Угроза закрытия телеканала «Наш»: Репрессии или новый обман Юго-Востока?

0
81

Интересная история разворачивается вокруг украинского телеканала «Наш», над которым нависла угроза закрытия после того, как Нацсовет по телевидению и радио объявил о своем намерении обратиться в суд на предмет лицензии на вещание.

Напомним, формальным поводом для репрессивных мер стало участие в одной из передач канала лидера разгромленной Компартии Украины Петра Симоненко, который, как сказано в сообщении Нацсовета, «допустил высказывания, которые можно расценивать как скрытый призыв к религиозной вражде и ненависти, основанной на нетерпимости к Православной Церкви Украины, ее представителям и верующим». Речь идет о выпуске программы «Марафон» с участием Симоненко, выходившей в эфир 4 и 5 мая нынешнего года.

Также Симоненко и каналу в Нацсовете вменяют «утверждения, используемые российской пропагандой». В частности, бдительным ушам членов Нацсовета, переслушавшим запись передачи, не понравились слова лидера КПУ о «гражданской войне на Донбассе» и о том, что «к власти в Украине пришли фашисты».
Что интересно, ведущие предостерегли Симоненко «о возможных последствиях его высказываний», но это не помогло. В Нацсовете сочли, что реакция журналистов «имела формальный характер и не касалась использования гостем эфира ненавистнических высказываний». Словом, журналистское «ку» в адрес официальной идеологии было недостаточным.

Реакция самого канала не заставила себя долго ждать. Протест заявили ведущий Макс Назаров, по словам которого «никакого отношения к цивилизации и демократии это не имеет. Но мы с этими дикарями поборемся», а также генпродюсер Владимир Грановский.

Возмутился в фейсбуке и лидер партии «Наши» Евгений Мураев, который донедавна был официальным владельцем канала, однако формально передал его акции трудовому коллективу. В защиту канала также выступил известный фрондер в рядах парламентских «слуг» Максим Бужанский и интернет-издание «Страна.юа» в лице своих топ-журналистов Крюковой и Медведевой.

Защитники канала напомнили о том, как совсем недавно в эфире другого канала разжигатель Муждабаев оскорбительно отозвался о другой Церкви – канонической УПЦ – и никаких санкций ни к самому разжигателю, ни к каналу за это не прилетело. Также вспомнили о львовском телеведущем Остапе Дроздове, который, кажется, наговорил уже не на одну статью УК Украины, однако канал, на котором он разжигает, никто закрывать не собирается.
Если «Наш» действительно закроют, это будет уже второй прецедент такого рода при Зеленском. Первым был закрытый по беспределу как раз таки примерно в это же время в прошлом году канал КРТ, которому вменили трансляцию Парада Победы в Минске 9 мая 2020 года.

Но если КРТ был сравнительно малорейтинговым, подбитым на взлете, то «Наш» уже долгое время держится в топе, особенно после закрытия решением Совбеза трех «каналов Медведчука» – Ньюсван, ЗИК и 112-Украина.

Интересно, что злые языки в Киеве уже тогда поговаривали, что закрытие упомянутых трех каналов играет на руку «оппозиционному каналу Мураева», который на этой волне успешно переманивал и зрительскую аудиторию, и топовых ведущих с запрещенных каналов кума Владимира Путина.

Говорили, что это – часть неофициальной стратегии Банковой на дробление оппозиционного антимайдановского электората и выращивание бройлерным методом удобного Зеленскому электорального спойлера для ОПЗЖ – в лице мураевской партии «Наши». Об этом открыто говорит и пишет близкий к Медведчуку киевский политолог Михаил Погребинский.

В пользу этой версии высказывался и видеоблогер Анатолий Шарий, который примерно в это же время стал персоной нон-грата на канале «Наш», куда раньше его часто и охотно приглашали, даже несмотря на его непростой бэкграунд отношений с Евгением Мураевым (оба политика обвиняли друг друга в непорядочности).

А внимательные зрители заметили некоторое смещение акцентов в редакционной политике канала «Наш» – с критики персонально Зеленского – на критику обобщенных «слуг народа» или абстрактной «власти». Плюс – на канал зачастили спикеры и эксперты, так или иначе, аффилированные с Банковой. Не то чтобы «Наш» вдруг стал резко провластным, однако его критика смягчилась, а адвокатов Зеленского в числе гостей явно прибавилось.

При этом, справедливости ради, «Наш» по-прежнему остается единственной в украинском «большом» телеэфире отдушиной и «резервацией» для той части аудитории, которая негативно относится к постмайданной власти. Целый ряд гостей канала – типа той же Елены Лукаш или Елены Бондаренко – больше никуда на украинское ТВ не зовут. Так что в условиях, когда на безрыбье и рак рыба, очень многие политически активные украинцы идут на свет болотных огней мураевского канала. Даже несмотря на все вышеперечисленные резоны.

Параллельно канал ненавязчиво продвигает и политсилу Мураева. Можно, конечно, списать это на излишнюю подозрительность и конспирологию, однако есть ощущение, что вот этот нынешний демонстративный наезд на телеканал «Наш» – тоже часть некоей стратегии раскрутки новой «конструктивной» по отношению к Банковой политсилы для юго-востока. У нас же народ любит гонимых и обиженных.

Так это или нет, станет понятно по дальнейшему развитию сюжета. Если канал все же прикроют, значит, скептики будут посрамлены, и мы действительно столкнулись с закручиванием гаек по всем азимутам. Если же пошумят и успокоятся, значит, в предположениях о том, что Банковая таким образом просто подмахивает новоявленному оппозиционеру Мураеву все же есть основания.

А, тем временем, на угрозе закрытия телеканала уже успел пропиариться еще один хитрый жук из украинской политпесочницы. Неожиданный голос в защиту свободы слова подал спикер ВР Дмитрий Разумков, по мнению которого «гости программ, а не журналисты, должны нести ответственность за сказанное в эфире».

Цитата: «Моя личная позиция — если бы я отвечал за все, что говорят наши коллеги с трибуны, меня тоже уже могли лишить лицензии. Если бы это все же относилось к высказываниям журналистов, мне было бы это более понятным. Что касается гостей, то у нас персональная ответственность».
При этом, спикер не удержался и похвалил Украину за якобы имеющуюся в ней свободу слова – «несомненное ощутимое достижение украинского общества», и противопоставил этому ситуацию на «временно оккупированных территориях», где, по его словам, такой свободы якобы нет.

Реальность, в которой на Украине только за один год закрыли целых пять оппозиционных каналов, энергично машет рукой, передавая Разумкову пламенный привет.

Роман Рейнекин

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here