«Я писала в тетрадях, сшитых мамой из обоев…» Школьный быт в годы Великой Отечественной — Российская газета

0
50

Уже в первые месяцы войны на территории, не занятой врагом, разместилось большое количество эвакуированного населения. Соответственно, в городах, не затронутых боевыми действиями, с одной стороны, в полтора-два раза увеличилось число учащихся, а с другой стороны, сократилось число зданий для школьных занятий, ведь где-то надо было размещать госпитали, эвакуированные предприятия, конторы… Возникли естественные сложности для обеспечения учебного процесса.

Дети идут в школу по разрушенным улицам Сталинграда. Фото: РИА Новости

"На занятиях сидели в шапках…"

В городе Шадринске Челябинской области, принявшем несколько эвакуированных предприятий, в 1941 г. в школе № 4 занятия проходили в четыре (!) смены. Вспомним также морозы зимы 1941 г. — столь сильные, что немцы возложили на них чуть ли не главную ответственность за провал наступления на Москву. За Уралом было, как минимум, не теплее.

Вспоминает учитель школы N 4 г. Шадринска Маргарита Николаевна Пырьева:

"Мороз стоял такой, что воробьи, голодные и худые, как мы, частенько умирали на лету. Школа не отапливалась, недоставало стекла, и окна были забиты фанерой или картоном. Поэтому занятия проводились на дому. В один из дней к нам домой пришел целый класс, устроились, и начались уроки. Дома стояла железная печка на четырех ножках, с трубой, выходящей в окно. Печка не требовала много дров, быстро нагревалась и быстро остывала. Но когда она топилась, нам было тепло. Мы сидели вокруг этой печки, читали, писали, считали"1.

А вот что вспоминает бывший ученик шадринской школы № 9:

"Школа была передана под военный госпиталь, и одно время занятия проводились на дому. Наш класс был разделен на три группы, одна из них занималась в доме моей бабушки… Однажды было очень холодно, и на русскую печку залезло столько ребят, что она повалилась. Учительница русского языка перепугалась, но мой дед Николай Иванович ее успокоил: "Как окончите урок, мы с внуком ее починим, глина у нас есть"2.

Об учебе в Шадринском автомеханическом техникуме в 1942-1943 гг. вспоминал ведущий научный сотрудник Института морского транспорта В.П. Пузырев: "Печи топили сырым торфом. Мы на занятиях сидели в верхней одежде и шапках с надетыми на руки перчатками или рукавицами… Часто гас электрический свет, керосиновых ламп не хватало. Приходилось пользоваться и свечами, и лучиной"3. Подчеркнем, что речь идет не о заброшенном населенном пункте, а о городе, куда был эвакуирован (и превращен в отдельное предприятие) один из цехов Московского автомобильного завода имени Сталина.


Школьники посещают в госпитале раненых бойцов Красной армии. Точная дата съемки не установлена. Москва. 1943 г. Фото: ТАСС

200 граммов крови — 400 граммов хлеба

Важнейшим аспектом жизни учащихся военных лет был вопрос питания. О питании в Шадринском автомеханическом техникуме пишет В.П. Пузырев:

"На первое зимой — капустный суп… Летом кормили крапивным супом. На второе зимой 1943 года давали кровяные котлеты с пюре из подмороженной картошки. При входе в столовую каждый… получал у контролера луженую железную ложку… При выходе ложку сдавали обратно"6.

Вспоминает С.Г. Прокопьев: "В столовой — суп из крапивы, деликатесом считался омлет из американского яичного порошка".7


Занятие кружка военного дела в школе № 1 Молотовска (ныне Северодвинска Архангельской области). 1943 г.

Звон медалей военрука

Поскольку большинство выпускников средней школы во время войны призывалось в действующую армию, государство приняло решение об усилении военной подготовки школьников. С января 1943 г. (с третьей четверти 1942-1943 учебного года) постановлением правительства в 5-10-х классах школ был введен учебный предмет — военное дело11.

Программа предусматривала "строевую, лыжную, огневую и противохимическую подготовку", изучение "стрелкового оружия, техники рукопашного боя и военно-санитарного дела", а также знакомство с армейским уставом, родами войск, "с боевой техникой и тактикой военных действий". В летние каникулы 1943 г. подростки — учащиеся 7-10-х классов "проходили пятнадцатидневные лагерные сборы". Кроме того, в 7-10-х классах "были введены переводные и выпускные испытания по этому учебному предмету (для юношей и девушек раздельно)"12.

В школах была введена должность военного руководителя (военрука). Военруками нередко были "офицеры запаса "по ранению"13. Из воспоминаний: "Появился военрук с золотыми погонами, их недавно ввели в армии"14.

О городской школе на Урале:

"Пришел новый военрук — бравый широкогрудый мужчина с таким количеством медалей, что их было не сосчитать. Медали в войну носили не снимая, и, когда военрук шел по коридору, мы издалека слышали их звон и в панике бросали папиросы. На уроках военрука стояла тишина, нарушаемая лишь этим звоном да его четким военным голосом…"15

Заслуженный геолог РСФСР, доктор технических наук Анатолий Панков вспоминал о жизни в селе Мокроусово Челябинской области:

"Нас обучали пользоваться противогазом, а в конце года мы спокойно разбирали и собирали мелкокалиберную винтовку ТОЗ-8. Были и стрельбы, даже из боевой винтовки"16.

Обучение военному делу приводило к созданию вместо пионерских и комсомольских отрядов армейских структурных единиц — классы делили на взводы и отделения17.

Девочек, помимо военного дела, обучали еще и умению работать радистами. Р. Кубанева вспоминает:

"В школе одной из главных дисциплин было военное дело. Мы учились владеть винтовкой, бросать гранаты, перевязывать раненых… После уроков всем классом занимались изучением курса радистов-операторов. По окончании 10-го класса нам всем выдали вместе со школьным свидетельством удостоверение радиста-оператора. Мы умели передавать азбукой Морзе по рации и записывать с эфира радиограммы. Нас готовили для фронта, но почему-то не мобилизовали"18.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here