Пустые кошельки ХАМАСа

0
21

ХАМАС уже заполучил финансовое соглашение с Катаром и уяснил, что угроза насилия — неплохое оружие против израильского правительства.

Вот уже месяц, с 31 мая, Яхья Сануар не знает покоя. В тот день в Газе побывал глава египетской разведки генерал Аббас Камаль. Это был редкий визит такого высокого уровня, и руководство ХАМАСа считало его не только важным, но и почетным. Камаль прибыл в сектор Газа из Иерусалима, где встречался с действующим тогда премьер-министром Биньямином Нетаниягу.

И после беседы с египетским гостем сияющий Сануар намекнул репортерам, что сделка с израильтянами по обмену заключенными неизбежна. «Запишите число 1111», — сказал он журналистам.

Только через несколько дней лидеры ХАМАСа осознали, что египтяне были настроены слишком оптимистично. Сделка по обмену так и не состоялась, и дело, конечно, не в цифрах, а в том, что по ту сторону границы никаких серьезных мер по реабилитации Газы посредники не усматривают. Об израильской же «гибкости» вообще говорить не приходится.

Прошло еще две недели, и Сануар понял, что сделанный репортерам намек вряд ли обернется реальностью в ближайшее время. Излишне говорить, что Израиль определенно не согласен выпускать на волю заключенных с обагренными еврейской кровью руками.

Заголовки арабской прессы сообщают об усилиях хамасовских посланников, которые совершают челночные поездки в Каир, но на деле ничего конкретного не происходит. Египтяне беспомощно топчутся между обеими сторонами: им не удается ни продвинуть сделку с заключенными, ни добиться межпалестинского примирения, ни обозначить урегулирование в Газе, которое принесло бы пользу местному населению.

Катарцы молча дожидаются, пока Израиль, Египет и ООН свяжутся, наконец, с ними, чтобы подписать чеки для сектора. Но пока ему, сектору, не дают права на получение денег. И Белый дом, озабоченный другими проблемами, не торопится даже произносить что-либо серьезное в адрес Газы: руководимый организацией, признанной террористической, она задвинута в хвост приоритетов новой вашингтонской администрации.

Специальный посланник ООН на Ближнем Востоке — 98-летний норвежец Тор Веннесланд, сменивший недавно на этом посту 89-летнего болгарина Николая Младенова и пользующийся доверием заинтересованных сторон, — практически единственный человек, способный завести механизм перевода денег в сектор Газа.

По окончании военных действий и достижения перемирия Веннесланд получил на восстановление Газы 500 миллионов долларов, но перевод этой суммы требует выполнения конкретных условий. Сануар хорошо знает об этом и все-таки, не сдержавшись, рявкнул на посланника, когда тот побывал на днях в его офисе.

Источник, осведомленный о контактах между сторонами, поведал мне, что ХАМАС привык получать катарские деньги, и когда те не доходят до него, немедленно применяет силу. Несколько лет назад, опасаясь, что мошавы в приграничной с Газой полосе потеряют урожай в результате атак «огненных шаров», Израиль в конце концов уступил ХАМАСу. Сануар таким образом заполучил финансовое соглашение с Катаром и уяснил, что угроза насилия — неплохое оружие против израильского правительства.

Дело дошло до того, что Израиль не только согласился на договоренности с Катаром, но и стал зависим от них. Бывший глава «Моссада» Йоси Коэн дважды просил катарцев продлить срок действия упомянутых соглашений. Они включают в себя три пункта: перевод миллионов долларов на эксплуатацию электростанции, отдельно для нуждающихся, остальное — на оплату труда семи тысяч правительственных чиновников в Газе. На основании последнего пункта Катар в течение последних трех лет напрямую финансировал правительство ХАМАСа, и Израиль объяснял, что таким образом мы покупаем мир. Но сегодня соглашение заморожено.

С началом операции «Страж стен» Израиль прекратил доставку дизельного топлива для электростанции сектора Газа, а сразу после объявления о прекращении огня наложил вето на выполнение двух других пунктов соглашения. Катар выразил вялый протест, но не более того.

Теперь Сануар в ярости, поскольку все его планы порушены. И что ему оставалось делать, как не выйти к публике и не доложить о победе? Он заявил, что кампания «Меч Иерусалима» стала демонстрацией палестинского единства — от Газы через Лод и Иерусалим до Ливана. Он заявил, что многие готовы защищать Аль-Аксу не на жизнь, а на смерть. Но кампания свернулась, а он сидит в своем офисе и считает каждый доллар.

Проблема Сануара в том, что класс чиновников, получавших катарскую зарплату, составляет основу движения ХАМАС. Они — база Сануара. Если он и их оставит без средств к существованию, они потеряют к нему симпатию и верность. При всем уважении к Аль-Аксе, все, что нужно сейчас Сануару, — деньги. Здесь, сейчас и всей суммой. Что он станет делать, если Израиль откажет ему в этом? Снова решится на вооруженное столкновение?

Ракетные расчеты группировок сектора могут, конечно, возобновить огонь по Израилю, но у них нет возможности защититься от ответного огня. Операция «Страж стен» нанесла серьезный урон экономике и социальному положению населения. Люди измучены, их стойкость сродни колышущемуся на ветру листу, готовому в любую секунду сорваться с ветки. Сануар прекрасно осознает, что еще одна война не только нанесет ущерб гражданскому населению, но и окончательно подорвет экономику Газы.

«Настала необходимость в народной интифаде», — сказал глава сектора Газы репортерам после встречи с посланником ООН. «Народная» означает «безоружная». Адресованное в первую очередь жителям Газы, опасающимся новой войны, это слово призвано успокоить их.

Спустя полтора месяца после ракетного обстрела Иерусалима и начала операции «Страж стен» руководство ХАМАСа в Газе пребывает в бедственном положении. Что ему теперь делать — вопрос вопросов. Вновь открывать огонь? Запускать огненные шары? Тель-Авив и Иерусалим защищены куда надежнее, чем полагали хамасовские заправилы. Жители Израиля вновь продемонстрировали солидарность и стойкость.

Есть анекдот о двух бухих ханыгах, один из которых пришел к другому и предложил сыграть в нарды. «Разве это не пустая трата времени?» — спросил тот. И первый ответил: «Тогда давай сразу перейдем к драке». Подобную тактику проводит израильское правительство по отношению к Сануару в последние недели. «Зачем «огненные шары»? Не жаль времени? Давайте сразу перейдем к ракетам». Но ХАМАС при всем желании не может позволить себе сейчас вооруженную конфронтацию.

С другой стороны, кошельки-то пусты. По окончании боевых действий Сануар был уверен, что Израиль пребывает в тяжелом моральном положении и быстро сломается, как это происходило в течение последних трех лет. Будущее выглядело оптимистично: американцы заставили Нетаниягу прекратить огонь, египтяне пообещали программу восстановления, катарцы выделили на нее полмиллиарда долларов.

Сануар вышел из подполья и уверенно заявил, что Израиль переживает острый политический кризис и не в состоянии противостоять ХАМАСу. Он, подобно Хасану Насралле, разглагольствовал о слабости Израиля и приближающемся «освобождении Иерусалима от израильских флагов». Ему было невдомек, что в это самое время Яир Лапид формирует коалицию, которая укрепит позиции ЦАХАЛа в борьбе с террором.

На днях лидеры разных террористических движений по просьбе Сануара обсудили в Газе ситуацию в свете последних печальных новостей, поступивших из Каира и Иерусалима. По окончании встречи они подготовили официальное сообщение, в котором заявили, что готовы к любому развитию событий, и осторожно предупредили Израиль о последствиях, если он продолжит блокаду сектора Газа.

Нельзя не заметить: тон данного сообщения резко контрастирует с разгулом призывов и ракет, которыми Сануар обстреливал Израиль всего несколько недель назад.

Джеки Хуги, Израиль
Переводчик: Яков Зубарев

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here