Who are you to fucking lecture me?

0
85

«Ты кто такой, чтобы мне, б****, нотации читать?» Эту фразу якобы произнес Сергей Лавров в 2008 году в ходе беседы с тогдашним министром иностранных дел Великобритании Дэвидом Милибандом в ответ на выраженные им «озабоченности» в связи с ситуацией вокруг известных провокаций Грузии против российских миротворцев и народа Южной Осетии.

Милибанд, в частности, отметил тогда, что Европа вынуждена переосмыслить свои отношения с Россией в ответ на ее агрессивное поведение. Лавров в ответ спросил, а знает ли Милибанд вообще хоть что-нибудь про российскую историю и помнит ли он, что Великобритания вместе с США вторглась в Ирак в 2003 году, а теперь еще и смеет заикаться о каком-то международном праве?

Эта фраза, приписываемая Лаврову (чего он не отрицает), не просто превратилась в своеобразный мем — она стала на современном этапе основным методом в политике России по отношению к западным странам. Совсем недавно, например, Лавров без особых церемоний потыкал носом министра иностранных дел Швеции Анн Линде и главу дипломатии ЕЭ Жозепа Бореля во время их визитов в Москву в их собственные проблемы. Он вручил видеоматериалы с записями неоправданно грубых насильственных разгонов протестных акций в США и странах ЕС, на что те, кстати, демонстративно не среагировали.

Оценку событиям в своих странах западные политики дают уже привычную — «это же совсем другое» — без каких-либо конкретных пояснений по существу. И вряд ли можно считать это реакцией на случившееся.

Что это у Лаврова — новое слово в искусстве современной дипломатии или просто удачный прием, позволяющий довести до западного обывателя суть проблемы и российскую позицию по ней?

Действительно, вряд ли аргументация российского министра иностранных дел, высказанная его коллеге из Великобритании, стала бы известной широкой общественности на Западе. Хорошо отработанная пропаганда выделила бы из этой встречи только слова Милибанда с угрозами в адрес России, а убийственную с фактологической точки зрения российскую аргументацию карманные журналисты просто опустили бы. А вот «несистемное» выражение Лаврова западная пресса просто не смогла не заметить. А вместе с этим упустить и суть проблемы, в связи с чем такая фраза и была произнесена.

Получилось, безусловно, удачно, но вряд ли дипломат калибра С. В. Лаврова просто рассчитывал в данном случае на разовый эффект. Может сложиться впечатление, что в тот момент это был своеобразный крик души человека, которого достали бездарные и наглые потуги наших западных «партнеров» (но, опять же, это не для дипломата уровня Лаврова).

Напомню, что встреча с Милибандом произошла в 2008 году, через год после известной мюнхенской речи В. Путина, когда стало очевидно, что Россия не просто пересматривает основы своей внешней политики по отношению к Западу, но и открыто заявляет об этом на таком авторитетном международном форуме, каким является Мюнхенская конференция по вопросам политики безопасности.

Дальше была валдайская речь Путина в Сочи в 2014 году, явившаяся развитием идей, представленных на Мюнхенской конференции.

И вот теперь — отказ Путина выступать на Мюнхенской конференции в феврале с. г., где примут участие президент США Джо Байден, глава Еврокомиссии Урсула фон Дер Ляйен, генсек ООН Антонио Гуттереш, генсек НАТО Йенс Столтенберг и американский спецпосланник по вопросам климата Джон Керри.

Что может означать намерение российского президента не участвовать в этом мероприятии? Здесь дело даже не в пандемии, на что обычно ссылаются при отказе присутствовать на каких-либо международных мероприятиях, поскольку конференция проходит в онлайн-формате. Путин просто не собирается на ней выступать. Поскольку все, что он хотел сказать Западу, он уже сказал. И не намерен повторяться или менять свою позицию. То, что президент не успел донести до Запада раньше, дополнил министр иностранных дел С. Лавров в специальном интервью Владимиру Соловьеву в эфире YouTube-канала «Соловьев LIVE».

«Мы исходим из того, что мы готовы, если мы еще раз увидим, как мы уже почувствовали не единожды, что в каких-то областях накладываются санкции, которые создают риски для нашей экономики, в том числе в самых чувствительных сферах…». «Да, мы не хотим как бы изолироваться от мировой жизни, но надо быть готовым к этому. Хочешь мира — готовься к войне», — подчеркнул он.

Но ведь в отличие от некоторых западных политиков Лавров отсебятины никогда публично не допускает. Это означает, что политическое решение на этот счет уже принято на самом высоком уровне, что, кстати, и подтверждает отказ Путина участвовать в очередной Мюнхенской конференции: о чем говорить, когда все уже сказано?

На этом форуме планировалось участие президента США, генсеков ООН и НАТО. А вот складывается впечатление, что этот своеобразный месседж Путина — демонстративное нежелание участвовать в конференции — ориентирован, прежде всего, на руководство ЕС и лидеров отдельных европейских стран. Они должны определить свою позицию по отношению к России на ближайшую перспективу, поскольку позиция США (а следовательно, и НАТО) явно не претерпит каких-либо серьезных изменений.

Более того, янки продолжают упорствовать в своей линии запугивания ежа голой пятой точкой. Здесь и постоянные визиты в Черное море американских военных кораблей, которые, надо сказать, являются прекрасной мишенью для отработки их потенциального уничтожения со стороны береговых батарей, кораблей ВМФ и морской авиации. А уничтожены они в ловушке Черного моря могут быть разом в течение пяти минут сверхзвуковыми ракетами.

Сюда же можно отнести и бравурные заявления высокопоставленных натовских вояк о возможности нанесения ядерных ударов по России. И фантасмагорические планы захвата Калининградской области чуть ли не одними поляками.

Но больше всего, как им кажется, Россию должна напугать готовность НАТО начать локальную ядерную войну с применением исключительно тактических ядерных сил. Как заявил по этому поводу замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков, в Вашингтоне «увлеченно и на публику» обсуждают возможность применения ядерного оружия.

И почему-то считается аксиомой, что российское руководство не решится использовать стратегическое оружие, если НАТО нанесет этот «ограниченный» тактический ядерный удар. Эти рассуждения уже где-то на уровне украинских «стратегов». Но, что называется, с кем поведешься…

Очень трудно американцам отказаться от идеи ограничить будущую войну против нашей страны исключительно на европейской территории. Мечтают, как во времена Второй мировой войны, получить исключительно экономические и политические выгоды, а также максимально ослабить своих геополитических соперников. А к ним американцы, как продемонстрировала европейская политика США времен Д. Трампа, относят и Европу.

Но если в 2007 году Россия лишь обозначила свою позицию, а в 2014-м ее настойчиво подтвердила, то нынешнее заявление С. Лаврова о возможном разрыве с ЕС звучит уже как откровенный ультиматум.

А то что-то давно мы не прибегали к ультиматумам в нашей внешней политике…

Чем вызвано столь резкое заявление руководителя российской дипломатии? Помимо того, что на это (ни у кого не остается сомнений) было прямое указание президента.

В данном случае действует классическое правило: дипломатия становится тогда активной и эффективной, когда надежно опирается на сильную армию. Вот с этим у России в настоящее время как раз все в порядке, чего не скажешь о наших потенциальных противниках.

В упомянутом уже интервью Соловьеву Лавров совсем не случайно подчеркнул, что «Россия уже стала полностью самодостаточной в военном отношении, и нам нужно добиваться такого же положения в экономике на случай, если мы еще раз увидим, что в каких-то областях накладываются санкции, создающие риски для нашей экономики, в том числе в самых чувствительных сферах. Мы не хотим изолироваться от мировой жизни, но надо быть готовым к этому», — сказал российский министр.

При этом он не стал конкретизировать, что будет на деле означать разрыв отношений с ЕС. Как представляется, это вовсе не будет разрыв всех отношений с отдельными европейскими странами. А вот выход из еэсовских структур типа ПАСЕ, Европейского суда по правам человека, прекращение общений с Еврокомиссией вполне возможны.

Что такое ПАСЕ? Это сплошная говорильня русофобов, заточенная на злобные нападки на Россию. И мы еще снабжаем ее солидными членскими взносами, чтобы у каких-нибудь балтийских националистов была возможность совершенствовать свое русофобское красноречие в присутствии наших депутатов. Те, разумеется, не молчат в ответ: нужно же как-то оправдывать регулярные оплачиваемые поездки в Европу с очень приличными командировочными. Но выступления наших депутатов тонут в хоре антироссийских экзерсисов западников, чьи СМИ послушно игнорируют наши выступления, которые, по правде сказать, в большей степени рассчитаны на российского потребителя.

Тактика не новая. Помню, в Риме очень долго сидел один наш посол. В международном отделе ЦК КПСС и в МИДе над информацией, которую он посылал в Москву, откровенно издевались: до того она была поверхностной и льстивой по отношению к генсеку. А профессиональное долголетие на этом посту в Риме международники, читавшие его телеграммы, объясняли одним: информация посла была рассчитана только на одного читателя — «дорогого Леонида Ильича».

Во что России обходится деятельность ЕСПЧ? Нам постоянно присуждают штрафы в ответ на жалобы по судебным решениям, которые принимаются в России в отношении участников бесчисленных НПО. Их курируют те же западные структуры. За весь постсоветский период из российского бюджета на эти цели была израсходована колоссальная сумма в иностранной валюте. И дальше так продолжаться не может: государство не должно финансировать деятельность на своей территории иностранных агентов за счет средств собственных налогоплательщиков.

Что представляет собой сегодня Европейский союз, с которым мы можем прекратить общение? Было бы неправильно сказать, что он почти не существует — как единая политическая структура, с деятельностью которой согласны все страны-члены, не существует. Позицию Брюсселя по наиболее важным политическим и экономическим проблемам не разделяют многие европейские страны как на уровне их руководства, так и простых граждан.

Более того, решения, принимаемые Брюсселем, вызывают порой у них крайне негативную реакцию. И причина здесь кроется не только в том, что ключевые должности в ЕС заняли ортодоксальные атлантисты, контролируемые американцами, но и в том, что принимаемые ими решения порой не выдерживают критики с профессиональной точки зрения. Ведь именно этого не могли простить Брюсселю английские политики, когда отдельные чиновники принимали фундаментальные политические и экономические решения, игнорируя позицию одной из самых крупных стран ЕС — Великобритании.

Раздражают европейцев и волюнтаристские или политически мотивированные решения брюссельских чиновников, касающиеся распределения общеевропейских финансов. А выделяемые отдельным странам суммы здесь значительные, что вынуждает их руководство закрывать глаза на любые политические решения Брюсселя.

Не исключено, что в случае разрыва отношений с ЕС России придется отказаться от некоторых международных договоров. В частности, Минских соглашений по Донбассу, поскольку Украина эти соглашения демонстративно игнорирует и требует их кардинального пересмотра. Франция и Германия в этом случае не просто потакают Киеву, но эти страны стали скорее соучастниками творимых Киевом преступлений в Донбассе, нежели посредниками в урегулировании конфликта (из выступления постоянного представителя России при ООН Василия Небензи на заседании Совета Безопасности в связи с шестой годовщиной подписания Минских соглашений).

Мнение немецкого политолога Александра Рара: «У Европы нет стратегии по России <…> есть определенное видение, которое просто не меняется, оно было создано (в прошлом) и не меняется».

Прав немецкий политолог, но беда Евросоюза состоит в том, что у объединенной Европы нет единой стратегии не только по России, но также по США и Китаю, а есть «мильён» терзаний, когда хочется и морковку съесть, и на люстре покачаться.

По возвращении из России глава европейской дипломатии Жозеп Борель, попавший под огонь острой критики противоборствующих сторон, заявил о необходимости введения против России новых санкций. И у него уже якобы есть на этот счет конкретные предложения. Но одновременно он же призвал избежать долгосрочной конфронтации с Россией и, прекрасно зная политический нрав своих соплеменников, предложил ЕС принять по России решение века — стремиться к сотрудничеству или к конфронтации. И сделал это в Европарламенте на специальных слушаниях, посвященных его визиту в Россию 4–6 февраля. «Мы находимся на историческом перекрестке в отношениях с Россией. Выбор, который мы сделаем, определит международную динамику сил в этом веке. Будет ли ЕС продвигаться к более кооперативной или более поляризованной модели в отношениях с Россией, будет ли основываться на открытых или закрытых обществах», — заявил он.

Ну что ж, мяч, как говорится, на стороне европейцев, а Россия будет ожидать их решения, продолжая «ловить рыбу» в собственных прудах и проводить их очистку. Вспомним, как говорил российский император Александр III: «Европа может и подождать, пока русский царь ловит рыбу».

Сергей Кузнецов

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here