Эксперты оценили отнесение феназепама к сильнодействующим лекарствам — Российская газета

0
26

Правительство ужесточило правила оборота и продажи феназепама — одного из самых часто используемых в нашей стране лекарств-транквилизаторов. Феназепам обладает успокаивающим, противотревожным, снотворным действием, с его помощью купируют приступы эпилепсии и панические атаки. А в обычной жизни таблетка или полтаблетки на ночь помогает успокоиться и справиться с бессонницей. Теперь лекарство, которым пользуются сотни тысяч россиян, будет сложнее назначать и купить — выписывать его можно только на рецептурных бланках специальной формы, подлежащих учету и остающихся на хранении в аптеке. Кроме того, уменьшится и число аптек, где можно будет приобрести лекарство — условия его отпуска и хранения приравнены к наркотическим средствам, а таких специализированных аптек в стране только около 2,4 тысячи из 68 тысяч. К таким изменениям придется приспосабливаться и пациентам, и врачам.

Фото: РИА Новости

Феназепам — это торговое название препарата с действующим веществом бромдегидрохлорфенилбензодиазепин (международное непатентованное наименование — МНН). После того, как несколько лет назад фактически прекратилось использование реланиума, обладающий аналогичным действием феназепам стал препаратом выбора. В прошлом году, по данным DSM Group, в аптеках было продано 3,8 млн упаковок феназепама, а с учетом использования в стационарах, общий объем его продаж превысил 1 млрд руб.

"У нас все препараты из ряда бензодиазепинов отнесены к группе сильнодействующих и психотропных, поэтому их оборот должен строго регулироваться, — пояснила "РГ" глава Аптечной гильдии Елена Неволина. — Более того, начиная с 2016 года препараты с таким МНН подпадают под Конвенцию ООН о психотропных веществах. То есть порядок контроля за его обращением должен соответствовать международным правилам".

Подобная строгость связаны с тем, что препарат при длительном применении вызывает зависимость и синдром отмены. "Поэтому такого рода препараты действительно должны применяться исключительно по назначению врача — невролога, психотерапевта, и на срок не более двух недель", — рассказал "РГ" врач-психиатр Сергей Ветошкин.

На самом деле, феназепам уже несколько лет подлежит предметно-количественному учету. То есть его не отпускают без рецепта (форма №107) — с ограниченным сроком действия (60 дней), и после выдачи лекарства аптеки обязаны оставить рецепт у себя и хранить не менее трех месяцев. "Теперь этот порядок стал более строгим: при назначении препарата врач использует 148-ю учетную форму рецептурного бланка, а аптека будет хранить рецепты, по которым было получено лекарство, три года", — пояснила Елена Неволина.

Кроме того, по ее словам, к сильнодействующим препаратам, подпадающим под международный контроль, применяются те же требования по хранению, что и к наркотикам. Это значит, что аптека должна иметь специальную лицензию и соответствующее оборудование — изолированные помещения для хранения, сигнализацию и прочее. "Не каждая аптека сможет держать этот препарат для продаже — только те, что соответствуют требованиям, применяемым для обеспечения больных наркотическими препаратами", — признает Неволина.

Таких аптек в России ограниченное количество — только 2,4 тысячи из более чем 68 тысяч. Поэтому с получением препарата, даже при наличии на руках рецепта, у больных могут возникнуть проблемы, особенно в сельских территориях.

Тем не менее, ужесточение порядка эксперт считает оправданным.

"К сожалению, феназепам очень широко применяется. В частности, благодаря тому, что дает быстрый успокаивающий и снотворный эффект, и при этом относится к доступному ценовому сегменту, — поясняет Елена Неволина. — Но контроль за его оборотом нужен. Феназепам — это российская разработка, и пока препарат свободно продавался и покупался, его контрабандно вывозили за рубеж, и были случаи его использования в немедицинских целях".

Не стоит утверждать, что в результате ужесточившихся правил назначения и отпуска лекарства пострадает большая категория больных, — считает глава Аптечной гильдии. Скорее всего, врачи подыщут своим пациентам адекватную замену, но без риска привыкания и возникновения зависимости.

"В каждом случае, конечно, решать должен доктор с учетом индивидуальных особенностей пациента, — подчеркивает Елена Неволина. — Но могу сказать, что на рынке появилось достаточно новых лекарств, которые действуют по типу феназепама, но привыкания не вызывают. Есть, например, препараты, которые в больших дозах действуют как антидепрессанты, а в малых — как легкое снотворное. Причем все это учтено производителем: например, на таблетке есть риска, позволяющая разделить таблетку на три части. В качестве успокаивающего и снотворного пациент сможет принять треть таблетки. Но все равно, подчеркну, речь идет о лечении по назначению врача".

Впрочем, имеются в продаже и успокаивающие препараты безрецептурного ряда. "Не буду называть наименования, но скажу, что выбор седативных и снотворных сейчас довольно обширен, есть среди них и безопасные препараты безрецептурного отпуска, которые человек может купить самостоятельно. Но хочу отметить: если такие лекарства не помогают наладить сон, значит, проблема глубже — и пациенту все же нужно обратиться к врачу", — считает Елена Неволина.

С тем, что склонность россиян к самолечению вредна, и психотропные препараты действительно не должны применяться бесконтрольно, согласен и заслуженный врач России, ведущий научный редактор сервиса Vrachu.ru Михаил Каган. "Этот препарат не может применяться в качестве самолечения и должен использоваться только по назначению врача, специализирующегося в области неврологии и психиатрии, — заявил "РГ" Михаил Каган. — Он показан при целом ряде невротических и психических отклонений, которые не могут быть правильно излечены участковыми терапевтами. Поэтому более строгий контроль за оборотом феназепама является положительным явлением — меньше препарата не станет, но его использование перестанет быть бесконтрольным".

При этом другие эксперты отмечают, что у врачей, которые работают с этим лекарством, в нынешней ситуации действительно возникают дополнительные проблемы.

"Перевод феназепама в группу сильнодействующих препаратов со всеми вытекающими последствиями — ужесточением правил назначения и отпуска, создает для нас, медиков большие сложности, — пояснил "РГ" врач-психиатр Сергей Ветошкин. — В частности, его теперь труднее назначать — необходимо решение врачебной комиссии из трех человек. При этом мы используем его как скоропомощной препарат — например, когда стоит задача купировать у больного эпилептический приступ. Раньше в такой ситуации медсестра шла и просто делала укол. Сейчас нужно собрать комиссию, написать обоснование, и только после этого наркотическая служба приедет и сделает эту инъекцию".

К слову, феназепам — не первая подобная потеря для врачей и больных. Несколько лет назад из практического применения убрали препарат сходного назначения реланиум. "Но если феназепам действительно при длительном применении вызывает зависимость, то в отношении реланиума я в своей многолетней практике такого не наблюдал. Тем не менее этого недорогого и эффективного препарата лишилась большая когорта пациентов", — отмечает Сергей Ветошкин.

Эксперт согласен, что применение психотропов должно контролироваться, "но не до такой же степени, когда это начинает приносить вред больным". Когда правила применения препарата становятся слишком жесткими, требуют от медиков выполнения множества действий и бюрократических процедур (заполнение всевозможных форм, документов, журналов, коллегиальное назначение, строгая отчетность), это неизбежно приводит к тому, что врачи не хотят "связываться" с "неудобными" лекарствами и перестают назначать их больным.

"Конечно, есть альтернативные транквилизаторы, которые не относятся к группе, требующей особого контроля и учета. Но поймите — любой препарат кому-то нужен, для кого-то является самым эффективным, ведь все это индивидуально, — поясняет Сергей Ветошкин. — Например, для седации на замену феназепаму можно использовать аминазин. Но эпилептикам его назначать нельзя. Налицо проблема замены, которая встает и перед лечащим врачом, и перед пациентом. Поэтому и я, и многие мои коллеги считаем, что любое излишнее "завинчивание гаек" вредно, оно сужает врачу поле выбора для эффективной терапии".

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here