Почему для молодых работа — мечта — Российская газета

0
22

Выпускников вузов все реже берут на работу. Дежурная шутка-провокация на собеседовании:

— Почему вы пришли не в белой рубашке? — И соискатель с дипломом престижного вуза оказался на улице. Около 20 процентов тех, кому 24-27 лет, по данным ВЦИОМ, не могут сдержать эмоций и отвечают жестко: "Я не ношу белое". Или того хуже: "Вас это не касается". Притчей во языцех стали и легенды о космических зарплатных ожиданиях вчерашних студентов. Анекдотами обрастает реальная история с выпускником экономфака НИУ ВШЭ. Он собеседование начал с условия: "Меньше чем за 100 тысяч в месяц я рта не открою".

— Вот вы у меня и бесплатно заговорили, — осадил его "кадровик", встречным вопросом о внешнем виде претендента на 100 тысяч без белой рубашки.

Натренированные психологическими тренингами в стиле НЛП менеджеры по подбору персонала легко отсеивают тех, кто хочет все и сразу. Их опыт научил — внешне раскованные и уверенные в себе молодые люди на деле легко уязвимы, обидчивы и пасуют перед первым испытанием. По данным сервиса "Работа.ру", до 45 процентов молодых специалистов отпадают на этапе запроса на высокую зарплату, 37 проц. не имеют опыта стажировки, 31 проц. не умеют спокойно воспринимать критику. Но главная причина отказа в работе — безответственность и недисциплинированность (56 проц.).

— Нереалистичные ожидания от жизни и необоснованно высокое мнение о себе молодых людей, — делится наблюдением доктор психологических наук, профессор МГПУ Владимир Кудрявцев, — одно из последствий того, что они не вышли из детства. Они остаются в сепарации — внутреннего отделения ребенка от матери. Вот этого отделения нет. Детство не кончается потому, что современные теории привязанности учат тому, что нормальная устойчивость эмоциональных связей с мамой гарантирует детям высокую самооценку и адаптацию в обществе. Отчасти это так, но, по статистике, лишь до половины уже взрослых отделяются от родителей, а большинство остаются "маменькиными" до 30 лет и старше. "Они же дети" — это о них.

Еще одна тревога психологов и социологов заключается в том, что молодежь личные интересы ставит выше понимания задач места работы.

— Происходит клинч, — говорит доцент кафедры маркетинга РЭУ имени Г.В. Плеханова Инга Корягина, — новичков надо учить работать. Но профессионалы не хотят отвлекать сотрудников от работы и оттягивать энергию компании на риски с молодыми, которые могут хлопнуть дверью в любой момент. Есть среди них и таланты, но креативность не перекрывает поток производственной необходимости. Проблема еще в том, что поколение зумеров выросло в среде соцсетей, где проблемы решаются нажатием одной кнопки "в бан". В реальном коллективе "в бан" никого не отправишь, а талант — не показатель надежности.

В реальном коллективе "в бан" никого не отправишь, а талант — не показатель надежности

В свою очередь молодые люди решают три проблемы. Это нужда каждый день ходить на работу, "принуждение" не только общаться с незнакомыми, но и выдерживать с ними конкуренцию, и "побег от рутины" — то, что сотрудник с опытом воспринимает как норму производственной необходимости, новичок — как "блажь" руководства. Метод маленьких шагов, из которого и состоит поступательный рост в профессии, гипермаксималистам кажется занудством.

Выход эксперты видят один — молодым придется самим справляться со своим максимализмом — получать не только профессиональные знания, но и учиться условиям труда в команде. Пока у работодателей есть "скамейка запасных" — кадры с опытом работы от 30 лет, выпускники вузов, молодые и амбициозные, остаются "расходным материалом".

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here