К чему пришли в Женеве по Украине

0
19

Спустя несколько дней после саммита в Женеве, когда информационная пыль несколько улеглась, можно сделать более-менее определенные выводы.

И главный из них заключается в том, что США действительно ищут пути снижения напряженности с Россией, причем, что характерно, эта новая линия доведена или согласована (тут уж как понимать ― дело вкуса) с их основными союзниками.

Сразу за встречей в Женеве последовало несколько «примирительных» заявлений и жестов со стороны наиболее близких союзников США, из которых я бы отметил звонок Сергею Лаврову его британского коллеги Доминика Рааба, состоявшийся на следующий день после Женевского саммита (боюсь ошибиться, но это едва ли не первый контакт на таком уровне после «дела Скрипалей»).

Как сообщили в российском МИД, главы ведомств подчеркнули неудовлетворительное состояние двусторонних отношений.

«С российской стороны была подчеркнута важность отказа британских официальных лиц от необоснованных, не подкрепленных ни единым фактом обвинений и провокационной риторики в межгосударственном диалоге, безальтернативность возвращения Лондона в русло уважительного и равноправного общения.

Практикуемый англичанами избирательный характер контактов лишь по тем вопросам, которые интересны для Великобритании, в нормальной дипломатической практике неприемлем», — говорится в сообщении.

Лавров призвал Лондон «разгрести завалы на взаимной основе».

Также хотел бы обратить внимание на вышедшую 19 июня в Der Spiegel статью Франциски Аугштайн под названием: «Истинное лицо Путина». «Западные политики и правительства не желают видеть в Путине никого иного, кроме как агрессора и диктатора. Себя они, напротив, считают миротворцами и гибкими дипломатами. Но если обратиться к фактам, то станет очевидно их лицемерие: Россия не раз протягивала Западу руку и получала пренебрежительный отказ».

Основные постулаты пространной статьи сводятся к тому, что Путин далеко не так плох, как его представляют на Западе, а Россию, которой он управляет, западным аршином не измеришь. При этом Путин многократно, с самого своего прихода к власти, протягивал руку Западу, а тот не только её высокомерно отвергал, но и постоянно делал враждебные России шаги.

Особо отмечу, что Франциска Аугштайн ― это не некий блогер, позицию которого публикуют в порядке «свободы слова» и «плюрализма мнений» (впрочем, и с этим на Западе все проблематичнее).

Она известнейший немецкий журналист, к тому же совладелец Der Spiegel (её отец был главным редактором издания), а само издание относится не только к самым авторитетным в Германии, но и придерживается (доселе) жестко атлантической и антироссийской ориентации.

Поэтому эту статью вполне можно рассматривать как признак поворота в риторике даже атлантических кругов на Западе, подготовку общественного мнения (антироссийского его сегмента) к изменению политического курса. Ну и, конечно, это сигнал и самой Москве, дескать, работа над улучшением отношений идет всерьез.

Нельзя не обратить внимание на то, на каком высоком уровне в Германии отметили годовщину нападения на СССР, с акцентом на чувство стыда немцев (слова Ангелы Меркель), а недавно появилась информация, что Меркель и Макрон предложили пригласить Владимира Путина на саммит ЕС. В общем, сигналы Москве идут один за другим, и причины этого вполне понятны.

Во-первых, окончательно не оправдались надежды на благоприятные для Запада перемены в России. В 2014 году мне довелось общаться с немцем, имевшем доступ к непубличной информации о политической стратегии. Он был полон оптимизма:

«Санкции обвалят российскую экономику, уровень жизни упадет, и люди свергнут Путина и все будет хорошо (для Запада)». Мне оставалось лишь ответить: «Вы четыре года воевали с этой страной и её народом, но, похоже, так ничего и не поняли». Теперь понимание приходит. Да, называя вещи своими именами, санкции, конечно, ударили по российской экономике, привели к стагнации и даже некоторому снижению уровня жизни, но обвала не произошло.

Более того, с макроэкономической точки зрения сложный период пройден весьма успешно, запас прочности российской экономики не снизился, скорей наоборот, она приспособилась жить под санкциями, в частности, успешно реализуется программа импортозамещения, а в некоторых сферах, сельском хозяйстве например, санкции (точнее, российские «контракции») оказали живительный характер.

И российское руководство проявило твердость перед давлением Запада, не пошло на сдачу национальных интересов.

Тем более не оправдались надежды и усилия по политической раскачке России. Последняя отчаянная попытка, связанная с «отравлением Навального» также обернулась полным пшиком. Развернутая по этому поводу пропагандистская кампания куда больше была воспринята на самом Западе, и теперь его лидерам приходится искать объяснения предполагаемой смены курса для собственных граждан.

А его смена выглядит все более неизбежной. В соответствии с известной мудростью, западным лидерам пришлось «смириться с тем, что они изменить не в состоянии», т. е. с «политическим режимом» в России, а значит, нужно сосуществовать и сотрудничать, поскольку в решении многих глобальных проблем обойтись без России невозможно. И наконец, сотрудничество просто выгодней вражды.

Очевидна причина, по которой Западу, и прежде всего США, особенно необходимо потепление с Россией. Байден сделал по-настоящему знаковое заявление, обвинив китайского лидера Си Цзиньпина в планах захватить Америку уже к 2035 году. При учете того, что «дедушка старый», очевидно, что противостояние с Китаем становится главным лейтмотивом внешней политики США.

Ему действительно нужно, чтобы Россия занимала позицию хотя бы относительного нейтралитета (о большем, понятно, не может быть и речи). Контекст, в котором американский лидер напомнил, что «у России общая тысячекилометровая граница с Китаем, который также считает себя сверхдержавой», вполне очевиден.

И тут на первый план выходит Украина как главный раздражитель в отношениях России и Запада. Россия своими действиями и заявлениями в последнее время наглядно дала понять, что для неё разрешение украинского кризиса имеет важнейшее значение, во многом определяющее, как будут строиться её отношения с Западом в целом, и, более того, готова к самым серьезным шагам, если ситуация будет ухудшаться.

Собственно, и сам саммит стал возможен после звонка Байдена Путину, а тот, в свою очередь, был вызван очередным обострением вокруг Донбасса и решительными демаршами Москвы. Обмен дипломатическими уколами, связанными с украинской тематикой, особенно ее натовскими перспективами, также указывал на то, что Украина станет едва ли не главной темой на переговорах.

Но неожиданно в заявлениях российского и американского президентов после саммита в Женеве «украинскому вопросу» оказалось уделено неожиданно мало места.

По словам Владимира Путина, Украина обсуждалась, однако не «очень подробно». «Но насколько я понял президента Байдена, он согласен с тем, что в основе урегулирования на востоке Украины должны лежать Минские соглашения». Тема вступления Украины в НАТО «затрагивалась мазком»: «Здесь, пожалуй, нечего обсуждать».

Его американский коллега сообщил, что «я подтвердил непоколебимую приверженность США поддержке суверенитета и территориальной целостности Украины. Мы договорились заниматься дипломатией для выполнения Минских соглашений». Таким образом, Джо Байден, чья пресс-конференция состоялась уже после аналогичного мероприятия российского лидера, также вскользь, но подтвердил, что Штаты поддерживают Минские соглашения.

Перспектив вступления Украины в НАТО он не касался, мы же особо отметим, что уже по традиции общение американского президента с журналистами сводилось к зачитыванию заранее подготовленных ответов на заранее подготовленные вопросы. Т. е. тему натовского будущего Украины американцы решили оставить в тени.

Что же касается того, что вся «украинская проблема оказалась» на периферии повестки дня саммита, хотя при подготовке ей уделялось большое место, о чем свидетельствует включение в состав делегаций Дмитрия Козака и Виктории Нуланд, причины вполне понятны.

Только приступив к работе по разгребанию накопившихся завалов в отношениях, стороны, как следует из последующих заявлений, начали с тех вопросов, где проще прийти к общему знаменателю: возобновление нормальной работы диппредставительств, глобальная безопасность и контроль над вооружениями, кибербезопасность и т. п. А самые проблемные темы, где позиции диаметрально различаются и быстро найти компромиссное решение невозможно, оставили «на потом», ведь и готовность к компромиссам во многом будет зависеть от того, насколько удастся продвинуться. Ведь не зря сообщено о договоренностях обсудить через несколько месяцев, как идет работа.

Очевидно, что стороны были в ходе переговорного процесса предельно аккуратны, никакие глобальные сделки не предлагались, скорее прощупывали друг друга. И по Украине обмен мнениями свелся к тому, что проблему нужно решать и путь к этому очевиден ― Минские соглашения. Уверен, не для печати стороны сошлись и в том, что главное препятствие ― неконструктивная позиция Киева.

Но любой компромисс, достигнутый между Москвой и Вашингтоном, а также Парижем и Берлином, подразумевает выполнение его Киевом, а в плане контроля своего клиента в первоначальном смысле этого слова (в Древнем Риме свободный гражданин, отдавшийся под покровительство патрона и находящийся от него в зависимости) у американцев есть немалые сложности, о которых «Альтернатива» уже писала.

Киевский режим, отчаянно маневрируя, пока уходит от выполнений требований Вашингтона о «борьбе с коррупцией» (см. выше) и тем паче отказывается принимать любые достигнутые «за его спиной» компромиссы по мирному урегулированию.

Дошло до того, что министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба, комментируя грядущую встречу российского и американского президента, заявил, что «никакие договоренности касательно Украины, которые будут достигнуты без Украины, нами (Украиной. — Авт.) признаваться не будут».

Очевидно, что «своеволие» Киева станет главной темой разговора, ради которого Байден пригласил Зеленского в Вашингтон в июле. Не будет приятной для Зеленского и беседа, на которую его позвала в Берлин Ангела Меркель.

Заморозка пакета военной помощи Украине на 100 миллионов долларов, которую подтвердили в Вашингтоне, это сигнал и Киеву, что нужно быть «дисциплинированней», и Москве опять же своей «доброй воли».

Впрочем, публичной критики Киева за недостаточное стремление к мирному урегулированию в Вашингтоне, как и в других западных столицах, включая Париж и Берлин, по-прежнему избегают, и это давно стало одним из козырей украинского руководства в саботаже любых попыток склонения его к конструктиву.

Вот и заморозку военной помощи в администрации США объяснили тем, что она зарезервирована на случай ухудшения ситуации, а пока в ней нет необходимости, сопроводив заявлениями о неуклонной поддержке Украины в борьбе с «российской агрессией». Киев активно пользуется своим статусом «непогрешимого» и наверняка будет делать это и впредь, постоянно юля, давая в прямом диалоге с теми же Байденом и Меркель любые обещания, а потом спуская их на тормозах.

Тянуть время Киев будет в надежде на то, что вскоре опять «ветер переменится», и, более того, стараясь приблизить этот момент все новыми провокациями. На линии соприкосновения регулярно случаются крупные обстрелы со стороны украинских сил, приводящие к жертвам, а особенно показательным было нападение украинской ДРГ на пост милиции ДНР буквально накануне саммита в Женеве (и это явно не спонтанный инцидент, а тщательно подготовленная операция).

Добавляет наглости Киеву то, что далеко не весь «коллективный Запад» поддерживает поворот к прагматизму в отношениях с Россией. И речь не только о республиканцах, которые теперь в качестве «алаверды» демократам и Байдену разгоняют «зраду» относительно его позиции в отношении России.

И в самих США существуют влиятельные круги, выступающие за продолжение конфронтации с Россией, а главное, такой линии придерживается и руководство некоторых стран, прежде всего Великобритании, которая уже с осени прошлого года взяла на себя функции главного друга Украины на Западе, оказывая последней все более значительную поддержку, включая военную.

Как показывают самые последние события, звонок Рааба Лаврову был скорее протокольным жестом в ответ на рекомендацию «главного союзника» (США) также искать пути улучшения отношений с Россией, но провокация британского эсминца «Дефендер» возле Севастополя наглядно показала, что Британия активно подключилась к усилиям Киева по срыву намечающегося потепления между Россией и США.

Поэтому игра предстоит длительная и сложная. От российского же руководства в ней требуется прежде всего выдержка и терпение: очень выверенно реагировать на провокации, дабы и адекватный ответ дать, и не допустить тех последствий, которых хотят их организаторы, а в целом занять выжидательную позицию, пусть партнеры и ищут пути разгребания ими созданных завалов, украинского прежде всего, и разбираются со своими союзниками и сателлитами.

И в зависимости от того, какие будут результаты, можно будет говорить о дальнейших шагах.

Дмитрий Славский

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here