Советская торговля и съезд КПСС. Впечатления очевидца. Владимир Трухан

0
30

Мама, дай ей Бог здоровья, позвонила мне с утра и обрадовала вестью, что на антресолях был найден «гроссовский» чемодан. Служившие в ГСВГ должны помнить это крупногабаритное чудовище модели «Мечта оккупанта», в которое свободно поместится взрослый средней упитанности, а, если с расчленёнкой, то человека два.

Нет, чемодан был не пустым, а заполнен тканью, купленной во время службы в ГДР. Почти 40 лет назад, почти уже история. Старшую дочку обрадовало, она в швейную машинку умеет, а вот маме это было зачем? Не шила она никогда, и не стремилась даже. А модно это было, всё подряд из ГДР везти, советским офицерам. Всё мели как не в себя, и редко кто под отпуск не отправлял домой контейнер.

Говорите, зачем? Чего того же самого не покупалось в социалистическом Союзе? Для начала зарисовочку из жизни расскажу.

Лет так в 14 я от матери схватил конкретных п*здюлей. Хотел помочь, что характерно, и ей, и советской торговле в целом. Мама тогда месяц замещала продавщицу магазина канцелярских товаров – та в отпуск ушла. Вы, может, помните такие магазинчики в районных городках: небольшое помещеньице, соразмерный прилавок и сзади стойка под буфет; на четыре с половиной покупательские жопы. Так больше трёх я там не видел никогда.

Тут занесло в магаз какого-то чудного покупателя: он в 84-м фломастеры спросил. Наивный. Неман – не какая-то вам там Литва, где они таки были. Советские, говняные, ибо девизом мелких потребительских товаров было «Нех*й Митю баловать, и так сойдёт». И не какая ГДР, где тех фломастеров, разнообразных и хороших, было хоть жопой жуй; в любом магазине, включая продуктовые. Ну, вы в курсе, как оно у нас сейчас.

А типичный ассортимент этой вот торговой точки, нелюбимой дочки отдела торговли райсполкома – это древние карандаши, незаменимые в качестве дюбелей при ремонте, акварельные окаменелости (ими было зашибись из рогатки по котам) и шариковые ручки, от которых при утрате бдительности одежду было не отстирать. Текли, заразы такие, без объявления войны и при любой погоде. На почётном месте стоял запылённый футляр с дорогущей ручкой с золотым пером; на ночь уносился, для сохранности, до дома.

Только это в торговом зале ассортимент такой. А в подсобке, где я порядок наводил, кое-что таки было, включая заныканную коробку с пачками фломастеров. Вот их-то я и вынес, поскольку удовлетворение нужд покупателей было девизом советской торговли.

Нужду покупателя я удовлетворил, хотя срок годности фломастеров… Ну сам виноват, ибо нефиг; карандаши вон есть, «Спартак», целых шесть цветов, и рот пачкать не надо, пишущий узел слюнявя. И тут же получил оральное взыскание, ибо правила торговли в РСФСР надо весь п*здец как творчески в реале применять.

Мама на фломастерах хотела сделать план – ей до премии немного не хватало. Её з/п, как помню, 70 рублей была, а премия за план – ещё двадцатка. Деньги для семьи не лишние, а эта вот подмена была первой работой, которую жена офицера (не дипломированный медик и не педагог) в нашем городке за год нашла.

Правильно нам в военном училище говорили опытные командиры и преподаватели: надо брать в жёны именно медиков и педагогов – им с работой проще в режиме службы «куда пошлют». Плюньте тому в бесстыжие глаза, кто рассказывает про простоту трудоустройства всех подряд в СССР.

Даже эти самые профессии – не беспроигрышный вариант; в гарнизоне Гаровка-2, в гарнизонной же школе, её директор офицерских жён принципиально не брала; с высшим, мать его, образованием. Она была из соседнего села Некрасовка, вот местных девушек, выпускниц хабаровского педучилища, к себе и пристраивала. А жёны офицеров репетиторами работали для детей, желающих куда-то поступить, потому как от глубоких знаний учителя английского языка из одноимённого кабинета убежал куда-то вдаль портрет Шекспира.
Но вернёмся к подростковой драме утраченных иллюзий – мне уже дома популярно объяснили за столом, что правильное использование дефицитного товара – это присобачить его в нагрузку к какому неликвиду, добровольная покупка которого является убедительным симптомом душевного расстройства посетителя. Но, сука, надо делать план, потому как премия.

Молодой комсомольский активист я был ошарашен и немного потрясён открывшимися мне глубинами. Это ж, сука, в каждом магазине, видимо, есть такие закрома. Вот тут не надо за наивность: я год как приехал из славного города Магдебурга, что в ГДР (отец в ГСВГ служил, Кракау – для тех, кто в теме), а до того был слишком юн, знать выверты подсобок магазинов. А там подсобочный дефицит если где и встречался, то исключительно в гарнизонных «Военторгах».

У нас же как – где советская торговля, там сразу дефицит. Ну, колбасы на всех не хватит, вот надо и притырить для своих чутка. Я, правда, не в курсе, зачем: на районе немецких магазинов куча, хоть государственных, хоть частных мелких лавок, но привычка, видимо, такая у всех была. У «Военторга» дефицитные ковры, народ добросовестно стоит в «под запись» очередь, лавочная комиссия следит за справедливостью распределения, обделённые в ближайший после выплаты получки выходной едут в магдебургский пятиэтажный «Центрум», где покупают тот ковёр самым пошлым образом: без срача, очереди, разборок в женсовете и у начПО, тупо за деньги.

То есть как-то не втыкал я по приезду в советские реалии. Точней, в реалии Калининградской области РСФСР, ибо в соседней Литовской ССР, за речкой, была, конечно, не Германия, но тоже за*бись. Но научился понимать довольно быстро (я вообще парнишка сообразительный), почему у одноклассников, чьи мамочки в торговле, одежда как-то лучше, чем у остальных. Причём пофигу, в какой торговле – боевое братство работников прилавка, ножа и топора. И примкнувшей к ней галантереи с более весомыми промтоварами. Держались за свои места зубами, а конкурс в техникум торговли был едва не круче, чем в МГИМО.

Так что и понимать научился, и вести себя соответственно. Например, не тратить деньги в школьных турпоездках по Прибалтике на всякую сувенирную хрень, а добросовестно покупать нужные для семьи продукты. Девочки ещё покупали одежду и обувь, но для меня то было высшее колдунство. Бывали срывы – брату младшему игрушки покупал или себе наборы почтовых марок; на меня тогда смотрели с укоризной.

Маразм ситуации представляете? Ещё детёныши, 14-15 лет, обмениваются не впечатлениями от увиденного, а тем «кто что домой купил». Гордятся. Я упросил классного в Риге купить блок сигарет «Элита» отцу – три дня ходил счастливым. И вот этого всего наши дети лишены. Как по мне – так ни разу не жалко.

И про денежку, которой нет, не надо. Сколько цветной телевизор стоил? Под 600, а то и больше, рублей? Мы его первый раз по приезду из ГДР как раз и купили – у отца оставались деньги; там какая-то хитрая система была, когда часть денежного довольствия давали по месту марками ГДР, а часть копилась на книжке в Союзе. А зарплата у отца, майора, была 320 (я в его партбилете как-то подсмотрел). И это было выше в пару раз, чем у заводского инженера, а 600 получал далеко не каждый директор завода.

Это я не в память прошлых лет вам живописую столкновение юноши, обдумывающего житьё, с суровой как грузчик продмага реальностью. Это иллюстрация работы безумия советской государственной системы тотально плановой экономики в её диалектической взаимосвязи со стихийной внутренней организацией народной жизни.

Во как, прямо как передовица «Правды». Только тогда бы звучало что-то вроде «безумия империалистической государственной машины тотального свободного рынка в диалектической взаимосвязи с обнищанием народных масс». Но мы в курсе – в СССР народные массы именно богатели, особенно те, кто червонцы «сверх цены» по карманам складывал, чтобы из подсобки дефицит продать. А уж как по Кёнигу лихо фарцовали моряки загранплавания и обслуживающий их подпольно-торговый персонал…

Критической ошибкой нынешних свидетелей социализма является то, что они не понимают – вся эта магазинно-подсобочная хрень была именно системной, то есть проистекала из самой сущности экономических и гражданских правоотношений в СССР. И начиналось всё с завода.

Которого ни разу не еб*о, кто купит срукожопленный в конце квартала телеящик, когда на производстве горит план. Не, смотреть это чудо минималистского дизайна можно, только включать нельзя. «Не будет петь» — так это в лучшем случае, а то и п*зданёт. Телевизор отгружен, план выполнен, премия получена, дальше пусть торговля еб*тся.

У торговли тоже план, и там в ходу разнообразные ухищрения – этот самый неликвид спихнуть. И уже те телевизоры раскидать по партиям: совсем хорошие – для начальства, нужных и своих, похуже – для продажи с заднего крылечка, всё остальное – в торговый зал. «Книга жалоб», недовольный покупатель… Да насрать; вон с той высокой телебашни. Не нравится – смотри свой старенький «Рекорд». Не спорю, почти неубиваемая чёрно-белая техника, особенно если телемастер знакомый есть. Но душа-то к роскоши стремилась, к краскам и цветам.

Не говоря уже о пульте дистанционного управления, позырить на который в кино ходили, «Фантоцци против всех», про Италию конца 70-х. А вот в советских телевизорах не было такого. Не сомневаюсь, что были и умельцы, и разработки, но пошлая буржуазная роскошь должна быть чужда советскому человеку. Потому что партии виднее, и у неё есть план.

«Ускоренно развивать выпуск бытовой техники, снижающей затраты труда в домашнем хозяйстве. Перейти в основном на изготовление унифицированных бытовых холодильников и морозильников, стиральных и швейных машин, другой современной электробытовой техники. Увеличить производство радиоприемных устройств в 1,3 — 1,4 раза, телевизоров цветного изображения в 1 ,6 раза, магнитофонов в 1,3 раза, швейных машин в 1,6 раза, мебели в 1,3 раза, садовых домиков в 2 раза, товаров бытовой химии в 1,4 — 1,6 раза. Расширить выпуск средств механизации для применения в личных подсобных хозяйствах, коллективных садах и огородах».

Это – решения XXVI съезда КПСС, проходил в Москве с 23 февраля по 3 марта 1981 года. Последнего, перед горбачёвском перестроечным. Ещё раз, медленно – политическая партия ставила задачи на производство товаров народного потребления.

Не выполнили, кстати, них*я. «Надо прямо сказать, что полностью выйти на задания пятилетнего плана не удалось. Многие отрасли не сумели взять намеченные рубежи. В целом за пятилетие было недодано 35 миллионов тонн готового проката, 145 миллионов тонн угля, свыше 50 миллионов тонн нефти, на 16 миллиардов рублей предметов потребления. Структура, технический уровень и качество машин и оборудования не всегда отвечали потребностям народного хозяйства. Систематическое отставание допускалось химической, лесной и деревообрабатывающей промышленностью. Из года в год не справлялись с планами основные общестроительные министерства. Мы не получили должной отдачи от тех больших ресурсов, которые были направлены в сельское хозяйство. Хронически не выполнялись задания по эффективности, вяло осуществлялся научно-технический прогресс». Это вам из стенограммы следующего, XXVII съезда. Доклад Председателя Совета Министров СССР товарища РЫЖКОВА Н. И. 3 марта 1986 года.

Но не о том сейчас речь, а о Его величество Плане. Который, как рубеж, надо взять, ибо тогда ордена и всяческие плюшки. А, если нет – то вплоть до Колымы, ибо и тогда до товарища директора в лёгкую возможно было до*баться.

И вот необходимо тому директору в 1,6 раза количество тех телевизоров нарастить. И он будет весь п*здец заботиться о потребителе, разрабатываю новую модель. Ага, щас-с. Не, для понта или там показать кому – оно да, но для плана… Производство останавливать, выпуск новой модели налаживать, её детские болезни лечить… Покупай, товарищ потребитель, что дают.

И торговля них*я не отставала. «В последние годы уровень обеспеченности ими (промышленными товарами – Л2005) населения заметно возрос, по многим изделиям произошло насыщение рынка. Теперь на передний план выдвигается более сложная проблема — проблема качества и ассортимента. В Комплексной программе развития производства товаров народного потребления и сферы услуг определены направления перестройки выпуска товаров. В решении этого вопроса активная роль отводится торговле. Министерство торговли СССР, Центросоюз медленно устраняют недостатки, зачастую занимают беспринципную, пассивную позицию по отношению к предприятиям, выпускающим низкокачественные изделия, неоперативно маневрируют товарными ресурсами, должным образом не изучают потребительский спрос; все еще недопустимо низка культура торговли и обслуживания населения. Решая вопросы расширения ассортимента и выпуска модных изделий, разумеется, нельзя необоснованно сокращать производство недорогих, но добротных товаров, прежде всего для детей и лиц пожилого возраста. (Аплодисменты.)». Пресловутые галоши, ага. Тот же XXVII съезд, тот же доклад Рыжкова.

Расцвет социализма, 1986 год. Я этот съезд отдельно на запчасти разберу, а то кое-кто забыл, как оно на местности было в те времена. Обратите внимание, что, если говорят с высоких трибун о таких проблемах, то масштаб п*здеца можно смело умножать примерно в 10 раз.

То есть партия заботилась о благосостоянии, социалистически постулируя презрение к личному богатству. Статья 2 Устава КПСС в последней редакции, обязанности члена партии, выдержки: «…Вести решительную борьбу с любыми проявлениями буржуазной идеологии, частнособственнической психологии, религиозными предрассудками и другими чуждыми социалистическому образу жизни взглядами и нравами; …утверждать присущий социализму принцип социальной справедливости, ставить общественные интересы выше личных, проявлять скромность и порядочность, чуткость и внимание к людям, своевременно откликаться на запросы и нужды трудящихся, быть правдивым и честным перед партией и народом».

Согласен, всё красиво, как женская задница на обложке мужского журнала. Вопрос для задницы – сколько штукатурки на ней лежит? Вопрос для члена партии – кто всё это соблюдал всерьёз? Особенно с позиции примата общественных интересов над личными и внутренней борьбы с частнособственнической психологией.

Знаете, что мне сейчас особенно интересно? Вот сколько охренительно пристроившихся при социализме сейчас за эту самую социальную справедливость стонут? Работников торговли, которым больше не слупить лишнюю двадцатку за дефицитный товар? Работников сферы услуг (критикуемых на том же съезде), которые работали за чёрный нал? Самые богатые люди были, сука. Фотографу Дома быта легче было на автомобиль скопить, чем передовику производства, «человеку труда», и мне известны конкретные примеры. Те же телемастера и радиоинженеры, что с руками, поднимались на устранении недоделок родной промышленности в конкретном человеческом телеприёмнике, и им платили них*я не через кассу. Автомеханики, портные, на рынке мясники…

Объём черной экономики в СССР был катастрофический, и в белую его было перевести нельзя. Попробовали, кооперацией и хозрасчётом, в последней пятилетке, и немедленно получили п*здец. Потому как нормальная экономика с социалистическим способом хозяйствования не сочетается. Вот нифига. Совсем.

Я не д*бил, и прекрасно понимаю значение планового хозяйствования в стратегически важных для государства отраслях, в долгосрочном и среднесрочном планировании, а также то, что в длинные инвестиции незамотивированный частник не пойдёт, как и на низкую рентабельность по условиям задачи, что необходимо в том же ВПК. Здесь как раз рыночек не порешает, здесь необходим госкапитализм. Что, собственно, и делается сейчас; другие проблемы вылезают – так это неизбежно.

А вот в сфере народного потребления рыночек как раз решает за*бись. В масштабе тех же телевизоров, которые включать возможно непосредственно после покупки, без боязни фатально пострадать. И ассортимент, и насыщение, и акции, и скидки… Сука, только покупай. И с продовольствием нормуль, без решений съезда партии. Оказалось, просто надо людям не мешать самим зарабатывать на этом деньги, создавая условия для более-менее нормальной конкуренции и оказывая господдержку плюс разумный протекционизм.

Уясните, что социализм – это нормативное равенство бедных. Хотя бы потому, что никто не будет закрывать убыточный завод. А завод будет убыточным ещё и потому, что руководству по уху и производительность труда, и внедрение нового, и запросы потребителей, и модернизация производства, и много чего ещё. Ему план на переходный период не снизят. Вот и держатся штаны такого вот завода за счёт более прибыльных отраслей.

И единая тарифная сетка. Везде. То есть вариантов на другом заводе больше заработать как бы не особо есть. Зато все привыкли, что можно где-то поработать немножечко на свой карман, в том числе – за счёт рабочего времени и рабочих же материалов. Мастер цеха КИПиА, в котором мы проходили в школе УПК, почти в открытую магнитофоны чинил и цветомузыку паял заинтересованным гражданам.

Вот и смекайте, что честнее: сейчас, когда есть возможность и заработать, и всё спокойно приобрести, включая всякую экзотику, или тогда, когда для достатка тоже надо было шевелиться, но опасаясь ОБХСС. И подумайте, почему столь быстро наступил развал, когда официально разрешили быть богатым. Ненадолго, испугались потом, но было поздно уже метаться – процесс пошёл.

Государство должно быть социальным, а не социалистическим. Но не избыточно социальным, чтобы потребленцев не плодить, а также работающих «для галочки», на что наступил СССР и наступают нынешние США и Западная Европа; каждый – со своим колоритом. И, по ходу, капитализм здорового человека как раз сейчас и формируется в РФ.

И это, как по мне, хорошо.

Владимир Трухан

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here