Какие вопросы из общего прошлого обсудят учителя на Всемирном конгрессе — Российская газета

0
40

Осенью в Москву на Всемирный конгресс школьных учителей истории собираются приехать 700 педагогов из многих стран. Тем, как изучают прошлое в школе, недовольны во всем мире. Дело дошло до того, что французский лидер Эмманюэль Макрон выступил с предложением исследовать состояние школьной истории и найти выход из создавшегося положения. Проект поступил в Совет Европы под названием «Обсерватория». Что собираются менять и чему стоит учиться российским и западным историкам друг у друга, рассказал «РГ» сопредседатель оргкомитета конгресса, научный руководитель Института всеобщей истории РАН Александр Чубарьян.

Как мотивировать школьников изучать свое прошлое? Это философская проблема. Фото: Антон Новодережкин / ТАСС

Александр Оганович, Россию пригласили в Совет Европы на исторический разговор?

Александр Чубарьян: Да, наша страна участвует в этом проекте. Министерство просвещения РФ подписало общую декларацию в Париже, поскольку нам не безразлично, например, как преподается наша история в школах других стран. А это или абсолютный минимум, или тенденциозность. К слову, в Совете Европы в прошлом уже дважды поднимали тему преподавания истории в школе. Я участвовал в заседании. Например, в Стамбуле столкнулись две точки зрения: история это перечень фактов или на уроках нужно учить самостоятельно мыслить, анализируя исторические явления. Большинство историков поддержали вторую. Но и у первой много сторонников.

Как возникла идея Всемирного конгресса?

Александр Чубарьян: К настоящему моменту определился круг вопросов, которые волнуют большинство историков в мире. Французов, к примеру, что должно превалировать в преподавании в школе: национальная история или мировая. Наши коллеги из других стран жалуются, что выпускники средних школ в лучшем случае неплохо представляют общую канву собственной истории, но очень плохо осведомлены о том, что происходило вокруг. И в этом смысле им интересен опыт России, единственной страны в мире, где в равном объеме изучаются отечественная и всеобщая история. И еще один вопрос, над которым голову ломают все без исключения коллеги. Как мотивировать школьников изучать свое прошлое. Это философская проблема. Ведь история наряду с литературой и языком составляет национальную идентичность. Она определяет гражданскую и патриотическую позицию школьников. Что особенно важно сегодня.

Разве историки не собираются? Знаю, что один из международных конгрессов историков собирался в Москве и был посвящен 100-летию Ленина.

Александр Чубарьян: Действительно, мировые конгрессы собираются каждые пять лет, но конгресс, который пройдет в этом году в России, не имеет аналогов. Дело в том, что в большинстве стран действуют национальные ассоциации по преподаванию истории. Например, в США, Китае, Индии. Есть и региональные объединения, скажем, Европейская ассоциация преподавания истории в школах. Она называется EuroClio. Мы установили контакт с этими организациями. Мало того, на наше приглашение откликнулся директор большого международного центра по учебникам, который находится в Брауншвейге. Немцы готовы принять участие не только в конгрессе, но и в выставке учебников.

К вопросу об учебниках. Ассоциация учителей истории и обществознания издает брошюры-приложения в помощь учителям по трудным вопросам истории. Это интересно педагогам других стран?

Александр Чубарьян: Мы издали уже 25 брошюр. Последняя посвящена истории Второй мировой войны с расширенной частью о Нюрнбергском процессе. Отвечая на ваш вопрос, скажу так: до последнего времени, казалось, что нет. Но вдруг интерес возник. Началось все во Франции: учителя столкнулись с проблемой, как рассказывать ученикам о французском колониализме. Затем в США решили пересмотреть учебники на предмет темы рабства. Все это и называется в нашей терминологии "трудные вопросы истории". Знаю, что в Великобритании испытывают сложности в преподавании истории Британской империи. Думаю, что это может быть темой обсуждения на конгрессе.

В конце 2020 года у нас утвердили обновленную концепцию преподавания истории в средней школе. В соответствии с культурно-историческим стандартом. Есть ли такой перечень обязательных к изучению фактов, событий, дат, персонажей в программе школьной истории в других странах?

Александр Чубарьян: Скажем, во Франции и Италии, как и в ряде других стран, существуют не стандарты, а программы, которые утверждаются министерством. Некая унификация и централизация там тоже есть. Однако расхожие установки и идеи, клише и стереотипы все же внушаются авторам через СМИ и общественное мнение. К примеру, это касается отношения к нашей стране. Я хорошо знаю европейские учебники: во Франции, Англии, частично в Германии Россия упоминается лишь как образец тоталитарного режима в Европе. Поэтому наши коллеги с большим интересом отнеслись к теме культурно-исторического стандарта, которую мы предложили рассмотреть на конгрессе.

Скажите, а чему нам можно было бы поучиться у педагогов-историков Европы, Китая, США?

Александр Чубарьян: Мне очень импонируют две вещи. Во-первых, учебники. Наши — это в основном текст. На Западе же они более живые и побуждающие к дискуссии и размышлению. Большое внимание уделяется шаблону страницы: много фото, иллюстраций, различных ссылок. Так детям легче запоминать материал. В некоторых учебниках много таких заданий: приводится исторический факт, а дальше вопросы к школьникам: "Как вы оцениваете этот факт? Как вам кажется, является ли он корректным или некорректным?" Сейчас ведь стоит вопрос об утверждении новых стандартов для школы. И я думаю, что мы могли бы использовать этот опыт.

Есть еще один вопрос, на который следует обратить внимание. Это взаимоотношение учебника и интернета. Ведь дети о многом узнают не из учебника. Так вот речь идет о QR-кодах в учебниках, чтобы, наведя свой гаджет, ребенок оказался на правильном, точнее, грамотном сайте. И это позволило бы учителю прокомментировать те сведения, которые школьники "накопают" в интернете.

С помощью QR-кода в учебнике ребенок окажется на правильном, точнее, грамотном сайте

Александр Оганович, поскольку историю в последнее время все чаще используют в качестве политических аргументов, можно было бы ожидать, что приглашение приехать в Москву и поговорить о нашем общем, непростом прошлом воспримут в штыки?

Александр Чубарьян: Я бы сказал так: реакция на нашу идею была позитивной. Ведь мы приглашаем практикующих учителей, которые каждый день ведут уроки. В этом смысл. Это не те люди, которые пишут учебники и наполняют их стереотипами. От учителей многое зависит, хотя они и действуют в русле той или иной образовательной системы.

Мы не политикой собираемся заниматься, а обсудить конкретные проблемы. Например, как освещать историю Второй мировой войны. Этот вопрос стоит перед всей учительской общественностью. Программа конгресса пока формируется, мы ищем точки пересечения интересов педагогов всех стран. Точно известно, что будет секция о том, каким должен быть современный учебник, о соотношении в нем национального и мирового исторического контекста. Обсудим и вопрос, в какой мере история помогает в воспитании патриотизма и гражданственности. Эта тема не вызвала возражений, хотя я предполагаю, что у нас могут быть разные точки зрения.

Конечно, "веяния и ветры", которые сейчас дуют в мире, не обойдут и наше собрание. Но для нас конгресс — это та площадка, где российские историки смогут донести до всех свою точку зрения. Ведь главное, как выразился один западный историк, — преодолеть историческую неграмотность людей, которые заканчивают школы.

Диалог на конгрессе был бы полезен. Посмотрим, в какой мере учительство вовлечено в идеологические споры.

Не опасаетесь, что оппоненты скажут, что и в российских учебниках только один взгляд на события войны?

Александр Чубарьян: Мы готовы к обсуждению, тем более в брошюре из серии "Трудные вопросы истории", о которой я упоминал, представлены разные мнения.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here