О «пользе» заячьего помёта

0
39

… Спробуй заячий помёт! / Он ядреный! Он проймет! / И куды целебней меду, / Хоть по вкусу и не мед… Таким снадобьем ещё совсем недавно уверенно врачевало многие страны, — в духе героини известной филатовской сказки «Про Федота-​стрельца, удалого молодца» — хищное создание, которое в статье почти 10-​летней давности назвал Акулой-​Каракулой. Каюсь, степени его (создания) хищности я тогда в полной мере не осознал.

Но постепенно, по мере вгрызания в тему, начал исправляться :). И стал называть врачевателей такого вида как и полагается, — кровавыми ублюдочками.

Разговор на эту тему приходится время от времени повторять. Так как даже многие россияне, граждане страны, еще недавно считавшей себя самой читающей  и думающей нацией на земле, поддаются гипнозу Кашпировских и Чумаков американского розлива и считают кровавых ублюдочков эталоном, на который надо равняться. Так что людей, желающих противостоять этому гипнозу-​наркозу (после которого можно и не проснуться целой стране), настоящих патриотов России, ждет кропотливая и нелегкая работа по умножению числа единоверцев, соратников.  По пробуждению их из гипнотического сна.

«Наше дело – растить, мирить, сглаживать. Я – хранилище, где дозревает плод. Паром, что принял из рук Господа поколение и переправляет его на другой берег. Из моих рук Господь получит его точно таким же, каким вручил, — может быть, чуть более зрелым и мудрым, — но суть моего народа пребудет неизменной… И я спасу тебя, моя крепость, цитадель моя и обитель, от посягательств бесплодного песка. Я развешу звонкие рога по твоим стенам. Трубя, они предупредят нас о варварах» (3, стр. 14).

И кто скажет после этих слов Антуана де Сент-​Экзюпери, что борясь за умы людей в наше время совершенных технологий и высоконаучных рассуждений о принципах построения экономики, доказывать преимущества той или иной системы, эффективность того или иного «лекарства» от экономических проблем, можно лишь оперируя многосложными графиками, формулами и цифрами.

К гениальным писателям обязательно нужно прислушиваться, так как они — знатоки человеческих душ, знающие, что души эти изменяются гораздо медленнее, чем технологии. И не всегда в лучшую сторону.

Разве не подходит в наше время всхлип — крик Горького для описания многих нынешних «сеятелей демократии и различных свобод»: «Эх вы, лю-​ю-ю-юди !» ?

Разве нельзя сейчас сказать о многих деятелях «сияющего града на холме» и дельцах-​политиках из других, кичащихся своей развитостью стран,  того же, что писали о подобных эталонах высокой морали и предприимчивости умные люди 100 и более лет назад ?

«…У американцев в  почете  умение  ловко обделывать дела; этим умением позолочены для них и мошенничество,  и  грубое злоупотребление  доверием,  и  растрата,  произведенная   как   общественным деятелем, так и частным лицом; и оно позволяет многим плутам, которых стоило бы вздернуть ни виселицу, держать высоко голову наравне с лучшими людьми; но эта слабость к ловкачам не прошла даром для американцев,  ибо  за  несколько лет «ловкачество» нанесло такой урон общественному доверию  и  так  истощило общественные  фонды,   что   никакая   «скучная»   честность,   даже   самая неосмотрительная, не натворила бы столько вреда за целое столетие. Нарушение условий  сделки,  банкротство  или  удачное  мошенничество  расцениваются  не исходя из золотого правила «поступай так, как ты хотел бы, чтобы поступили с тобой», а в  зависимости  от  того,  насколько  ловко  это  было  проделано.  Помнится, я высказывался в том смысле,  что  грандиозные  обманы  должны  иметь дурные последствия, так как, будучи разоблачены, они порождают недоверие  за границей и отбивают у иностранцев охоту вкладывать в Америке свои  капиталы; но в ответ мне объясняли, что это была очень ловкая затея, которая  принесла кучу денег; а самое пикантное в ней то, — что за  границей  быстро  забывают подобные трюки и люди как ни в чем ни бывало пускаются в  новые  спекуляции. Мне сто раз пришлось вести следующий диалог:

— Ну  разве  не  постыдно,  что такой человек, как имярек, наживает состояние  самым  бесчестным  и  гнусным путем, а его сограждане терпят и поощряют его, несмотря на  все  совершенные им преступления? Ведь он же нарушает общественную благопристойность!     

— Да, сэр.     

— Ведь он же общепризнанный лжец!     

— Да, сэр.     

— Ведь его секли, пороли, гнали в шею!     

— Да, сэр.     

— И это совершенно бесчестный, низкий, распутный человек!     

— Да, сэр.     

— Ради всего святого, в чем же тогда его заслуга?     

— Видите ли, сэр, он ловкий человек (4).    

Разве не дожили до нынешних времен герои «просвещенного» Запада без стыда и совести, на 100% соответствующие характеристике,  данной подобным людям еще одним классиком мировой литературы:

«… они одеты с иголочки, вымыты, выстираны, выскоблены, выбриты, причесаны, вылощены, прилизаны, навощены, начищены, безукоризненны, такие разумники, этакие чистюли, и в то же время, — ей-​же-ей! – в глубине их совести такой навоз, такая клоака, что от них шарахнется любая скотница, сморкающаяся в руку. «Нечистоплотная опрятность» — вот какой девиз я жалую им» (5)…

Возвращаясь к «заячьему помёту» из начала статьи, можно вспомнить, что когда кризисные времена настали для самих кровавых ублюдочков, этим лекарством они пользоваться почему-​то не спешили и не спешат. Мёд «количественных смягчений», с  созданием из воздуха триллионов долларов, им явно милее заячьего помета жесткой финансовой дисциплины.  Как же так ?

Да очень просто — хитрая животина хорошо знает филатовский текст, где после процитированного выше приятного совета идут слова неприятные: «Он на вкус хотя и крут, / И с его, бывает, мрут, / Но какие выживают — / Те до стрости живут!…».

А ей это надо – эксперименты со своим и так уже обессиленным организмом устраивать. Вот над организмом заклятой подруги, России, поизмываться (когда она слаба была), — это совсем другое дело.

Так что «заячий помет» кровавым ублюдочкам полезен лишь в том случае, когда его принимают другие.  Потому что в этом случае ей  остается лишь подбирать добро, оставшееся без должного присмотра со стороны мечущихся в жару владельцев. Как это произошло, например,  в результате азиатского кризиса в конце 1990-х.

«Джефри Гартен, в прошлом замминистра торговли США, в те времена предсказывал, что когда МВФ закончит свою работу [по заключению соглашений со странами Азии по перестройке экономики этих стран], «мы увидим совершенно иную Азию – это будет Азия, в которую американские фирмы внедрились гораздо глубже, которая стала для них гораздо доступнее»(2, стр. 357)…

Предсказание не сбылось, всё больше стран от «заячьего помёта» отказывается, — отсюда недержание водопада слюней, соплей  и жидкого кала в исполнении слабеющего Недогегемона. Источник

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here