Евгений Сатановский. «От трёх до пяти». 29.09.2021

0
46

В России бунты пахнут чернозёмом

Час поэзии: начало восстания Емельяна Пугачёва, годовщина смерти полярного исследователя адмирала Фёдора Матюшкина и многое другое. Гость Евгения Сатановского и Сергея Корнеевского в эфире «Вестей ФМ» – океанолог, путешественник, писатель, поэт Александр Городницкий.

ГОРОДНИЦКИЙ:

В России бунты пахнут черноземом,
Крестьянским потом, запахом вожжей.
Прислушайся, и загудит над домом
Глухой набат мужицких мятежей.

Серпы и косы заблестят на солнце, —
Дай выпрямиться только от сохи!
С пальбой и визгом конница несётся
И красные танцуют петухи.

Вставай, мужик, помазанник на царство!
Рассчитываться с барами пора!
Жги города! – И гибнет государство,
Как роща от лихого топора.

Трещат пожары, рушатся стропила,
Братоубийцу проклинает мать.
Свести бы лишь под корень то, что было!
На то, что будет, трижды наплевать!

И под ярмо опять, чтоб после снова
Извергнуться железом и огнем:
Кто сверху ни поставлен – бей любого, —
Хоть пару лет авось передохнем!

Блинкен способен только на полуплощадную ругань

Госсекретарь США Энтони Блинкен выразил крайнюю озабоченность тем, что Россия «сорвала» совещание ОБСЕ по безопасности и правам человека в Европе, поскольку российская делегация на это заседание не явилась. Гость Евгения Сатановского и Сергея Корнеевского в эфире «Вестей ФМ» – израильский политолог Яков Кедми.

КЕДМИ: Блинкен хочет доказать, что его должности может быть человек, абсолютно ничего не понимающий, не умеющий ничего оценивать и ничего делать, кроме полуплощадной ругани, хорошо хотя бы не на уровне, который принят в американском сенате и конгрессе. У него ничего конструктивного нет. Я не помню за всё время, которое он занимает свою должность, чтобы у него было хоть какое-нибудь конструктивное предложение по решению какой-нибудь проблемы, чтобы что-нибудь из того, что он сказал, потом не оказалось глупостью.

Зима близко

Осень. Октябрь. Вечереет, холодает, а к ночи и до минусовой температуры дойдёт. Что называется, заморозки на почве. Потянулись птицы в тёплые края. Дети потянулись в школы, не особенно этого желая, из школ домой — делать «домашку», а по выходным на секции, тренироваться кто во что горазд. Свежеизбранные депутаты потянулись в нашу Думу и не наш Бундестаг. Потянулся изо всех сил перед сном деревенский кот Мурчик, перекусив свежепойманной мышкой, аппетитной и жирненькой, словно депутат на втором сроке служения народу. Потянулся европейский народ в «Газпром», подписывать с ним контракты. Потянулись отары, ведомые чабанами с гор, по своим овчарням. Потянулись дымы из печных труб к небу…

Потянулись украинские министры строем в европейские суды, на Россию жаловаться и на тех, кто с ней дело имеет. Потянулись их дела по инстанциям. А там ещё и польские иски лежат, и иски акционеров ЮКОСа, и поданные в ЕСПЧ всеми, кому не лень, и иски по малайзийскому «Боингу», и все прочие, что между Гаагой и Стокгольмом носятся. И всё против России, да против России. А она всё стоит на своём месте и стоит, хоть тресни. И, главное, особо не реагирует. Ни войны никому не объявляет, ни Донбасс не аннексирует, ни Приднестровье, Абхазию и Южную Осетию в свой состав не включает. Даже с Нагорным Карабахом, и то как-то всё очень быстро остановила, хотя, казалось бы, не должно было там ничего остановиться. И, кстати, в Сирии всё не так, как должно было идти пошло…

Осень. Октябрь. Звёзды и тучи на ночном небе — одни других догоняют. Дождь то зарядит целыми днями подряд, то перестанет, и нет его. Листва желтеет и краснеет, урожай созрел и его собрали — у евреев как раз Суккот, Праздник Кущей. Сидят неделю в шалашах, мёрзнут, но традиции соблюдают. Смотрят на небо и на звёзды, которые должны быть видны сквозь прорехи в крышах их времянок, вспоминают историю и, как водится, едят и пьют вкусно в своё удовольствие. Такой у евреев обычай: если пост, значит пост. Но если праздник, то с таким угощением, словно еда — это их национальный спорт. А может, так оно и есть? Каждому своё. Кто-то живёт и получает от жизни удовольствие. Кто-то спокойно спать не может, когда соседу хорошо. А кому-то надо непременно сделать так, чтобы всем вокруг было плохо.

Старается он, аж из штанов выскакивает, так тужится — лишь бы никому хорошо не было, а было тревожно и неудобно. И ближним, и дальним, и своим, и чужим, и ему самому… Бывают такие люди и бывают такие страны. Что с ними ни делай, ничего не помогает. Ни доброго слова не понимают, ни ласковых увещеваний, ни призывов к совести, ни логических аргументов. Пока не шуганёшь… А как цыкнешь на них так, что наконец до них доходит, что дело вот-вот может совсем плохо обернуться, они жаловаться начинают и взывать к мировой общественности. Кто она такая, эта самая общественность? Где прячется? Как её зовут и почему именно она — мировая? Задавай вопросы, не задавай — никто не ответит. Нету её. Не видать Только жуткий вой слышится, словно выпь на болоте играет или нечистая сила, а глянешь — нет никого вокруг. Осень. Октябрь. Зима близко.

Про брёвна в глазах

Госсекретарь Соединённых Штатов, Энтони Блинкен вменил России срыв совещания ОБСЕ по правам человека в Варшаве, на котором планировалось вплотную заняться самой Россией, результатами парламентских выборов в нашей стране и претензиями к ним и к её руководству внепарламентской оппозиции, которая никак не может ни это руководство спихнуть, ни прорваться во власть — к примеру, стать парламентской. Навальный сидит, ФБК его наконец признали экстремистской организацией, актив и руководство начали гонять, публичные акции на улицах не спровоцируешь — купируют в зародыше… Никак факты и видео массовых репрессий не удаётся получить, а деньги же потрачены, их как-то отбивать надо. Ну, хотели хотя бы на заседании ОБСЕ Москву причморить, а она от участия в собственной публичной порке категорически отказывается. Нехорошо выходит…

Зачем именно России такая безопасность и такое сотрудничество в Европе, которые прямо угрожают её существованию и представляют собой серию открыто враждебных по отношению к ней действий, совершенно непонятно и Блинкен этого не объясняет. Что Госдепартамент страшно раздражает сам факт того, что потенциальный подсудимый не готов добровольно являться на суд инквизиции ОБСЕ в Варшаве, не хочет собирать дрова для костра, на котором его же и поджарят и вообще ведёт себя не как еретик, уличённый в нежелании следовать строжайшим догмам и рескриптам, которые ему ниспосылаются из Вашингтона и Брюсселя с завидной регулярностью, как раз сомнений не вызывает. Но никого в Москве не впечатляет. Что означает: еретик упорствует. Причём отвыкшие от такого поведения Штаты и Евросоюз ничего толком сделать с ним не могут. Санкций и так против России введено столько…

Что любопытно, права человека ОБСЕ и весь клуб проамериканских стран, насчитывающий несколько больше игроков, чем только ЕС (всё-таки, Америка пока сверхдержава, хоть и идущая к своему закономерному закату), готовы рассматривать и всячески осуждать их нарушение или то, что принимается ими в качестве такового, только в России и Китае — двух странах, на попытках развала которых сосредоточены сейчас Соединённые Штаты. Других проблем с правами человека в мире для них нет. К примеру, в ДРК опять сожгли живьём восемь женщин, обвинённых местными колдунами в том, что они ведьмы. С начала года уже более тысячи жертв. Но кого это интересует! Подумаешь, в самом деле, какие-то чёрные люди в какой-то Африке женщин на кострах жгут! Ни до Госдепартамента, ни до ОБСЕ, ни до активистов движения BLM или женского лобби не достучишься. Жизни этих чёрных НЕ важны. То ли дело Россия. Ей и надо заниматься…

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here