Волынский раздор

0
90

Польша и Украина снова спорят о Волыни. Сначала Генеральное консульство Польши в Луцке опубликовало приглашение на научную конференцию «Волынь в геополитическом и культурном пространстве Европы», затем директор Украинского института национальной памяти, а теперь депутат Верховной Рады Владимир Вятрович откликнулся комментарием: «Недипломатичное хамство от дипломата — консул приглашает праздновать 100-й «юбилей» польской оккупации. Дмитрий Кулеба (министр иностранных дел Украины. – Ред.), Василий Боднар (заместитель министра иностранных дел Украины. – Ред.), вам не кажется, что это слишком? Польские дипломаты однозначно отреагировали бы на приглашение от немецких коллег отметить годовщину создания в 1939 году Генеральной губернии».

Вышеупомянутая конференция пройдёт 22 апреля, она организована генконсульством Польши в Луцке во главе с Славомиром Мисяком и Волынским национальным университетом им. Леси Украинки в Луцке. Официальный повод для конференции – «столетие создания в составе Речи Посполитой Волынского воеводства», о чем Мисяк сообщил в специальном видео.

Тема польской оккупации Западной Украины – источник вечной склоки между Варшавой и Киевом. Кредо польской политики является формулировка – Польша никогда и ни в чём не виновата, а если и делала что-то не совсем хорошее, то это было исключительным стечением обстоятельств, а не злым умыслом. Для продвижения этого тезиса в мире создан Польский институт национальной памяти (ПИНП) – пропагандистская структура с внушительным бюджетом.

ПИНП оправдывает Польшу всегда и везде. Польша Пилсудского напала на Страну Советов в 1919 году без объявления войны и оккупировала Западную Украину? Это Польша забрала своё, потому что Западная Украина – это польская земля. Армия Крайова нападала в тылу на красноармейцев, которые воевали с немцами? Это потому, что Красная армия оккупировала Польшу. Как поляки пережили бы нацистское правление без такой «оккупации», ПИНП не поясняет. Поляки выдавали евреев гитлеровцам? Это частные, а не массовые случаи. После 1945 года поляки учинили несколько еврейских погромов? Это была провокация советских коммунистов. И так далее в том же духе. Польша, как жена Цезаря, всегда вне подозрений и доказывать полякам обратное всё равно что огонь боронить да камни варить.

Директор ПИНП Ярослав Шарек в 2018 году заявил: «Восточные территории – это земли, необычайно богатые нашим наследием и нашим самосознанием. Через несколько недель выйдет обучающая игра Znaj Znak – Kresy, чтобы эту историю на восточных землях Речи Посполитой… чтобы молодое поколение тоже знало это наследие, потому как трудно оставаться поляком, не зная тех мест, тех деятелей, не зная богатой культуры, созданной на той земле».

Официальная польская историография очень просто объясняет тот факт, почему Западная Украина – земля вроде как польская, а живут на ней в основном не поляки и многие из жителей даже не католики, а православные, как на Волыни. Историография говорит, что когда-то в древности на эту польскую землю пришли другие славянские племена с востока, из которых потом получились украинцы. Племенам этим удалось частично вытеснить поляков отсюда, но поляки мужественно держались и держатся за свою землю. Сюжет незамысловатый и наивный, но для недальнозоркого польского патриотического сознания вполне подходит.

Таким образом, польские историки утверждают, что украинцы в Львове, Ивано-Франковске, Луцке, Тернополе – гости и пришельцы, которые обосновались в чужом доме и качают свои права. Польша даже игру специальную выпустила, чтобы юные поляки с младых ногтей впитывали в себя дух польского шовинизма и вместе с ним убеждённость в том, что Западная Украина не принадлежит украинцам.

Пан Шарек называет мнение украинских историков о польской оккупации Западной Украины неисторичным: «Это ни в коем случае не было польской оккупацией. Это была независимая Речь Посполитая. Речь Посполитая была домом не только поляков, но и для украинцев, евреев, белорусов. Разные бывают напряжённости между народами, но эти нацменьшинства имели свои права, школы, классы, депутатов. Где же здесь оккупация?»

И тот же Шарек талдычит, не переставая, про советскую оккупацию Украины и Белоруссии, хотя при Советах жители УССР и БССР имели школы, классы и депутатов и много чего другого, чего сейчас не имеют, к примеру, граждане «свободной Украины». Верность исторической правде никогда не была отличительной чертой польской историографии.

Но вернёмся к Волыни. Этот регион отличался от остальных западно-украинских областей преимущественно православным населением в сравнении с грекокатолическим. Шарек говорит о том, что у украинцев в Польше были свои школы, классы, депутаты. Были, но в мизерном количестве, и это не отменяет факта притеснения национальных меньшинств в Речи Посполитой. Накануне Второй мировой войны на Волыни руководил воевода Хенрик Юзевский. Он решил превратить украинцев-волынян в преданных граждан Речи Посполитой и начал с того, что заставлял польских чиновников учить украинский язык и общаться на нём по возможности с местным населением, назначал украинцев в местные госучреждения и следил, чтобы у украинцев не было пророссийских настроений.

Конечной целью политики Юзевского была частичная полонизация украинцев, чтобы оставаясь украинцами, они одновременно были поляками. Но поляки никогда не умели мирно взаимодействовать с представителями народов, волею судьбы оказавшихся в границах Речи Посполитой. Лозунги «Польша – для поляков» и «Истинный поляк – всегда католик» питали польскую ненависть к другим народам и религиям. Польские власти всегда хотели по максимуму окатоличить национальные меньшинства и полонизировать их, насадив повсеместно польский язык. Даже в Ватикане не всегда были довольны польским фанатизмом. Католические иерархи полагали, что своей слепой яростью поляки лишь оттолкнули русинов от католицизма, заставив крепче держаться за православие.

Волынь больше всего пострадала во время ревиндикации (rewindykacja) – массового уничтожения и захвата православных храмов в межвоенной Польше. Руководитель операции полковник Мариан Турковский сказал: «В Польше только поляки являются полноценными гражданами и хозяевами, и только они имеют право голоса».

В программе национальной политики администрации Люблинского воеводства говорилось: «Надбужанский крестьянин или немецкий колонист должен однозначно ответить… что он является или поляком римо-католического вероисповедания или врагом польской государственности». Пан Шарек в этом, конечно, оккупации не видит.

Заочный спор Вятровича и Мисяка – это спор двух неправых. Волынь – это не польская земля, а господство поляков над нею было оккупацией, как бы этот термин ни нравился директору ПИНП. Но и Волынь в изображении Вятровича – это не та Волынская Русь, которая была прежде. С Волыни родом были многие известные древнерусские семьи, Собор Волынских святых состоит частично из волынян, считавших себя русскими. Святой Пётр Ратенский (XIV в.) тоже был русским и волынянином. Никто из них не считал себя украинцем, потому что и слова такого в XIV веке не существовало. Идеология украинского национализма, антиправославная по своей сути, зародилась много позже и не без содействия поляков. Она-то и заставила многих волынян забыть свои общерусские корни.

Вятрович и Мисяк будут спорить долго, и каждый будет отстаивать свою версию лжи об исторической судьбе Волыни. Продолжение обязательно последует.

Валентин ЛЕСНИК

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here