Возрождение стратегического союза Саудовской Аравии и Пакистана

0
22

В ходе состоявшегося в начале мая трехдневного визита в Эр-Рияд премьер-министра Пакистана И. Хана и командующего армией генерала К. Баджвы было подтверждено решение о возрождении стратегического союза между Саудовской Аравией и Пакистаном.

Премьер-министр Пакистана Имран Хан встретился с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммадом бин Салманом Аль Саудом, результатом чего стало подписание нескольких новых соглашений и договоренностей о восстановлении отношений между государствами, ранее усложнившихся из-за разногласий по поводу проблемы региона Кашмир. В частности, было подписано несколько важных соглашений о сотрудничестве: в области ядерной энергии, разведки, подготовки спецназа, нефтяной помощи Исламабаду.

В соответствии с положениями подписанного Меморандума о взаимопонимании между государствами, в ближайшее время будет создан Высший пакистано-саудовский координационный совет, на который возложена задача разработки «Структурированного плана взаимодействия» стран на институциональном уровне.

Для реализации масштабных совместных планов странам в ближайшие 10 лет потребуется не менее десяти миллионов рабочих, большинство из которых составят пакистанцы, что позволит государству снизить проблему безработицы. Эр-Рияд пообещал выделить 500 млн долларов из Саудовского фонда развития, которые будут потрачены на реализацию в Пакистане гидроэнергетических, водных и инфраструктурных проектов.

Пакистан и Саудовская Аравия имеют давние военно-политические и экономические отношения, уходящие корнями в 60-е годы ХХ века. Важность геостратегического положения Пакистана, пакистанская рабочая сила в странах Персидского залива (согласно материалам пакистанских СМИ – в Саудовской Аравии – 1.5 млн трудовых мигрантов из Пакистана), а также военное сотрудничество делают эту страну близким союзником Саудовской Аравии по многим важнейшим международным и региональным вопросам.

В конце 60-х годов Исламабад оказывал поддержку в строительстве национальных сил обороны КСА. Обе страны имели схожую позицию по вопросу войны в Афганистане в 80-е годы ХХ века, финансово и военно-технически поддерживали афганских моджахедов. В мае 1998 г. Исламабад провел первые ядерные испытания, и Эр-Рияд выступил в его поддержку.

В 2001 году именно вмешательство Эр-Рияда повлияло на отмену Верховным судом Пакистана смертной казни экс-премьера Наваз Шарифа по обвинению в государственной измене (напомним, именно в дни второго срока премьерства Наваз Шерифа Исламабад провел первые ядерные испытания), в дальнейшем монархия предоставила ему политическое убежище на своей территории.

Дополнительный импульс отношения Пакистана и Саудовская Аравия получили с приходом к власти правительства правящей Пакистанской народной партии (ПНП) в 2008 – 2013 гг. Отмечая общность взглядов на региональные и международные проблемы, стороны тогда наметили план действий, призванный использовать существовавшие институциональные механизмы для дальнейшего расширения стратегического партнерства, подписания Соглашения о свободной торговле.

Похолодание, близкое к разрыву прежних отношений, Пакистана и Саудовской Аравии произошло чуть более года назад из-за Кашмира: под влиянием Китая Пакистан, связанный с Пекином финансовыми обязательствами, обратился за поддержкой к Саудовской Аравии, чтобы мобилизовать исламский мир против Дели. Однако Эр-Рияд (как партнёр США в регионе) поддержал в этом вопросе Индию, и в феврале 2020 года Саудовская Аравия отклонила просьбу Пакистана о созыве специального заседания совета министров иностранных дел Организации исламского сотрудничества — группы из 57 мусульманских стран, которой рулит Саудовская Аравия.

Тем не менее Иран, Турция и Малайзия с удовольствием поддержали Пакистан. Но тогда Пакистан разом потерял $20 млрд, которые в 2019-м наследный принц бен Салман собирался инвестировать в Пакистан, в частности, в нефтеперерабатывающий завод Aramco и нефтехимический комплекс в Гвадаре. Наряду с этим в конце 2020 года ОАЭ приостановили выдачу рабочих виз для пакистанцев. Чтобы понять размер этих потерь, необходимо учесть, что только официально 1 млн 300 тыс. пакистанцев зарабатывает на жизнь в этой стране, всего же в шести странах — членах Совета сотрудничества стран Персидского залива (ССЗ) проживает почти 5 млн пакистанцев.

Хотя Эр-Рияд рабочие визы и не отменил, тем не менее держал это в актуальной повестке и попросил возврата своего займа в $6,2 млрд, который он предоставил Исламабаду в 2018 году. Пекин попытался «перекупить» Исламабад у Эр-Рияда, предоставив ему в начале августа 2020-го свой кредит в $1 млрд, чтобы Пакистан мог погасить часть саудовского кредита.

Однако это не спасло Исламабад, так как в 2020 году государственный бюджет Пакистана имел 45%-ный дефицит в размере примерно $19,3 млрд. Кроме того, значительный инфраструктурный проект CPEC (Китайско-пакистанский экономический коридор) тоже начал буксовать из-за того, что Китай восстанавливался после пандемии, а Пакистан едва сводил концы с концами.

Помимо этого с избранием Байдена и выводом американских войск из Афганистана внимание Вашингтона к Исламабаду возросло, и, в результате теневых усилий пакистанской военной дипломатии и США через Лондон, Пакистан стремительно качнулся в сторону Вашингтона, вернувшись в прежнее в стратегическое партнёрство с США и арабским миром. Устремления в этом вопросе Вашингтона ясны, так как ему крайне необходимо сотрудничество с Пакистаном, чтобы облегчить вывод своих войск из Афганистана и в создании своей базы на территории Пакистана.

В результате Пакистан пошёл на смягчение своих отношений с Индией в вопросах Кашмира. Прогремевший 21 апреля 2021 года в отеле Serena в Кветте (столица провинции Белуджистан в Пакистане) взрыв бомбы, в результате которого пять человек погибли и 12 были ранены, за несколько минут до того, как посол Китая Нонг Ронг должен был прибыть в этот отель, стал серьезным предупреждением Пекину, что теперь он в Пакистане не может чувствовать себя безопасно.

В конечном счете, Саудовская Аравия, в том числе и чтобы угодить Вашингтону, «простила» Пакистан и встречала его в начале мая как брата, вернувшегося домой после долгой ссоры и скитаний в поисках лучшей доли. В подтверждение этого Саудовская Аравия и ОАЭ объявили о переносе для Пакистана выплаты прежнего кредита в $2 млрд до следующего года, подтвердили возобновление проектных инвестиционных работ в Пакистане стоимостью $20 млрд в Гвадаре, что похоже на альтернативу и вымещение Китая. Недавно назначенный послом Пакистана в СА генерал Билал Акбар будет теперь отвечать за координацию в сфере обороны и стратегических отношений между двумя странами.

Три дня в течение указанного визита в Эр-Рияд представителей пакистанской элиты СМИ Аравийского полуострова выходили со спецвыпусками и фотографиями пакистанского премьера на обложках, освещая визит так, словно это событие исключительной исторической важности, давая понять, что деньги и инвестиции будут спасать Пакистан, а Пакистан приступит к спасению мира в Афганистане.

Переход к примирению между двумя странами, безусловно, основан на взаимной выгоде, которая перевешивает их политические разногласия. Для Эр-Рияда укрепление партнерства с Исламабадом, прежде всего, обезопасит его многолетние инвестиции в дружественное государство и позволит Мухаммеду бин Салману получить поощрительные бонусы от Белого дома.

Что же касается пакистанского руководства, то, поступившись своими принципами по кашмирскому вопросу и статусу ОИС, оно получило плодотворное примирение, ставшее причиной появления новых договоров с богатыми ближневосточными государствами.

Потому, после исторически-примирительного визита премьер-министра Имрана Хана в Саудовскую Аравию внешнеполитический курс Пакистана, особенно демонстрировавшийся им в последние месяцы в контактах с Китаем, наверняка изменится.

Владимир Данилов, политический обозреватель

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here