Муссолини, не Шикльгрубер, не Франко и не Салазар. На три порядка мельче. Да и команда вокруг такая же. Но, к слову, а Зеленский, что — лидер? А Клавдий в Древнем Риме?! Но ведь один в президенты, а другой в императоры выбился? Выбился. И людей своих на посты вытянули. Вот и пробует околополитический планктон найти себе свободную экологическую нишу. И тут кто только не отметился… Даже порнозвезда Анастасия Солодкова, и то свои пять копеек внесла, насчёт того, что пора бы Путина менять. Хотя ей-то он, что сделал?! Или, напротив, не сделал… Теперь жалуется: хейтеры заели. Пока не лезла в политику, всем её фильмы нравились, а тут такая толпа моралистов набросилась…

Всё-таки патриархальная мы страна. Консервативная. Серая и непрогрессивная. Не понимает наш народ своего счастья… А ведь могла бы, если что, в правительство будущее войти. Образованием там у Навального заведовать, или культурой. Она в конце концов не чужда кинематографу. Правда, в специфическом жанре фильмов для взрослых, зато лично участвует, и не на государственные деньги. Хорошая, кстати, идея, сформировать из таких девочек будущее теневое правительство у нашего будущего фюрера, который пока в «Матросской тишине» чалится. Оно и с точки зрения Запада бы хорошо смотрелось, прогрессивно. И для отечественной публики куда выигрышней, чем нынешнее, злобновато стареющее, из прошлых времён и гопота из времён новых. И если политики — те же бл-ди, так верно и обратное: бл-ди — те же политики. Хотя бы смотреть тогда на оппозицию имело бы смысл…

Гений и злодейство совместимы

Как-то на съёмках программы у Володи Соловьёва подошёл к Владимиру Бортко, фильмы которого очень люблю, и сказал ему об этом. Обычно не пристаю никогда к такого рода людям. Это же сплошной ужас, когда к тебе незнакомые люди на улицах подскакивают. Заговаривают о чём-то своём, автографы просят, фотографируются… Нет, когда это со мной происходит, никогда не отказываю, им же это зачем-то нужно и может быть даже важно — настроение себе улучшат или, там, домашних развлекут, но сам при этом чувствую себя неловко, как будто играю чужую роль, так что никого стараюсь в такое положение не ставить. А то получается, как у Утёсова с великовозрастной одесской дурой и её сыном: «Яша, смотри — это Утёсов. Смотри скорей сейчас, а то он скоро умрёт и ты его больше не увидишь.» Но тут, раз уж в узком кругу, всего всемером на съёмочной площадке…

Посмотрел грустными глазами в ответ талантливый кинорежиссёр Бортко, автор замечательных картин, которые только и смотреть — и не по одному разу, повёл пшеничными усами и спросил: «Но вы же, наверное, хотите сказать: «Как вы только, снимая такие фильмы, в Компартии состоите?»» — а ведь чего-чего, но этого и не знал, и ему говорить совершенно точно не собирался, что тут же и сообщил. Да и никому никогда таких глупостей не говорил. Есть у человека убеждения, его право. Какие есть. Кому какое дело? Во что верит, в то и верит. В какой партии состоит и за неё голосует, в такой и состоит. В той, в которой состоял, остался, когда она немодной стала и оттуда всё начальство побежало, так и тут его понять и одобрить можно. Не крыса какая, с тонущего корабля бежать — нормальный человек. Не предатель. С тех пор при встречах, в том же «Никитском клубе», всегда раскланиваемся.

На самом деле, важно только то, что человек собою представляет и что он в жизни сделал и делает. Сволочь он или нормальный. Жлоб или нет. Можно на него опереться в час нужды, или не стоит поворачиваться к нему спиной. И тут с людьми творческими на самом деле бывают завихрения, но в основном в личной жизни или в профессии. К женщинам относится, как распоследняя скотина, к детям, или к старикам… Да что там, сколько гениев, в том числе кинематографа, с животными ужасно обращаются. И он тогда не только гений, но и живодёр, и садист, и полнейший подонок. А что классик написал про то, что «гений и злодейство несовместимы», так это красивая фраза и не более того. Совместимы, да ещё как! Но совершенно точно, национальность, религия, политические убеждения и прочие материи такого рода — не есть причина, чтобы кого-то любить или не любить. Хотя именно по ним чаще всего и судят.

Трудно это, отодвинуть от себя привычные маркёры и попытаться человека объективно оценить. Чужая душа потёмки. Что до талантливых творцов, про них или ничего не знаешь и тогда спокоен, или жили они так давно, что мерзости и подлости, которые они творили, ушли в туман истории, отодвинувшись от нас до полной к ним нечувствительности нашего поколения. Что нам теперь до тех, кто воевал в Троянскую войну? До греков с персами? До римлян с финикийцами? Гвельфов и гибеллинов? Да и Наполеон Бонапарт уже не пробуждает в России чувств, которые его Великая Армия будила в российской публике двести лет назад. Или полтора столетия, когда Толстой «Войну и мир» писал. А Стендаля в России читают безо всяких проблем. Да и не только его. Но вот недавнее, что хотя бы дедушек-бабушек затронуло, или родителей… Тут другое дело. Отчего не любит автор апологетов петлюровских, красновских, бандеровских и власовских, ни литературных, ни церковных, ни политических. Враги мы друг другу. И вот это точно с ним до конца жизни останется.

Немного о карри с шампанским

Что только в жизни не вспоминается… Был когда-то на Чистых Прудах в Москве такой индийский ресторан, «Джалтаранг», ещё в советское время, в 80-х. Где в середине 90-х группа «Тринити» открыла отличный фитнес-центр, куда автор ещё успел походить, а после это здание снесли и что там теперь находится, ему неизвестно. Да и не очень интересно — изменился город при Собянине. Заводы посносили, «элитное жильё» на их месте понастроили, и много чего другого произошло. Но это о другом.

И повёл туда, ещё в старый добрый «Джалтаранг», автор свою молодую жену — гульнуть и перед нею пофорсить. Как раз он на завод работать ушёл, на «Серп и молот», в горячий сортопрокатный цех, прицепщиком горячего металла, и после инженерной зарплаты в родном «ГИПРОМЕЗе» почувствовал себя миллионером, крёзом и индийским набобом. Благо, жили они ещё в коммуналке на четыре семьи, недалеко от Крестовского моста, но свободные деньги в кармане уже появились. Можно было в кои-то веки и потратиться.

Так что оставили они малолетнего сына на выпас любимой бабушке и двинулись кутить, индийское дегустировать. Теперь-то жена бы ни под каким видом туда не пошла: умная стала и на веки вечные приобрела стойкую неприязнь к индийской кухне. Поскольку кухня эта ей и острая, и переперчённая, и специи их ей не нравятся… Но это теперь. За почти сорок лет семейной жизни привыкла контролировать, что ей от щедрот мужа-огнеедца в тарелку перепадает. Бывали прецеденты…

Она, бедная, несколько раз столкнулась с тем, что муж ея запросто глотает индийский карри, йеменский схуг с ш’вармой или что-нибудь корейское такой остроты, что эту еду американцы в Индокитае могли бы вместо напалма использовать, природу травить. И, полагая это необычайно вкусным, ей скармливает, просто не осознавая, что то, что для него — самое то, для неё — садистское издевательство и ужасная пытка.

Называется — разный порог чувствительности. Точнее, ОЧЕНЬ разный. Но это ей теперь понятно. Что до него, это был тот самый случай, который описывается фразой: «Если б я был таким умным вчера, как моя жена завтра». Поскольку был автор начитан на диво, но всё, что он тогда знал про индийскую, да и про какую угодно другую экзотическую еду, знал из книг. А единственная в его жизни загранпоездка, в венгерский стройотряд, его к ней подготовить не могла. Паприка у мадьяр, даже самая острая — это не индийские специи…

Ну, пришли они, сели и заказали себе экзотического. Хороший понт дороже денег. И были там, как помнится, треугольные пухленькие золотистые пирожки-самосы с начинкой из картофеля, гороха и чего-то ещё, овощного и пряного; тонкие, румяные масляные лепёшки, наан; ну и, понятно, карри из баранины. А какой из многочисленных его видов, сейчас и не упомнить. Запах от него шёл чумовой, как и положено карри, соус был густым, кусочки мяса нежными и для их употребления сложенной пополам лепёшки казалось более чем достаточно.

Что называется, Б-г фраера видит и метит. Поскольку от предложенного официантом риса автор гордо отказался: зачем рис? Какой ещё рис? А запивать еду решил не чем-нибудь, вроде пива, апельсинового сока, воды без газа или молочного ласси (манго-ласси с тех пор стал его любимым напитком под индийскую кухню), а шампанским. Жену же, как-никак, вывел в люди, а не кого попало — первый раз с ней в ресторане оказались. А на жёнах и детях в семье мужчины отродясь не экономили. Традиция такая была, ещё с дореволюционных времён.

Ну, покосился официант как-то странно, но принял заказ, перечить не стал. И ведь без каких-либо попыток объяснить и посоветовать принял, паскудная его душа. Гореть ему за это в адском пламени лишних лет сто. Больше не надо, мы же не звери, но сотню уж он точно заслужил. Поскольку шипучка, какого угодно типа, в том числе игристое вино, хоть отечественное, хоть нет, это последнее, чем надо индийскую кухню запивать. Нет, возможно бывают варианты и похуже, но автору они не попадались.

Особенно это верно, если специи в этой еде натуральные, свежие, и рецепты родные, без адаптации к европейским глоткам и желудкам. А они тогда в «Джалтаранге» были именно такие. Как-никак, первый в Москве ресторан индийской кухни. Мало ли кто туда заглядывал? Как минимум дипломаты и военные их, которые у нас вооружения в особо крупных размерах закупали. Ну, или, на крайняк, свои, которые таи комбинаты тогда строили. Их только металлургических три было: Бокаро, Бхилаи и Визакхапатнам…

В общем, самосы пошли отлично. Лепёшки были хороши, особенно с соусами: манго-чатни и зелёным, мятным. Принесли мисочку с ароматным карри, разложили его нам по тарелкам, чокнулись мы бокалами, отпили шампанского, заели это дело мясной вкусняшкой… Читателю несомненно встречалось в книгах выражение «слёзы фонтаном брызнули у них из глаз». Так вот, это был тот самый случай. И поспешный глоток шампанского, залить пожар в горле, только ухудшил дело. И сильно.

Когда прокашлялись, несчастная жена, которая, как с тех пор и выяснилось, с индийской кухней не дружит, судорожно показала на сидевшую напротив пару индусов, которых за их стол подсадили, как в те далёкие годы было принято, как-раз аккуратно деливших на двоих блюдо с рисом и горошком, КУДА они, уже в тарелках, подлили свой карри, перемешали всё это и преспокойно ели, запивая ПИВОМ. Не зря официант про рис спрашивал. Но нет бы, сказал, зачем… Или хотя бы насчёт шампанского предостерёг!

С тех пор много воды утекло. Давно нет на Чистых Прудах «Джалтаранга». Лебеди, которые там издавна кормились, сменяя друг друга, из тех конечно, что бомжи в 90-е не съели, какое-то время находились под патронажем ресторана «Ностальджи» Игоря Бухарова, а когда и его, и фонд Ролана Быкова оттуда рейдеры «ушли», расположившегося на плотах «Шатра» того же Бухарова, с ливанской кухней. А теперь и вовсе непонятно, где они живут и живут ли где-то ещё на тех Прудах… Одни только воспоминания остались.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here