Какие угрозы несет России неконтролируемая миграция — Российская газета

0
29

Прокатившиеся по России массовые драки, в которых в основном участвовали иностранцы, вновь побудили и экспертов, и обычных граждан возобновить дискуссию о плюсах и минусах миграции.

Юрий Жданов убежден: новый закон об условиях въезда и пребывания в России иностранцев нужен уже сегодня. Фото: Александр Корольков

Очевидными представляется и те, и другие. В плюсах — прежде всего — значение иностранной рабочей силы для поддержки экономического роста, в минусах — в первую очередь — полицейские сводки, топовые строки которых прочно заняты совершившими различные преступления (в том числе — экстремистские) гостями страны. Что перевешивает?

Миграция и связанные с ней вот эти плюсы и минусы — серьезная проблема всех развитых стран. И Россия здесь — не исключение. Хотя, по крайней мере, до недавних пор считалось, что если сравнивать, то дела у нас в этой области не очень плохи. Но так ли это сейчас, когда после ослабления антиковидных препонов поток иностранцев, разными путями прибывающих в Россию значительно возрос? Об этом корреспондент "РГ" поговорил с известным криминологом, президентом российской секции Международной полицейской ассоциации, доктором юридических наук, генерал-лейтенантом Юрием Ждановым.

Юрий Николаевич, давайте начнем, как говорят, с начала. Сколько, по вашим данным, находится сейчас в России иностранцев?

Юрий Жданов: За январь — июль в России осуществлено 6 475 509 постановок на миграционный учет иностранных граждан и лиц без гражданства.

Откуда эти гости?

Юрий Жданов: По итогам полугодия две трети поставленных на учет прибыли из Средней Азии: из Узбекистана — 1 869 275, из Таджикистана — 1 073 313, Киргизии — 464 339, Казахстана 225 880.

Они уже получили работу?

Юрий Жданов: Не все. В полтора раза увеличилось количество разрешений на работу иностранным гражданам и лицам без гражданства — 44 488 разрешений. Из них высококвалифицированным специалистам — 25 699, квалифицированным специалистам — 3053. Оформлено 1 115 729 патентов. Количество действительных патентов на конец отчетного периода составило 1 438 730.

По данным МВД России, на миграционный учет было поставлено 265 056 иностранцев, прибывших к нам на учебу. И это не считая 800 тысяч детей мигрантов, которые учатся в школах.

Давайте посчитаем. Итак, из примерно 6,5 миллиона легальных мигрантов, 2 миллиона 356 тысяч зарегистрированы в связи с трудовой деятельностью, еще около 300 тысяч — студенты. А чем заняты остальные почти 4 миллиона человек, официально прошедших регистрацию и поставленных на миграционный учет?

Юрий Жданов: В том-то и вопрос, что точно об этом никто не знает.

А ведь есть еще и нелегальные мигранты. Сколько таких?

Юрий Жданов: По оперативным данным МВД России, в 2021 году число незаконных мигрантов колебалось в пределах 800 тысяч — 1 миллиона человек. В основном это приезжие из стран СНГ.

По данным Института демографии количество нелегальных и полулегальных мигрантов в России на январь прошлого года достигало 10-12 миллионов 

Вместе с тем, по оценкам экспертов, минимальное количество нелегальных мигрантов в России сегодня колеблется в пределах 2,5 миллиона человек. А по данным председателя Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрия Крупнова, количество нелегальных и полулегальных мигрантов в России на январь прошлого года достигало 10-12 миллионов. Есть основания считать, что многие из них не смогли или не захотели покинуть Россию в период пандемии.

Но ведь нелегалов выявляют и высылают?

Юрий Жданов: Если вас это утешит, то, по данным МВД России, по итогам семи месяцев направлено 113 833 представлений о неразрешении иностранным гражданам и лицам без гражданства въезда в Россию. Сравните с 10 миллионами возможных нелегалов.

Насколько серьезно наличие такого их количества?

Юрий Жданов: Даже минимальная оценка в 1 миллион нелегальных мигрантов для 146 миллионов населения России — внушительная цифра, вызывающая тревогу о внутренней стабильности и безопасности.

Для сравнения: 2 миллиона незаконных мигрантов в 2021 году для 332-миллионного населения США, и 1,8-3,9 миллиона незаконных мигрантов для 447-миллионного населения Евросоюза, вызывают серьезную озабоченность их правительств. Там призывают не переходить "красную черту", угрожающую национальной безопасности государств, заморозить практику открытых границ, проекты миграционной лояльности и ужесточить миграционное законодательство.

На самом ли деле существует угроза? Или все сильно преувеличено?

Юрий Жданов: Скорее — преуменьшено. Ведь мы можем говорить только о зарегистрированных преступлениях, совершенных мигрантами. А сколько латентных?

Кстати, сколько преступлений совершают мигранты?

Юрий Жданов: По итогам 2020 года количество преступлений и административных правонарушений, связанных с миграцией и мигрантами, составляет более 100 тысяч в год. И это в условиях значительных ограничений, обусловленных развитием пандемии COVID-19.

Звучит слишком обтекаемо. Что они натворили, кроме незаконного пребывания у нас?

Юрий Жданов: Мигранты образуют этнические организованные преступные группировки для совершения общеуголовных преступлений. В частности — совершения хищений, нападений на россиян, в том числе — причинение тяжкого вреда здоровью, убийств. Самая яркая цифра: в прошлом году была пресечена деятельность почти 240 этнических ОПГ, к уголовной ответственности привлечено 45 национальных "авторитетов", занимающих высшее положение в преступной иерархии. В отношении 8 из них принято решение о нежелательности пребывания в России.

Сколько уголовных преступлений на счету таких "гостей"?

Юрий Жданов: По данным МВД России, в январе — июле иностранными гражданами и лицами без гражданства на территории России совершено 21,7 тысячи преступлений, что на 5,4 процента больше, чем за аналогичный период 2020 года. Присутствует весь уголовный комплект: разбои, убийства, грабежи, кражи, изнасилования, мошенничества. Это из общего количества в 100 тысяч всех "околомиграционных" преступлений. Больше всего таких преступлений зарегистрировано в Центральном, Приволжском, Сибирском, Уральском, Южном федеральных округах.

А как насчет экстремистских преступлений?

Юрий Жданов: Ну как же без этого в такой компании! По данным МВД России, в январе — июле всего зарегистрировано 1450 преступлений террористического характера. Это больше на 2,2 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Еще 687 преступлений экстремистской направленности, а это уже больше на 31,1 процента. Конечно, в этих преступлениях участвуют не только мигранты.

А массовые драки? Они, конечно, случались и раньше. Но не так же часто, как этим летом! Это что — какое-то новое явление?

Юрий Жданов: Похоже, да. Фиксируется всплеск публичных массовых конфликтов мигрантов, вызывающих большой общественный резонанс. Так, только за последние три летних месяца практически еженедельно, а в августе — почти ежедневно происходили массовые нарушения общественного порядка, в основном драки. Не буду приводить статистику, она на слуху.

Кто и с кем дерется?

Юрий Жданов: В основном все массовые драки мигрантов происходили с участием граждан среднеазиатских государств — Таджикистана, Узбекистана и Киргизии. И только несколько — с участием жителей северокавказских республик России, в основном — из Дагестана и Чечни. Дрались вблизи рабочих мест или мест проживания мигрантов из Средней Азии.

Драки были спонтанными?

Юрий Жданов: В том-то и дело, что нет. Организаторы этих "мероприятий" специально заранее обсуждали место, время и состав участников конфликтов. Мобилизация представителей диаспор для участия в драке происходила в социальных сетях, особенно через WhatsАpp. И почти половина задержанных полицией — мигранты-нелегалы. Их легче всего мобилизовать на что-то незаконное — им нечего терять.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here