Действия Федеральной резервной системы вызывает опасения за сохранение всемирной роли доллара

0
32

Действия Федеральной резервной системы вызывает опасения за сохранение всемирной роли доллара

Финансовые круги начали задаваться вопросом – каково долгосрочное будущее доллара США в качестве резервной валюты – пока Федеральная резервная система (ФРС) вливает деньги в финансовую систему, то есть финансирует растущий госдолг США, при этом надувая пузырь активов. 25 мая газета Financial Times опубликовала большую статью многолетнего финансового комментатора Джона Плендера «Конец доллару? Резервные валюты в эпоху «бешенного роста»».

Плендер начал со ссылки на, как он это назвал, «апокалиптическое предостережение» миллиардера из США – главы хедж-фонда Стэнли Друкенмиллера, о том, что доллар может перестать быть главной резервной валютой мира в течении 15 лет.

Друкенмиллер сказал это в интервью на бизнес-канале CBNC 11 мая, где он разъяснил свою статью в Wall Street Journal, озаглавленную: «Федеральная резервная система играет с огнем». Основой критики Друкенмиллера было то, что, хотя он согласен с начальными действиями ФРС, продолжение рекордно низкого уровня кредитной ставки и покупка ценных бумаг, в условиях, когда экономика США значительно оздоровляется, теперь создает серьезный риск.

«Я не могу припомнить ни одного периода в истории, когда монетарная и бюджетная политика шла настолько не в ногу с экономическим положением, ни одного», — заявил он в интервью CNBC. Друкенмиллер сказал, что в долгосрочной перспективе политика ФРС и рост госдолга и дефицита бюджета, которые они поддерживают, угрожает международному положению доллара. «Если они хотят делать все это и рисковать нашим положением как резервной валюты, рисковать, что пузырь ценных бумаг лопнет, так тому и быть. Но я считаю, что стоило бы хотя бы обсудить это.

Если мы собираемся печатать деньги для покрытия долгов и собираемся так тратить больше и больше, то это то, из-за чего я впервые обеспокоен, что в течении 15 лет мы потеряем наше положение как резервной валюты, и с ним, само собой – невероятные выгоды, которые нам от этого достаются», сказал он.

Плендер не полностью согласен с Друкенмиллером, но указал, что «даже перед пандемией коронавируса и исключительных экономических условий, созданных ею, уже были признаки того, что господство доллара пошатнулось».

Плендер заметил, что в недавнем обзоре (последний квартал 2020) МВФ обнаружил, что долларовые резервы центральных банков снизились до 59% — самый низкий уровень за 25 лет, и куда ниже 71%, когда было введено евро в 1999.

Плендер обратил внимание на беспрецедентные события на рынке трежерис США, когда экономические и финансовые результаты пандемии начали ощущаться в марте 2020, которые «поставили под серьезный вопрос ликвидность этого рынка». Обычная реакция на финансовую неустойчивость – бегство в покупку трежерис, как «надёжного убежища».
Но с 09 марта «произошло паническое бегство от трежерис в наличные», в результате того, что хедж-фонды были вынуждены продавать трежерис, потому, что залезли в огромные долги, чтобы получить прибыль от разницы процента на трежерис и процента на рынке фьючерсов.

Обрушение рынка угрожало платёжеспособности фондов, которые влезли в огромные долги, и фондам пришлось продавать трежерис, что вызвало порочный круг, когда больше продаж вызывало большее падение цен и больше продаж.

«Этого не должно было случиться с тем, что обычно считается самым ёмким и ликвидным рынком госдолга», -пишет Плендер.

Другой движущей силой обрушения, и наиболее значительной с точки зрения мировой роли доллара, была распродажа трежерис международными инвесторами. Хотя покупка трежерис выросла с 1,79 триллиона долларов в феврале 2020 до 2, 67 триллионов в марте, «это было более чем нивелировано продажами иностранных инвесторов, которые подскочили с 1,79 триллиона долларов до 2, 98 триллионов, почти на триллион долларов выше, чем предыдущее пиковое значение за десять лет.

Друкенмиллер тоже напомнил об этом в своей статье в Wall Street Journal, указав, что, по прогнозам Бюджетного управления Конгресса США, через 20 лет почти 30% всех доходов казны (сейчас 8%) будут необходимы только на выплату процентов. Отсюда ясно, что давление на ФРС – монетизировать долг, то есть попросту скупать его, неизбежно усилится.

Он сказал, что события марта 2020 года показали, что риски перестали быть гипотетическими. Десятки лет трежерис США считались излюбленным вложением для иностранных инвесторов.

«Поэтому, потрясающе и неслыханно, обнаружилось, что в разгар краха рынка акций и во время обсуждения в парламенте США закона о стимулах и помощи при пандемии, иностранцы агрессивно распродавали трежерис. ФРС отмахнулась от этого как от технической проблемы финансовых рынков. Но даже после того, как триллионы долларов были потрачены на поддержку рынка трежерис, иностранцы продолжали продавать больше, чем покупать. В ФРС решили считать этот тревожный сигнал признаком несоблюдения формальностей, а не сомнений в основательности их прежней и текущей деятельности.»

В интервью CNBC Друкенмиллер намекнул на основную причину, почему ФРС продолжает вмешиваться в финансовые рынки на колоссальную сумму 1,4 триллиона в год, но не стал пояснять подробнее. Он сказал, что без вмешательства ФРС проценты по трежерис выросли бы до «неприемлемого» уровня. Он не перечислил последствия этого, но они и так ясны. Даже сравнительно небольшое повышение ссудного процента угрожает проткнуть спекулятивный пузырь, который дал возможность финансовому капиталу заграбастать триллионы долларов во время пандемии.

Друкенмиллер пишет, что ФРС должна «сбалансировать, а не надувать стоимость ценных бумаг». Но ФРС опасается, что даже разговоры о снижении размеров покупки ценных бумаг могут привести к кризису, и поэтому ФРС держится, по крайней мере пока, за свое утверждение, что кредитно-денежная политика должна оставаться «гибкой».

Другие комментаторы тоже выражают озабоченность. 25 мая бывший министр финансов США Лоуренс Саммерс опубликовал статью в Washington Post, в которой повторил свои предыдущие предупреждения об опасности инфляции.

Он пишет, что правительство Байдено было право, указывая, что инфляция частично была преходящей, но не все, скорее всего, окажется временным, и что директивные органы, «начиная с ФРС, должны помочь сдерживать инфляционные ожидания и снизить риск крупного шока мер жёсткой экономии, откровенно признав, что перегрев, а не избыточная слабость – главный краткосрочный риск для экономики.»

Как всегда, Саммерс и ему подобные прежде всего беспокоятся о росте заработной платы. Он пишет, что политика по отношению к рабочим должна быть нацелена на то, чтобы «нехватка рабочей силы в настоящее время» и повышенные пособия по безработице «точно закончились к сентябрю» и еще раньше – в некоторых регионах США.

В комментарии в Financial Times 25 мая финансовый аналитик Мохамед Ель-Ариан напомнил о признаках рыночных проблем в этом году, включая историю с Геймшоп, резкий рост процентов по ценным бумагам и банкротство малоизвестного семейного инвестиционного фонда Archegos Capital в марте, которое причинило как минимум 10 миллиардов убытков банкам.

«Разрушительные вторичные эффекты» удалось сдержать, пишет он, «скорее в результате удачи, чем мер по предотвращению кризиса», и что «колоссальные рискованные сделки, поощряемые постоянным вливанием денег, возобновились».

Однако, движущие силы таких «почти катастроф» не следует игнорировать, так как они «часть сухого хвороста, который, если его поджечь, может привести к последствиям – финансовым крушениям».

Эль-Ариан описывает ФРС как заложника «новой основы денежно-кредитной политики», которая требует продолжения поддержки финансовых рынков, даже если инфляция начинает расти. Теперь ФРС стоит перед «каверзным политическими поворотным пунктом» — двойным риском рыночной нестабильности и утраты доверия к ФРС. Вместо того, чтобы «просто двигаться с волной ликвидности», лучше рискнуть и пойти на некоторые краткосрочные неудобства, чем получить «долгосрочный ущерб, который бОльшая политическая ошибка может причинить стоимости ценных бумаг, деятельности рынков и экономическому и общественному благополучию».

Основная проблема всех этих вариантов гладкого пути к стабильности в том, что они не берут в расчет коренную причину колоссального вмешательства ФРС. Это – ответ на «застывание» крупнейшего в мире и якобы самого ликвидного рынка госдолга в марте прошлого года. Противоречия финансовой системы, усугубленные действиями, начавшимися больше десяти лет назад, которые и привели к такому положению, с тех пор только усилились.

Ник Бимс

https://www.wsws.org/en/articles/2021/05/27/fedr-m27.html — оригинал на английском

Стоит отметить, РФ на днях приняла решение полностью выходить из долларовых активов

«Мы, как и Центральный банк, приняли решение о сокращении вложений средств ФНБ в долларовые активы. Сегодня у нас по структуре порядка 35% — вложения ФНБ в доллары. Мы приняли решение о том, чтобы выйти из долларовых активов полностью, заместив вложения в доллары увеличением в евро, увеличением в золото» (с) Силуанов

В «Дойче банк» также отметились апокалиптическими прогнозами на тему утраты долларом статуса резервной валюты.

Спрос инвесторов на американский доллар в качестве резервной валюты может упасть в случае наступления второй волны COVID-19. Такое мнение в интервью телеканалу CNBC 22 июня высказал эксперт Deutsche Bank Самир Гоэл.

По его словам, сейчас валютные рынки сталкиваются с «множественными встречными потоками» на фоне опасений из-за возможной второй волны заболевания коронавирусом в мире. В случае ее возникновения доллар может сильно ослабнуть по отношению к большинству валют развитых стран, включая Китай.

Обычно во времена неопределенности инвесторы стекаются к доллару, в частности, из-за его позиций в качестве мировой резервной валюты. «Похоже, что экстренный спрос на доллары уменьшается», — заявил Гоэл. При этом перспективы юаня, с точки зрения базового баланса потоков, сильно улучшаются, сказал эксперт.

Colonel Cassad

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here