Цифровизация позволила вузам расширить свои возможности — Российская газета

0
20

Нынешняя приемная кампания для вузов нашей страны станет второй после введения массового дистанционного обучения, случившегося после ограничений COVID-19.

Современная реальность стирает грани между химиком и лириком. Фото: Татьяна Кравченко

К ней высшие учебные заведения подходят, уже вооруженные отработанными на практике механизмами комбинированных форм преподавания, включающих как офлайн-, так и онлайн-обучение, самостоятельные и коллективные занятия, прямые консультации онлайн с ведущими преподавателями курсов, использование сервисов для онлайн-лабораторных.

При этом изменение самой парадигмы основ обучения и активный переход на работу в онлайн-форматах не ограничивается только эпидемическими вызовами. Как рассказал в ходе марафона "Новое знание" глава Минобрнауки России Валерий Фальков, одна из главных задач высшей школы и, в частности, магистратуры заключается в том, что бы обучать студентов так, чтобы они могли быстро адаптироваться к запросам и требованиям динамично меняющегося мира. "Высшее образование — это интеллектуальный фундамент человека, профессионала как минимум на ближайшие 20-30 лет. И если раньше, еще 50 лет назад, можно было сказать, что этот фундамент — на всю жизнь, то наша динамичная современность уже не так однозначна и предполагает в дальнейшем возможность получения второго высшего, дополнительного образования, перепрофилирования и т.д. Будущее высшего образования неразрывно связано с рынком труда. Он трансформирует высшее образование, разрушая границы между областями деятельности", — подчеркнул министр.

По его словам, если раньше профессионал действовал в пределах дисциплинарных границ, то современный мир все больше стирает эти грани. Теперь, например, юрист по специальности обязан хорошо разбираться в IT, если занят в сфере кибербезопасности, либо знать все про интеллектуальную собственность. Таким образом, высшее образование все больше становится междисциплинарным. Поэтому студентам необходимо самим активно формировать собственный образовательный трек. И если в отработанные производственные циклы выпускнику бакалавриата встроиться комфортнее, а вузу — легче подготовить такого специалиста, то фундаментальное образование предполагает большую неопределенность.

"Мы не знаем, каким будет технологический уклад будущего. И дополнительное образование — магистратура, специалитет, аспирантура — это особая ситуация. Здесь и перечень дисциплин больше, и на первый взгляд они не так уж необходимы. Но в итоге фундаментальное образование делает человека более подготовленным к неопределенности. И здесь можно перейти к пониманию принципов работы современного университета. Важный момент заключается в том, что будущее образование — это не просто передача набора знаний. Это постановка сложных вопросов и попытка коллективного поиска ответов на эти вопросы. Университет перестает быть монопольным центром знаний, в конце концов, их можно получить в открытых источниках. Поэтому сегодня современный университет — это некая миссия в организации образовательной среды", — считает глава ведомства.

Высшее образование — это интеллектуальный фундамент профессионала на 20-30 лет

Впрочем, пандемия COVID-19 показала, что неопределенным может быть не только будущее. В начале прошлого года авральная цифровизация образования стала своего рода спасательным кругом, позволившим наладить учебный процесс в условиях кризиса. Но чем дальше, тем очевиднее становится, что вынужденный переход на "цифру" таит в себе целый ряд широких возможностей. Однако, чтобы их реализовать в полной мере, необходимо преодолеть и ряд обозначившихся сложностей в сфере дальнейшего развития как педагогических и управленческих, так и цифровых компетенций и мягких навыков. Практически молниеносное решение задач перехода на дистанционку потребовало их решения зачастую в нетривиальных формах, а вузы страны были поставлены в несколько неравные условия, особенно региональные.

Уровень цифровой грамотности, культуры организации обучения, технической оснащенности одним вузам позволили расширить свои возможности, а другим искать ресурсы для перестройки учебного процесса. Однако в выигрыше оказались те, где программы набора контингента магистратуры были разработаны заранее в планах вузовских стратегий. Так, например, Южный федеральный университет еще три года назад изменил и определил для себя основные позиции при наборе в магистратуру и направления работы. Прежде всего это пересмотр подходов к проектированию программ магистратуры, их позиционирования и продвижения. Как рассказала директор проектного офиса инициатив и стратегических коммуникаций ЮФУ Наталья Андрейченко, ориентация в наборе была выбрана на внешнюю целевую аудиторию и международный контингент.

"Мы применили индивидуальный подход к сопровождению набора в течение года с ориентацией именно на цифровые и онлайн-инструменты формирования лояльности контингента поступающих на программы магистратуры университета. Благодаря этому подходу в момент резкого перехода на дистанционный формат нам удалось осуществить набор на 141 образовательную программу магистратуры, двенадцать из которых реализовывались на английском языке. При общем снижении контрольных цифр приема (КЦП) на магистратуру, которою мы наблюдаем в целом, наш вуз смог увеличить заявки на программы магистратуры и увеличить прием на места с полным возмещением затрат", — рассказала она.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here