Украинский тупик. Дмитрий Лекух

0
31

На самом деле если говорить о практической стороне вопроса, то ничем таким особенным украинской ГТС в частности и незалежности украинской территории в целом завершение строительства российско-европейского газопровода «Северный поток — 2», в общем-то, как не грозило, так и не грозит.

Что бы только украинские политики по этому поводу ни заявляли.

И российский президент Владимир Путин, у которого, что называется, согласно известной русской поговорке, «не бывает ни слова в простоте», тут в своём недавнем интервью официальному российскому телеканалу на эту тему совершенно точно не лукавил.

У российского «Газпрома» действительно есть действующий договор с украинскими транзитёрами, причём заключённый под гарантии Еврокомиссии. И «Газпром» этот договор действительно намерен свято и изо всех своих немаленьких сил соблюдать. Ибо это тупо в его, «Газпрома», интересах, ниже поясним почему.

А вся истерика энергетических (от себя, от души добавлю: и не только энергетических) паразитов лимитрофного типа, которыми являются на настоящий момент газотранспортные системы Украины и/или той же, к примеру, Польши, в истоках своих лежит несколько в иной плоскости. Плоскости сугубо геополитической и исключительно только по политическим причинам ставшей финансовой и никакой иной. Сейчас попробуем пояснить почему — на примере Украины, естественно, ибо так и понятнее, и удобнее. И легче понять, кто тут и в чём в данном уравнении виноват.

Просто напомним.

Согласно действующему газовому договору между Россией и Украиной, начиная с текущего, 2021-го, и по конец 2024 года российская сторона берёт на себя обязательства по прокачке через украинскую ГТС минимум 40 млрд куб. м в год. А теперь просто примите, пожалуйста, к сведению, что внутреннее потребление газа на самой Украине составляет плюс-минус 30 млрд кубов за тот же самый год. И прямого договора на поставку газа из России на Украину как не было, так и нет. А следовательно, из 40 млрд кубов минимум 20—25 (если не все 30, уж очень там хитрые схемы экспорта «своей добычи») отбирает сама страна-транзитёр. Это только деньги в «Газпром» идут потом кружным путём (через, допустим, Словакию), по всемирно известному анекдотичному реверсу. Сам-то газ так на Незалежной и остаётся. Более того, там даже технической возможности нет его туда-обратно в реале по реверсу прогонять.

Ну а остальное от остатка прокачиваемых объёмов — это Молдова и Приднестровье. Плюс-минус разные копейки — той же Словакии на молоко за вредность или даже просто на чай. И вот скажите, пожалуйста, каким образом на всю эту немыслимую южную, почти опереточно-одесско-молдаванскую красоту может повлиять пролегающий в холодных балтийских водах и оттого, видимо, суровый с момента рождения российско-североевропейский газопровод Nord Stream 2? У которого вообще нет туземного южного чувства юмора и который оттого ни на молдавские, ни тем более, господи упаси, украинские объёмы вот вообще ни разу и ни при каких обстоятельствах даже и не претендует.

И никогда, в общем, не претендовал: чесать за левым ухом правой задней ногой немцы привычно передоверяют своим знаменитым овчаркам, их бизнесу такая эквилибристика ни к чему.

И не ищите в этом никакой, в общем, политики: просто с платёжеспособностью и финансовой дисциплиной у этих южных ребят всегда были некоторые проблемы, большого секрета здесь нет. А русского терпения и снисхождения в германском национальном менталитете, славящемся словом ordnung, отродясь замечено не было.

Словом, не стоит овчинка выделки.

Такие, простите, дела.

Но мы сейчас пока что всё-таки не об этом.

Поэтому просто констатируем, чтобы больше не возвращаться к вышеизложенному: украинская ГТС, согласно действующему договору с российским «Газпромом», одобренному и завизированному в Европейской комиссии, должна гарантированно прокачивать через свою трубу прежде всего те условные 30 млрд кубов, которые идут на внутреннее потребление. Плюс объёмы для Молдовы и Приднестровья, плюс незначимый приварок. Итого 40 млрд кубов. И, в принципе, всё. Остальная прокачка — это дополнительные договоры, причём срочные, чаще всего на так называемых спотах.

И само тело договора никто нарушать не собирается, даже когда он закончит действовать: была бы сама украинская ГТС на то время жива, а то есть определённые сомнения в её чисто техническом состоянии.
Так это откуда же тогда (невольно процитируем британского классика, ибо это сейчас модно и в тренде) «этот страшный вой на болотах»?

Иллюстрацией к которому, просто в жанре «нарочно не придумаешь» может послужить хоть, к примеру, вчерашнее фееричнейшее выступление главы украинского МИД пана Кулебы, который за разрешение Украины на достройку «Северного потока — 2» потребовал назад Крым, пакет акций во всех идущих мимо территории Украины газопроводов да ещё и денег, естественно, — и всё это отчего-то от Германии, которую пан Кулеба не то что в войне не побеждал (такое обычно требуют исключительно от подписавших капитуляцию противников), но, напротив, находится от оной в до обидного зависимом положении.

Иначе чем истерикой это объяснить сложно — сложнее понять причину, её вызвавшую.

Что ж. Сейчас попробуем прояснить.

На самом деле тут всё довольно просто.

Если рассматривать неумолимо достраивающийся сейчас прямо в режиме реального времени Nord Stream 2 просто как очередной коммерческий газопровод, как, в частности, его рассматривают Германия и Россия, то он действительно вряд ли может как-либо повлиять не только на и без него умирающую украинскую экономику, но даже и на нынешнюю наполняемость украинской трубы. И никакой опасности для данного государственно-территориального образования сам по себе Nord Stream 2 совершенно точно не представляет. Но вот если смотреть на Nord Stream 2 с украинской точки зрения — как на часть гигантского процесса, связанного с обустройством подконтрольных России евразийских транспортных коридоров, то и Украине, и Польше, и, прости господи, «республикам Балтики» действительно есть чего не то чтобы опасаться или чего бояться — тут, честно говоря, необходимо просто-напросто решительно паниковать.

Если коротко: заботливо выстраиваемая в чисто британском классическом стиле «зона сдерживания» в трансъевразийской логистике (газопроводы тут только часть проблемы), призванная максимально осложнить движение трансконтинентальных товарных потоков, оказалась с завершением строительства Nord Stream 2 совершенно бессмысленной: российские транспортные коридоры эту проблемную территорию просто обошли — даже в такой специфической и политизированной сфере, как торговля энергоносителями.

Да, это было непросто, крайне трудозатратно и всё время воспринималось в штыки не только западными партнёрами, но и приличной частью российского экономического истеблишмента внутри страны.

Но теперь уже просто по факту эти коридоры существуют и приносят реальную пользу: тут тебе и портовая инфраструктура на Чёрном море и на той же Балтике, тут тебе и железнодорожная ветка в обход Украины на юге плюс колоссальные вложения в дорожную сеть вокруг Санкт-Петербурга и по Ленинградской области. Тут тебе и всевозможные энергетические потоки: от турецкого до обсуждаемого в этом материале Nord Stream 2.

Но если с точки зрения большой геополитики, с точки зрения больших игроков — это, конечно, стратегический, но вполне локальный успех и партия на «большой шахматной доске» будет, безусловно, продолжена. Для той же несчастной Украины происходящее — самая настоящая катастрофа. Потому как из её жизни уходит ни много ни мало, а один из коренных смыслов самого её, Украины, существования как естественного препятствия в трансконтинентальной евразийской торговле. Ибо данная территория более не то что не способна противостоять России с точки зрения «палок в колёса» на больших транспортных коридорах, она даже теперь просто так пригрозить не может Европе вентиль закрыть — ни самостоятельно, ни даже, что особенно важно, по прямому распоряжению заокеанских «кураторов», ежели тем внезапно приспичит.

В Европе просто пожмут плечами и скажут: «Ну закрывайте».

И всё.

Территория просто потеряла шикарный ресурс для привычного логистического шантажа, и жизнь без этого ресурса вызывает там, в верхушке, реальную панику. Хотя кто ж тому виной. Но самое главное, будут ли и дальше, без этого самого ресурса, платить деньги на поддержание данного погорелого театра в более или менее работоспособном состоянии?

Нет, что-то будут, наверное, конечно.

Но кто и сколько — очень большой вопрос…

Собственно говоря, повторимся: ничего неожиданного с Nord Stream 2 в последние месяцы не произошло. Если только для Киева, да и то вряд ли. Есть, в общем, и там умные головы, не могли такое вполне естественное развитие сценария не предусмотреть. А так, конечно, это вполне предсказуемый эндшпиль для одного из элементов одной из партий большой игры: если говорить образно, то с «поездом молодой украинской демократии» ничего особенного не случилось. Его просто загнали в тупик, в отстойник. На какое-то время, пока другие, более ответственные люди, видимо, теперь уже точно без самих украинцев, будут решать вопросы обустройства будущей жизни на этой несчастной земле.

Дмитрий Лекух

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here