Ситуация в Афганистане становится проверкой на прочность для ОДКБ

0
19

На фоне стремительного вывода войск НАТО и их союзников из Афганистана ситуация в республике продолжает стремительно ухудшаться — кризис грозит выйти далеко за ее границы. В связи с этим 7 июля министр иностранных дел РФ Сергей Лавров сделал заявление о готовности задействовать все возможности военной базы в Таджикистане для защиты союзников, которое выглядит скорее как предложение официальному Душанбе.

Однако реалии не столь однозначны, и происходящее больше напоминает спланированную западными партнерами акцию по продвижению собственных геополитических интересов, в основе которых лежат деньги.

С чего все началось

Первоначально договоренность о выводе иностранных контингентов из Афганистана была заключена еще 29 февраля 2020 года в Катаре. Тогда администрация бывшего президента США Дональда Трампа подписала-таки соглашение с радикальным движением «Талибан» (запрещено в РФ), пообещав вывести войска в течение 14 месяцев.

Однако власть в Вашингтоне поменялась, и новая администрация Джо Байдена попыталась заключить соглашение на новых условиях с включением в процесс Турции. Именно в этих целях и была организована конференция в Стамбуле, которую изначально планировалось провести в течение апреля 2021 года.

Однако «Талибан» в последний момент отказался от участия в ней до тех пор, пока последние иностранные военные не покинут афганскую территорию. Впоследствии талибы дали согласие, но обозначили нежелание отправлять делегацию высокого уровня и решать важные вопросы в повестке, что было неприемлемо уже для организаторов мероприятия.

Скорее всего, данные события и послужили толчком к выводу контингента стран НАТО, которое началось 1 мая. Практически одновременно «Талибан», посчитав соглашение нарушенным (ведь к этому времени вывод уже должен был быть завершен), перешел к активным действиям по всей территории Афганистана.

Результатом стал захват практически всего севера и северо-востока страны, а интернет заполонили видео со сдающимися афганскими солдатами и захваченным вооружением. При этом уже к 7 июля талибам удалось занять целиком первую провинцию — Бадгис на границе с Туркменистаном.

Мало того, что административный центр провинции был взят без боя — правительственные войска заранее эвакуировались вместе с административными работниками и заключенными местной тюрьмы — в плен к боевикам сдалась группа военнослужащих афганских вооруженных сил. Среди них были и бойцы едва ли не единственного боеспособного соединения — Корпуса коммандос.

Рывок боевиков «Талибана» на границу с Китаем и странами Средней Азии неслучаен и скорее всего связан не только с попыткой взять под контроль имеющиеся транспортные потоки, но и желанием получить рычаг давления в переговорном процессе.

Это в свою очередь дало толчок правительственным силам Афганистана, которые начали готовить наступательные действия в северных районах. Более того, президент страны Ашраф Гани заявил, что у правительства есть четкий план по защите страны, и обвинил «Талибан» и Пакистан в кровопролитии, чем фактически связал их воедино.

На этом фоне иностранный контингент НАТО продолжает покидать Афганистан, зачастую даже не предупреждая официальный Кабул и оставляя часть снаряжения и имущества. Такая тактика позволяет идти с опережением: уже через два месяца после начала отвода войск США вывели свои подразделения на 90%. Такими темпами контингенты западной коалиции могут покинуть страну уже до конца июля, что на 2,5 месяца раньше планируемого срока — 11 сентября.

Турция и ее дружба с Пакистаном

Однако из Афганистана уходить собираются не все иностранные военные. Турция оставляет свой контингент в Кабуле под предлогом охраны местного международного аэропорта.

Предварительная договоренность была достигнута в ходе встречи президентов Реджепа Тайипа Эрдогана и Джо Байдена на полях саммита НАТО 14 июня. Сейчас переговоры по данному вопросу продолжаются. Судя по всему, Анкара не торопится, пытаясь выторговать для себя лучшие условия.

На этом фоне активизировались контакты между Турцией и странами Средней Азии. Способствует этому успех в продвижении «Талибана», что толкает приграничные с Афганистаном страны к поиску поддержки на стороне. Показательны здесь активизировавшиеся контакты между недавно конфликтовавшими Кыргызстаном и Таджикистаном. Апофеозом этого стало подписание протокола о стыке границ 4 июля, что сдвинуло соглашение о демаркации с мертвой точки.

Анкара с мая активно ищет подходы к странам Средней Азии, используя для этого обострение на таджикско-кыргызской границе.

В июне эти страны посетил министр обороны Турции Хулуси Акар, который обсудил с местными чиновниками вопросы подготовки ВС Таджикистана и Кыргызстана, а также наращивание двустороннего военно-технического сотрудничества. Фактически министр предложил целый комплекс решений, уже апробированный в Нагорном Карабахе, Сирии, Ливии турецкой стороной.

Если посмотреть на дружественные Турции народы, то вырисовывается картинка продвигаемых ей логистических маршрутов из Азии в Европу.

В пользу последнего говорит высказывание посла Китая в Азербайджане о том, что открытие сообщения через Сюникскую область Армении внесет вклад в китайский логистический проект.

Неудивительно, что одновременно активизировался и Пакистан, исторически связанный с «Талибаном» и также являющейся дружественной Турции страной.

Исламабад вовлечен в транспортные проекты региона:

▶ с 2015 года Пекин активно развивает Китайско-пакистанский экономический коридор;

▶ к 2019-му построено шоссе, связывающее Китай и пакистанский порт Гвадар;

▶ с 2018 года запущено строительство газопровода «Туркменистан —Афганистан — Пакистан — Индия». Кроме того, Туркменистан явно не без поддержки Пакистана получил одобрение «Талибана» на строительство этого маршрута;

▶ 5 февраля согласовано строительство железной дороги Пакистан — Афганистан — Узбекистан. Несомненно, данный проект станет ответвлением от китайско-пакистанского экономического коридора.

Более того, Пекин называют «кошельком Пакистана», с которым его также связывают дружеские и экономические узы и через который он и намерен вкладываться в инфраструктуру Афганистана.

Деятельность Ирана

Постепенно втягивается в урегулирование конфликта и Иран, чье правительство первое время заявляло о недопустимости прихода к власти в Афганистане движения «Талибан».

В апреле глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф заявил:
«Возвращение Афганистана в 1990-е годы не допустимо. Мы знаем, что план талибов направлен на восстановление Исламского эмирата. Однако этот план непрактичен, так как единого мнения относительно этой идеи нет. Иран и страны региона не позволят Афганистану вернуться в 90-е».
В дальнейшем Иран начал развертывать группировку на границе с Афганистаном. Однако через два дня после проведенных переговоров с премьер-министром Пакистана Имран Ханом в Тегеране прошли межафганские переговоры, где иранский министр иностранных дел был уже не так категоричен.

Это может говорить о том, что беседа с пакистанским премьером прошла не зря и Иран согласился на сделку, пытаясь также усадить стороны за стол переговоров.

Тегеран тоже связан инфраструктурными проектами с Афганистаном. В конце 2020 года была открыта железная дорога, соединившая две страны и играющая весомую роль в китайском логистическом проекте.

Особенно интересно эта ситуация выглядит на фоне возможного снятия санкций с Ирана, а также развития Транскаспийского маршрута и предполагаемого разблокирования логистики в Закавказье. Все это открывает возможности для возрождения «Великого Шелкового пути» из Китая, однако немного южнее Российской Федерации.

Способствует этому активное сужение логистического «горлышка» из России в Европу — создание пояса из недружественных стран в лице Украины и стран Прибалтики, а теперь еще и ответные шаги Белоруссии, которая сама планирует запретить транзит товаров через свою территорию в ответ на санкции со стороны ЕС.

Основные угрозы и контрмеры России

Если экономические потери от диверсификации глобальных логистических маршрутов проявятся в долгосрочной перспективе и могут быть нивелированы развитием торговых и дружественных отношений с европейскими странами, а также постепенной сменой их антироссийской риторики, то проблема терроризма остро встанет уже в ближайшее время.

Ведь победоносное шествие движения «Талибана» показывает пример успеха народам Средней Азии, среди жителей которой имеются приверженцы идей радикального ислама. В таком случае будет достаточна лишь спичка, чтобы они посчитали действующее правительство предавшим национальные интересы и взялись за оружие.

Само движение «Талибан» неоднородно и не дает гарантий, что отдельные его группы не попытаются проникнуть через границу в сопредельные страны. На этом фоне текущее противостояние правительственных сил с боевиками в Афганистане создает благоприятную почву для появления новой, еще более радикальной группировки (конечно, не без помощи третьих сил), целью которой может стать создание халифата на всей территории Средней Азии.

Несомненно, такое развитие ситуации требует и немедленных действий со стороны РФ — как по линии двусторонних отношений, так и через межгосударственные структуры, коими являются СНГ и ОДКБ. В этом ключе весьма правильное заявление сделал глава МИД РФ Лавров, который 7 июля обозначил готовность задействовать для помощи союзникам по ОДКБ все возможности размещенной в Таджикистане российской военной базы, по сути представляющей из себя целую дивизию.

На это практически сразу отреагировал Таджикистан, который обратился в ОДКБ с просьбой оказать помощь в охране границы с Афганистаном.

Теперь самое время перейти от слов к делу, а ОДКБ — показать, что организация способна функционировать по своему прямому назначению. При этом основная тяжесть в ее «раскачивании» ляжет на плечи РФ.

Кроме того, именно сейчас и будет проведена проверка работоспособности ОДКБ, по результатам которой она либо продолжит существовать уже в лучшем качестве, либо распадется за ненадобностью. Образовавшуюся пустоту с удовольствием заполнят как Турция, так и США. Для последних Средняя Азия станет неплохим плацдармом в набирающем обороты противодействии Китаю.

Кроме того, для эффективного купирования угрозы необходимо укреплять границы и улучшать двустороннее взаимодействие с Узбекистаном и Туркменистаном, которые также подвержены распространению радикальных идей. Более того, по некоторым данным, граница Туркменистана с Афганистаном находится в более плачевном состоянии, чем таджикская.

Источник

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here