Чем грозит Белоруссии инцидент с самолетом Ryanair?

0
35

Посадка 23 мая в Национальном аэропорту Минска самолета авиакомпании Ryanair, следовавшего из Афин в Вильнюс, вызвала крайне острую реакцию со стороны международного сообщества. Белоруссия, которая официально приняла у себя авиалайнер по причине информации о минировании, не смогла доказать западным партнерам правомерность своих действий.

Главной причиной этого стало задержание находившегося на борту оппозиционера Романа Протасевича, которого Минск разыскивал за подготовку массовых беспорядков после президентских выборов в августе 2020 года. Активиста и его подругу россиянку с белорусским видом на жительство Софию Сапегу арестовали, после чего самолет беспрепятственно вылетел в Вильнюс.

В настоящее время описывать все события, связанные с посадкой авиалайнера и личностью Протасевича, не имеет смысла. Какие бы доводы ни приводила белорусская сторона, какие бы заявления ни делали официальные представители Минска, Запад никогда не воспримет их, так как действия Белоруссии и лично Александра Лукашенко там рассматривают сегодня как вызов.

Ранее лишь страны «демократии» могли позволить себе сажать самолеты и обыскивать их, за исключением редких случаев, которые получали молчаливое одобрение ЕС и США. Поэтому на Западе уже назвали Белоруссию «воздушным пиратом», Лукашенко – «террористом», что в обозримом будущем исключает любые возможности налаживания диалога между сторонами.

В то же время Минск в настоящее время не придает особого внимания проблемам политико-идеологического характера в своих отношениях с Западом. Страна привыкла жить под постоянным политическим давлением, которое редко переходило в экономическое противостояние. По всей видимости, именно на это рассчитывали белорусские стратеги и в случае с посадкой самолета Ryanair. Однако, как показывают стремительно развивающиеся события, в этот раз последствия для Белоруссии могут оказаться плачевными. И речь в данном случае идет не только о проблемах для авиационной отрасли республики, но и торгово-экономического сотрудничества с ЕС.

Как известно, большинство стран Европы заявили, что запрещают летать белорусским самолетам над своей территорией, а также рекомендуют местным компаниям облетать Белоруссию. Это может поставить Минск в довольно непростую ситуацию. Стоит напомнить, что до пандемии госпредприятие «Белаэронавигация», которая является национальным провайдером аэронавигационных услуг, могла зарабатывать в среднем $50-80 млн ежегодно, предоставляя диспетчерское обслуживание иностранным перевозчикам. По данным Евроконтроля, Белоруссия взимает с авиакомпаний от 245 евро до 770 евро за использование своего воздушного пространства, что позволило в 2019 году собрать 85 млн евро.

При этом до пандемии над республикой пролетало в сутки около 1000 рейсов (с 2020 года это число сократилось до 300-500). Минский центр управления воздушным движением сообщал, что обслуживает 980 компаний из 100 стран мира, из которых 83% – это транзитный поток и лишь 17% – с посадками в Минске. Около трети приходилось на Россию и треть – на страны ЕС.

Кроме того, ситуация на юго-востоке Украины сделала аэропорт Минска одним из крупнейших транспортных хабов в Восточной Европе, из которого 70% рейсов выполняла белорусская компания «Белавиа», около 20% – российские и 10% – европейские авиаперевозчики. В случае введения полного запрета на полеты над Белоруссией для авиакомпаний Запада страна может лишиться до половины сборов за авиатранзит. «Белавиа» же и вовсе потеряет половину своей выручки, которая в 2020 году составила $210 млн при убытках около $37 млн.

Нельзя забывать и то, что запреты на полеты со стороны ЕС могут затронуть и транспортные авиакомпании РБ. В первую очередь речь идет о «РубиСтар», Rada Airlines, «Генекс» и «Трансавиаэкспорт». Все они летают над странами Европы и перевозят не только белорусские, но и иностранные грузы. Например, государственная «Трансавиаэкпорт» за 2020 год выручила более $28 млн, а чистая прибыль составила около $1,7 млн. Потери этих компаний, как и «Белавиа», придется покрывать за счет бюджета, что негативно скажется на всей экономике страны.

Вместе с тем в Минске по-прежнему смотрят на происходящее без особого страха, хотя в сложившейся ситуации и стали слышны просьбы о помощи к России. Белорусские чиновники пока оценивают возможные потери на уровне 5% от общего объема транзита по воздуху и уверены, что ЕС не решится действовать радикально, так как это нанесет удар и по европейским компаниям, где умеют считать деньги. Очевидно, что облет территории Белоруссии будет означать дополнительные финансовые потери, а сами страны Европы лишатся денег от белорусских авиаперевозчиков.

В качестве примера можно привести Украину, где закрыли воздушное сообщение с Белоруссией в угоду политическим амбициям США и ЕС. При этом транзитные авиаперелеты белорусских авиакомпаний составляют 7-10% всего трафика в украинском небе, а ежемесячный пассажиропоток в направлении Белоруссии – 10-12 тыс. человек (с учетом отсутствия авиасообщения с Россией).

В 2019 году «Белавиа» за полеты на регулярных рейсах и обслуживание в аэропортах Украины заплатила Киеву $14 млн. Теперь же билеты для украинских компаний из-за необходимости облетать Белоруссию станут дороже на 30-40%, а выручка аэропортов упадет минимум на 10%. Схожая ситуация наблюдается и со странами Прибалтики.

При этом стоит понимать, что требование закрыть транзит через Белоруссию в ряде случаев вполне понятен: Прибалтийские республики и Украина рассчитывают перехватить часть потока, проходящего через белорусскую территорию, а потому громче всех требуют наказать официальный Минск. И если ЕС действительно решит ввести полномасштабный запрет в отношении Белоруссии и ее авиакомпаний на длительный срок, это вполне может привести к серьезным финансовым потерям для республики.

Никакие разговоры о том, что самолеты «Белавии» будут летать по «нейтральному пространству Средиземного моря, Балтики», не смогут заменить прямых маршрутов для белорусской авиации. Тем более это не сможет решить проблему сокращения воздушного транзита, которым пользуется не только Европа, но Россия и Китай. И в данном случае необходимо отметить, что сегодняшняя ситуация создает проблемы не только для Белоруссии, но и для ее партнеров.

Для Поднебесной, которая не первый год реализует свой проект «Новый шелковый путь», Белоруссия уже стала одной из узловых точек данного транспортного маршрута. В свою очередь Минск не раз подчеркивал, что рассчитывает заработать на китайской инициативе, для чего уже вложил средства в развитие соответствующей инфраструктуры. Можно вспомнить не только о модернизации железной дороги и мультимодальном промышленно-логистическом комплексе «Бремино-Орша», но и о китайско-белорусском парке «Великий камень», который, по сути, превращается в огромный логистический хаб для переброски китайских товаров в страны Европы и обратно.

Закрытие воздушного сообщения, границ, а также заявление официального Минска о возможном запрете транзита через свою территорию не может не беспокоить Пекин. Для КНР нынешняя ситуация вокруг Белоруссии вполне может выглядеть как попытка США руками своих сателлитов в ЕС помешать развитию «Нового шелкового пути». Поэтому вполне вероятно, что уже в самое ближайшее время Китай вмешается в происходящее.

Не меньшую обеспокоенность происходящее сегодня вызывает и в Москве, о чем 27 мая заявил пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. По его словам, «неблагоприятный фон вокруг Белоруссии усложняет экономическую ситуацию России». При этом стоит понимать, что Москва рассматривает нынешнюю проблему не только с позиции финансовых потерь или трудностей в авиасообщении с миром (в последнем случае Сербия уже заявила о своей готовности заменить Минск в качестве транспортного хаба), но и с точки зрения геополитики.

Инцидент с самолётом Ryanair уже поднял новую волну русофобии на Западе и стал причиной очередных требований наказать Россию, запретить строительство «Северного потока – 2» и даже ввести санкции против газопровода «Ямал–Европа». В условиях и так непростых отношений с Западом дополнительные трудности, которые может принести России происшествие в белорусском аэропорту, Москве совершенно не нужны.

Кроме того, вполне очевидно, что в условиях нарастающей изоляции Минск обязательно обратится к российской стороне за экономической помощью, которая может потребоваться куда более серьезная, чем в прошлые годы. Это связано с тем, что в ЕС сегодня впервые за десятилетия всерьез рассматривается вопрос о введении санкций в отношении белорусской нефтеперерабатывающей промышленности и «Беларуськалия», которые являются столпами белорусской экономической модели.

Для России покрытие таких потерь Белоруссии может быть довольно сложным. Можно вспомнить, что только в первом квартале 2021 года РБ экспортировала 2,54 млн тонн нефтепродуктов на $1,04 млрд, в том числе в страны ЕС – 1,46 млн тонн на $550,9 млн. Продажа же калийных удобрений и вовсе занимает большую часть белорусских поставок в страны Евросоюза и составляет более 13% от общего экспорта страны.

Поэтому вполне вероятно, что Кремль будет наставить на поиске решения Минском сложившейся ситуации без дальнейшей эскалации напряженности. Это косвенно подтвердила и прошедшая 28 мая в Сочи встреча Владимира Путина и Александра Лукашенко, по итогам которой официально не было заявлено ни о каких дополнительных финансовых вливаниях в Белоруссию со стороны России.

Таким образом, складывающаяся сегодня ситуация вокруг Белоруссии ставит множество вызовов не только пред республикой, но и перед ее партнерами. Страны ЕС в этот раз могут пойти на более решительные действия в отношении официального Минска. Сумеет ли справиться с вызовом Белоруссия и насколько готова сегодня Россия поддержать своего союзника – покажет самое ближайшее время.

Илья Захаркин

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here